[responsive-menu RM="mobilnoe-menyu"]
  • Скачай бесплатно книгу
  • Обратите внимание
  • Рубрики
  • Подпишись на наш канал
  • Обязательно читайте
  • Свежие записи
  • Свежие комментарии
  • Алена Эстмалер. «Эрик»

    Конкурс Твоя первая книга 4 Алена "Эрик"Дорогие читатели! Мы не забыли про Женский день!  Ведь именно сегодня мы вам представим первую женскую работу конкурсе "Твоя первая книга-4": Алена Эстмалер с рассказом "Эрик"  в жанре фэнтэзи. Мы поздравляем наших читательниц с 8-м Марта и желаем счастья, любви, и, конечно же, творческих успехов!

    ЭРИК

    За окном по листьям барабанил дождь, в свете фонаря, повернутого к окну, он распадался на миллиарды хрустальных бусинок, словно невидимый паук вплетал эти сияющие осколки небес в свою паутину. Его мама крепко спала. Она приняла снотворное, так как не могла заснуть из-за предстоящего аборта завтра вечером. Эмбрион вылез из-под одеяла, подошел к маминому лицу, и слегка дотронувшись до него губами, прошептал:
    - Пока ма, я пошел.
    Эмбрион помнил только свою прошлую жизнь, в которой его звали Эриком. Он помнил своих родителей, друзей и жену. Он безумно скучал по ним. Выйдя на улицу через дверцу для кошки, Эрик посмотрел вверх, дождь хлыстом бил его маленькое хрупкое тельце, а душа его разрывалась - он снова на этой Земле, но теперь он один. Он как будто пришел в кинотеатр, а все места пусты и фильм он смотрит один, один смеется и один плачет, совсем один, так что не разделить боль в груди с другом. Эрик, прибывая в раздумье, пошел вперед, ища по пути убежище от своих страхов и от мокрого холода тоже. По пути он увидел гостиницу. Войдя в нее, он поймал на себе любопытный взгляд портье. Портье рассматривал это розовое существо и никак не мог понять снится ли ему все или нет.
    - Здравствуйте. - начал Эрик. -Дайте пожалуйста номер.
    Портье открыл рот и прошептал
    - Для вас бесплатно. - После чего достал из-под стойки опорожненную бутылку коньяка и начал ее рассматривать. - Допился. - прошептал портье.
    - Простите что?
    - Ничего, ваш номер на втором этаже. Если хотите я вызову вам лифт.
    - Спасибо, но не стоит.
    - Вы уверены?
    - Да.
    Эрик взял ключи у портье и, улыбнувшись, побежал по лестнице на второй этаж. Запыхавшись, он открыл дверь в номер. Его руки тряслись, а в уме вспыхивали искрами воспоминания и неохотно погасали, вытесняемые следующими искрами. "Фейерверк, подумать только, столько всего случилось, и начинать с чистого листа" - подумал Эрик, зайдя внутрь и машинально включив лампу на тумбочке. "Позвонить" - мелькнуло где-то на глади сознания Эрика, где-то там, на краю окончания хаоса мельтешащих мыслей. Эрик подумал еще и начал набирать номер телефона Элизабет Шульц, его старого друга и советчика, но что она может посоветовать ему, он пока не знал, и вероятно Элизабет не знала этого тоже. В трубке послышались гудки. Сонный тягучий как мед голос пожилой дамы сказал "Алло"
    - Привет Элизабет, это я... Точнее я дальний родственник Эрика, вашего знакомого. Он оставил для вас кое-что у меня, вы не против если я занесу это завтра?
    - Нет не против милый, конечно, приноси, может это отстранит на какое-то время мою скорбь. Когда ты стареешь, ты замечаешь это по своим друзьям, милый, их становится в живых все меньше на свете. Твой возраст как будто мереется ими и вдруг ты обнаруживаешь, что тебе уже 200 лет. Но что-то я разговорилась. Не буду отвлекать тебя в столь поздний вечер. Желаю удачи, чокаюсь коньяком, если ты конечно его пьешь и желаю спокойной ночи. За нас мой друг! За нас!

    Эрик положил трубку и было подумал, что позвонил Элизабет слишком поздно - он ее разбудил, но он не мог иначе, его волнение не знало отговорок, он должен был позвонить и услышать столь родной тягучий голос подруги, которая, не смотря ни на что, оставалась с ним - был ли он пьян или отрезвлен одним из философов, ругали ли его критики или хвалили, провалился ли фильм или он выиграл пальмовую ветвь, ушла ли его любовь или он сам ее бросил, был ли он режиссером и актером в модном журнале или шутом на желтой полосе, Элизабет всегда была на его стороне. Бывало они засиживались за беседой и бренди до поздней ночи, наблюдали, как появляются первые звезды и слушали тихий хруст камина в гостиной Элизабет. Что не говорить Эрик был у нее любимчиком. Эрик сидел на кровати и слушал тишину, он потянулся к лампе и отключил свет - столько всего еще предстояло успеть, но это гложущее чувство все еще оставалось даже после телефонного звонка. Эрику нужен был близкий контакт, иначе эта большая крадущаяся кошка одиночества вцепиться рано или поздно в его горло и задушит в своих объятьях, но он бы предпочел умереть в объятьях Элизабет. Эрик пролез под одеяло и, зевнув после изнурительного странствия, согревшись, как кенгуренок в сумке матери, заснул в предвкушении завтрашнего дня.
    На дворе рассвело, и какая-то маленькая птичка выводила свои ранние трели, то тихо журчащие, как лесной ручей, то звонкие, словно колокольчик. Весна уже давно наступила и Пасха прошла. Солнечный луч, крадучесь, проник сквозь щелку между штор в номере и озорно пробежал по лицу Эрика, что заставило его проснуться. У Эрика не было водительских прав, денег и роста он был невысок, поэтому не взял машину напрокат, хотя в прошлой жизни водил очень хорошо. Идя переулками, чтобы не попадаться на глаза, Эрик думал, где взять деньги, но еще больше его заботила реакция Элизабет. Дойдя до ее дома, Эрик постучал в дверь. Через несколько секунд дверь отворилась и на пороге показалась грузная женщина с жемчугом на груди и платьем в цветочек. Увидев Эрика она вымолвила "Мама" и начала оседать держась за косяк двери. Эрик быстро вбежал в дом, залез на тумбочку на кухне и достал ношатырь, после чего он съехал по перилам лестницы с небывалой легкостью и проворством, которым сам же и удивился, прибежал к сидящей на полу Элизабет Шульц и поднес ношатырный спирт к ее носу.
    В гостиной Элизабет Шульц потихоньку приходила в себя утопая в белом кожаном кресле и посасывая красное вино:
    - Эх, Эрик, Эрик - до чего ты меня довел, выпиваю в 12 дня в субботу. Ну и как же мне это понимать? Расскажи же мне, что случилось?
    Эрик сидел на краю противоположного кресла и болтал ногами. Он рассматривал комнату, стараясь подметить, что изменилось, но не мог - все было таким же. Значит, чувство изменения касается только его, какое-то свербящее ноющее чувство, страх перемен.
    - Элизабет, в том то и дело, что я не знаю, что со мной случилось. Точнее я был Эриком и вот я уже вроде бы и не совсем он. У меня нет документов, нет денег, нет статуса. Я помню, как избежал аборта и воспринимаю себя все же больше Эриком, но для мира я умер и родился вновь в безвестности, как какой-то сирота-оборванец! Элизабет, ты должна мне помочь!
    - Я конечно с радостью помогу тебе, но, ты же знаешь, что это будет трудно. Ты кстати не звонил своей жене?
    - Лизи? Нет.
    - Почему?
    - Она не пришла на мои похороны.
    - Ты ведешь себя как ребенок Эрик. Лизи просто было плохо от горя, и она не смогла прийти.
    - Я подозреваю ее в измене.
    - Да что ты, Эрик! Какая измена - ты был выдающийся, богатый и известный кинорежиссер!
    - Да и старый к тому же.
    - Брось, для кого старость, для кого молодость. Я бы сказала, что ты был в расцвете сил.
    - Ладно, да ну ее, эту Лизи. Ты лучше скажи, что мне делать?
    - Для начала поживи у меня. Когда тебе будет 8 месяцев, я тебя усыновлю как подкидыша и деньги тоже я тебе дам.
    - А как же моя карьера?
    - А ты не хочешь начать сначала?
    - Нет, но видимо придется
    - Я бы советовала тебе навестить твою жену. Знаю, это выглядит неразумно, но я тебе помогу. Ты что больше предпочитаешь прятаться под дамской шляпкой или в сумочке?
    - В сумочке.
    - Тогда договорились.

    Элизабет Шульц вышла из своего дома в джинсах, кроссовках и белой кашемировой кофточке - она любила свободу в одежде и хоть когда она села в свой кабриолет, стиль ее одежды не соответствовал машине - она все равно улыбалась. Элизабет обожала идти против толпы и выигрывать в схватках по индивидуальности, доходивших до чудачеств, свойственных художникам и артистам. Усевшись за руль, Элизабет аккуратно положила сумочку с Эриком на первое сидение:
    - Тебе удобно милый?
    - Да, спасибо, правда, я не вижу дороги
    - Ну и не надо
    - Ок, тогда в путь!

    Лизи нежилась в ванной с пеной аромата клубники. Из гостиной доносилась музыка тибетских монастырей, проигрываемая в музыкальном центре. Лизи собирала диски исполнителей нью-эйдж и тибетских мелодий. Когда в ее дверь позвонили, Лизи фыркнула, и нехотя вылезая из ванной, и надевая халат, сказала:
    - Кого это принесло в такое время?
    Открыв дверь, Лизи увидела Элизабет Шульц и вспомнила о недавней смерти мужа. Честно говоря, Лизи ревновала к миссис Шульц, давая почву для сплетен и веря в них. Нет, ее муж был честен и никогда не изменял Лизи. Но слухи - они ее пугали и уж слишком близкими друзьями были Элизабет Шульц и Эрик, что было странно для мужчины и женщины.
    - Здравствуйте Элизабет. - натянуто улыбнувшись, проговорила Лизи.
    - Здравствуй Лизи - нам нужно поговорить.
    - Так срочно?
    - Да милая
    - Ну что же, проходите
    - Дорогая у тебя есть успокоительные капли? - зайдя в дом, сразу спросила Элизабет. - Если есть, то выпей их - разговор может быть шокирующим.
    - У меня есть водка. Вам налить?
    - Нет, сегодня мне хватит, к тому же я за рулем
    Лизи и Элизабет уселись на диван в гостиной, где все еще были слышны тибетские трубы. Лизи налила в рюмку немного водки и поставила ее на журнальный столик.
    - Я готова миссис Шульц. Выкладывайте.
    Элизабет мягкими сдержанными движениями раскрыла сумку, и Эрик высунул из нее голову. Лизи кричала, смотря на это существо, на эту розовую куколку человека. Лизи кричала и кричала, пока Элизабет Шульц не дала ей пощечину. Потирая щеку Лизи вымолвила лишь одно слово:
    - Боже
    - Я понимаю дорогая. -начала было Шульц. - на выпей еще водки
    - Ты украла это из кунсткамеры или цирка уродов?
    - Лизи я все же твой муж. - после недолгой паузы сказал Эрик.
    - Разговаривает
    - Да Лизи тебе нужно выпить
    Лизи залпом выпила рюмку и налила еще.
    - Ты действительно мой муж Эрик? Боже что они с тобой сделали? Так ты не умер?
    - Нет, я умер и родился снова у одной молоденькой студентки, которая решила сделать аборт, но я сбежал.
    - Как?
    - Послушайте, я сам ничего не знаю. Я был брошен и растерзан на куски - вся моя карьера пошла псу под хвост. Я же не создал ничего стоящего в жизни!
    - Вот это наш Эрик - в голове одно искусство и вечная жизнь в памяти людей как гения - узнаю, узнаю. А о жене ты подумал? Сейчас и тебе оплеуху дам, негодник. - засмеялась Элизабет прерывистым смехом.
    - Если ты так хочешь оставить свой след в истории, я могу тебе помочь. - задумчиво сказала Лизи. - Я могу снять фильм под твоим тайным руководством.
    - Да это интересная идея. Ты известная актриса, можешь снять свой дебют режиссуры - но не обвинят ли тебя в подражании мужу?
    - Я думаю, ты сможешь провернуть все так, что никто не обвинит меня. Ты сможешь превзойти себя и поэкспериментировать с фильмом. В конце концов ты только родился, ты еще успеешь снять все что хочешь.
    - Да, но пока я вырасту, пройдут годы, я должен и я хочу снять фильм сейчас. Моя смерть была слишком нелепой - я подавился оливкой и что? Теперь меня гложат разные чувства и я хочу отвлечься настоящей работой. Прости за многословность, но я согласен на твое предложение.

    Эрик переехал к Лизи в этот же день и начал писать сценарий "Коррида", сюжет которого как бутон розы зрел в нем два года прошлой жизни, но шипы-обстоятельства и повышенное внимание к спиртному не давали ему сорвать цветок. Сейчас же в чистом теле эмбриона Эрик понимал, что он готов и сценарий наконец-то будет вести повествование сам собой. Воодушевившись Эрик приступил к работе, а Лизи иногда заглядывала в его кабинет предложить ему кофе или поцеловать нагнувшись его розовенькую щечку. Эрик сидел за столом на двух толстенных энциклопедиях о кинематографе, сложенных друг на дружку на стул. Он всегда любил водить ручкой по бумаге выколдовывая слова и эти слова слушались его как огромный дракон, одаренный мощью и неведомой силой, слушался своего мага-повелителя. Когда первый черновик был готов, Эрику понадобился компьютер, и Лизи предоставила ему свой ноутбук. Настроение поднялось и сценарий написался за месяц, включая редакторскую работу. Лизи и Эрик были готовы снять свое кино.
    На кастинг пришла она. Эрик, наблюдавший из щелки в сумке, сразу ее узнал. Его мать, пытавшаяся сделать аборт, стояла здесь перед жюри. Эрик не сразу понял что плачет, какие-то силы связывали его с матерью, о которых он даже не подозревал. Ему было до горечи обидно, ведь если бы он тогда не сбежал, то валялся бы где-нибудь в медицинском мусоре в качестве трупа. Она здесь. Как у нее хватило наглости прийти на его кастинг! Как? В негодовании Эрик спрятался поглубже в сумку Лизи, но на фразе "прости, дитя мое" он с любопытством подкрался к щелке в молнии. Девушка играла монолог из новомодной пьесы про убившую своего ребенка мать, считавшую, что так спасет его от жестокости своего мужа, который ежедневно избивал ее. Надо сказать, она играла очень хорошо - но Эрик не хотел этого видеть.
    После кастинга, дома у Лизи, Эрик спросил ее:
    - Что ты думаешь о той молоденькой студентке, которая читала монолог детоубийцы?
    - Я думаю взять ее.
    - Правда?
    - Да, ведь она не только талантлива, но так же ее жизненное положение оставляет желать лучшего. Она на мели и не может оплачивать институт и курсы актерского мастерства. Я думаю, мы должны помочь этому неограненному алмазу засиять.
    - Да, да Лизи. Только вот я что-то так не думаю. Я не согласен!
    - Но почему милый?
    - Видишь ли - это она хотела выкинуть меня на помойку. Она моя биологическая мать. И даже не спрашивай ничего больше.
    - Но милый, я разговаривала с ней, у бедняжки действительно дела плохи и она хотела сделать аборт, только потому, что не смогла бы дать тебе хорошей жизни. Ты бы хотел родится в страданиях и жить перебиваясь с воды на хлеб или еще хуже жить без матери в детдоме? Как ребенка, она не могла тебя содержать - ей не оставалось другого выхода.
    - Нет и все. Она не будет играть в нашем фильме!

    Элина быстро шагала по ночной улице после работы. В свете фонарей синяк на ее щеке казался "мертвецким". Она подралась и не ее это вина. Она защищала себя от одной дерзкой и грубой девки, вечно крутящейся возле ее института, и воровавшей вещи студентов. Завтра она не пойдет на занятия. Элина забежала по лестнице в дом, открыла звенящими в ее трясущихся руках ключами дверь в квартиру, и зайдя в спальню, упала на кровать. Интересно возьмут ли ее хотя бы на маленькую роль? На кастинге она выложилась по полной, да и ее учитель нахваливал такой талант. Нет денег, хорошо что не пришлось платить за аборт - как странно, но она не беременна. Может врачи хотели выжать из нее деньги? Возможно. Но что их остановило? Совесть? Элина не знала, да и симптомы были и вдруг внезапно прекратились. А эта работа? Как же ей надоело работать по ночам посудомойкой. Если бы ей только дали роль - возможно ее жизнь бы изменилась.

    Лизи заметила однажды, что Эрик растет чрезвычайно медленными темпами, не так как остальные младенцы. Конечно, ей трудно было поверить, что под этой оболочкой спрятался ее муж. Но все же его ум, душа, слова все те же. И он опять работает, это было привычно для Лизи и она окрыленная тем, что Эрик с ней опять, зашла в съемочную студию, спрятав Эрика в сумке. Съемочная группа была уже в сборе, кто-то из массовки курил в сторонке, оператор общался с одним из актеров. Лизи поприветствовала всех и началась работа. У Лизи на зависть многим был избыток энергии, что позволяло ей справляться с ежедневной нагрузкой на съемках. Эрик не отставал от нее. Правда, со временем некоторые из группы начали поговаривать об одной странности у их режиссера-дебютанта, Лизи постоянно переписывалась с кем-то по телефону, с неким Эриком, просто другом из сети, как узнал самый пытливый из группы Алекс Крон, исполнитель второстепенной роли, но подающий надежды актер. Все, не добившись от Лизи ничего больше для удовлетворения своего любопытства, потихоньку вернулись к своей работе и стали даже не замечать смартфон в руках режиссера. Тем временем Эрик строчил указания Лизи на клавиатуре кнопочного мобильника, купленного специально для него.
    Фильм Эрика и Лизи «Коррида» был номинирован на одном престижном кинофестивале в категории лучший дебют.

    На фестивале "Best Cinema" было многолюдно и Эрик, сидевший в сумочке Лизи, нервно глотал рывками воздух - впервые он чувствовал панику в толпе кинозвезд и фанатов, которых различала лишь одежда и, как казалось Эрику, слишком тонкое веревочное заграждение. Когда Лизи вышла на ковровую дорожку, Эрик испугался, что может выпасть из сумки, но Лизи не подвела и успешно вошла в двери здания вручения кинопремий, оставив позади горящий мост и пруд с крокодилами под ним. В зале Эрику стало жарко, он сказал об этом Лизи по мобильнику, а она велела потерпеть. На вручении премии за лучшую режиссуру было три кандидата - Эрик их не знал. Нервная дрожь пробежала по его спине, когда Лизи пригласили на сцену для вручения премии. Снова появилась отдышка, и он еле мог уловить смысл слов, которые произносила его жена. Но вдруг небо перевернулось, и Эрик выпал из сумочки на твердый пол прямо посреди сцены. Сидевшие в зале поспешно начали вставать, всматриваясь прямо в глаза Эрика. Некоторые закричали, другие остолбенели, пока один из проворных журналистов не сделал снимок своей камерой. И тут понеслось - Эрика начали снимать, кто на телефон, кто на видео камеру или айпад. Лизи поспешно взяла Эрика на руки, и прихватив сумку стала пробиваться через толпу, но ее не пускали. Толпа зевак, словно большая гусеница проглотила как листок Лизи с Эриком, и смаковала их в своей огромной пасти, не торопясь глотать.
    После этого происшествия Эрик совсем упал духом - он был заперт в собственном доме. Ни Лизи, ни он не могли спокойно выйти на улицу, так как если они потеряют бдительность, на них, как на бесплатное печенье, нападут журналисты с просьбой об интервью или ученые с просьбами согласится участвовать в эксперименте. Все что-то от них просили. На телевидении только и говорили об ужасающем общество инциденте. Слава может быть горькой. Эрик думал прославиться, но не таким же образом. Он не знал что ему предпринять и сидел, просто уставившись в телевизор, по которому каждый день крутили кадры, снятые на кинофестивале. Лизи подошла и выключила телевизор:
    - Дорогой, выпей хотя бы чаю.
    - Не хочу.
    - Эрик.
    - Я пропал - тебя обвиняют в сокрытии своего ребенка, меня - в уродстве. Классная мы парочка. Наш фильм смотрят ведь только из-за этой дурацкой сенсации. Ты посмотри газеты, нет посмотри, нигде не написано о фильме как таковом, ни один критик не пишет о моем творчестве, но зато везде я, я, я! Общество волнует смутная неоднозначная сплетня и ее обсуждение в твитере, но не искусство, не философия, не эстетика в конце концов! Я - всего лишь сплетня в желтой газетенке. Нет не только, даже уважающие себя газеты искусились возможностью напечатать о нас. Они еще приводят доводы ученых - посмотри...
    Невидимые руки воткнули в спину Эрика нож апатии, и не смотря на уговоры Лизи, он не вставал с кровати целую неделю. Элизабет Шульц навещала Эрика каждый день в обед, но силы все равно покидали его. Он устал от жизни, но его телу было все равно - оно росло дальше замедленными темпами, как будто ничего и не произошло. Эрик злился, но не мог найти выход для разрушительной энергии, которая объяла, охватила его, словно ураган. Он начал писать стихи перемежающиеся черным юмором и печалью готики.
    Однажды девушка, покупавшая Эрику и Лизи продукты, не смогла прийти так как ее семья переезжала в другой город. Тогда Эрик действительно начал волноваться - нужно было найти другую горничную, или что еще ужаснее, съездить в супермаркет самим. Со временем продуктов становилось все меньше в холодильнике, и Лизи сообщила, что собирается наведаться в магазин тайно. Эрику ничего не оставалось, как пойти с ней, он был уже размером с кошку, поэтому Лизи и сумку взяла побольше.
    В парике и темных очках Лизи зашла в супермаркет Mimi и прошла в отдел молочных продуктов. Эрик хотел было украдкой взять пакет молока, как услышал крик. Мужчина в маске угражал кассиру и требовал положить все деньги из кассы в сумку, которую бросила кассиру женщина. Одно ее слово "Сюда" всколыхнуло в памяти песню матери, которая хотела сделать аборт. Эрик почувствовал влагу на щеках. Он поспешно вылез из сумки и крикнул своей матери Элине: "Стой!" Мужчина в маске направил на него дуло и в недоумении замер. Элина все поняла, но продолжала молчать, просто смотря на Эрика. Лизи схватила Эрика за руку.
    - Я должен это сделать. - сказал ей Эрик и направился к своей биологической матери. - Элина, послушай. - Тут раздался выстрел и Лизи увидела только как Эрик упал сбитый с ног будто какой-то силой. Когда грабители скрылись, и приехала скорая в магазине собралась толпа. Эрик был ранен в руку.
    Эрик открыл глаза и не мог понять, где находится, в темноте, в пяти метрах от себя он заметил костер. Перед костром сидели двое Элина и ее сообщник по ограблению, они были без масок.
    - Садись. - улыбнулась Элина Эрику.
    - Возьми, выпей - протянул бутылку пива друг Элины.
    - Что вы наделали? Что вы как Бони и Клайд, что ли? - В негодовании спросил Эрик.
    - Да. - Не размыкая губ кивнули оба грабителя.
    - Зачем ты хотела меня убить? - Не унимался Эрик.
    - Прости, я почти тебя убил. - Сказал грабитель.
    - Я тоже. - Прошептала Элина. - Прости. У меня не было другого выхода. У меня нет родителей или друзей, кроме "Клайда". Мне не на кого было положиться. Нам нужны деньги и мы с Клайдом нужны друг другу, как тебе нужна Элизабет и Лизи, но не я. Понимаешь? Тебе не нужна я, у тебя есть другая семья и я рада этому. Я благодарна тебе за то, что ты сбежал. Спасибо.
    Эрик плакал, он хотел бросится в костер, но еле сдержался. Он вспомнил о Лизи и Элизабет, они не переживут его смерть опять.
    - Хорошо. Будь что будет. - Произнес Эрик. - Я желаю вам двоим удачи. Я кажется понял, я все понял! Я должен быть менее эгоистичным. А сейчас мне пора. Где тут выход?
    - Прямо в костер. - Кивнул Клайд.
    Элина улыбнулась:
    - Счастливо.
    Эрик смело шагнул в огонь, но он не обжег его, а только придал сил. Где-то вдали послышался вой полицейских сирен, он утихал с каждым вздохом Эрика. Показался яркий свет, он слепил глаза. Из нечетких слабых как тишина силуэтов начали вырисовываться черты Элизабет Шульц и Лизи. Они вытирали платками заплаканные глаза.
    - Где я? - прошептал Эрик.
    - Ты жив Боже, ты жив! - Скороговоркой проговорила Элизабет. - Ты был в коме дорогой. Но теперь все позади. Ты так нас напугал, милый.
    - Я так рад снова вас увидеть, вас двоих! Мои любимые – спасибо, что вы у меня есть!
    - Твой фильм назвали критики самым лучшим в этом году. – Сказала, смеясь, Лизи.
    - Да черт с ним, с этим фильмом! Вы не представляете, как я рад жить вместе с вами. Лизи, Элизабет - я так счастлив! Спасибо Боже - я так счастлив!

     

    Прочесть работы конкурсантов можно тут. Самому стать участником литературного конкурса "Твоя первая книга-4" можно здесь. 

    С уважением,

    Артем Васюкович

     

    Поделиться в соц. сетях

    Подписывайся на обновления!

    Ваш e-mail: *

    Ваше имя: *

    Комментарии
    • Дмитрий:

      Алена, а, ведь, очень хорошо!!
      Действительно хорошо.
      Не буду ни к чему придираться, ты молодец!!
      И неожиданность есть, которая сразу захватывает, и сам стиль, и слог..
      Тебе первое место на конкурсе (конечно, после меня))))
      Молодец!!!
      Удачи!!
      Ура!!!

      Ответить
    • Дмитрий:

      Да, и с праздником вас, кстати))
      Любви, удачи, сбычи мечт!!)

      Ответить
    • Владимир:

      Когда, вглядываешься, в сюрреалистические полотна Сальвадора Дали или Клода Дельво первичны чувства. В ином стиле автор сходу может поставить перед тобой вопросы, задать проблематику произведения…но в сюрреализме любой элемент познаётся через одну из наиболее интересных способностей человека…способности чувствовать.
      Читая рассказ Алены Эстмалер «Эрик», я как будто смотрел на картину художника сюрреалиста, при этом каждый сантиметр полотна дарил мне целый «букет» эмоций…пройдя путь от первой до последней строчки я испытывал то грусть, то тревогу…испытывал даже такие ощущения которые не могу передать словами. В этой картине нет не одной лишний детали. Каждое предложение, даже небольшое, является частью того механизма который создаёт атмосферу произведения.
      И вот, после прочтения, когда уже все эмоции прожиты и остаётся «послевкусие» можно сформулировать вопросы которые ставились в произведении. А их поставить можно, отнюдь, не мало… если взять только лишь героя представленного в виде эмбриона наделённого всей полнотой человеческих качеств, представляющего из себя ,непростой психотип…Вопросов можно поставить много…только вот у каждого читателя, будут они свои. Поэтому, детально описывать, что я для себя открыл…наверное не имеет смысла…это личное восприятие. Хочется лишь порекомендовать всем для прочтения рассказ «Эрик». Читайте! Не пожалеете! И сказать огромное спасибо Алены Эстмалер за творчество.

      Ответить
    • Владимир:

      Да! Прошу прощения…не ввёл имя в поле. Автор рецензии Владимир)

      Ответить
    • Дмитрий:

      Так, кто это написал комментарий от моего имени выше.??? Я про Дали и Клода Дельво ничего не знаю..!!

      Ответить
    • Юлия:

      Здравствуйте! Рассказ прочла на одном дыхании. Очень интересное и необычное воплощение идеи. Но вот концовка не понятная. Эрик вышел из комы человеком? То есть он не умирал или он вышел из комы как эмбрион… Развязка немножко скомкана…
      А где или как голосовать за рассказы?

      Ответить
    • Татьяна Котова:

      Алена, в рассказе затронуто очень много тем. Поэтому немного непонятна цель произведения. Из-за того, что темы взяты по чуть-чуть и ни одного крупного плана, рассказ получился немного бесполезным. Вы много хотели показать, а в итоге — сути никакой.
      Но меня зацепило одно: аборт. Как будто автор (то есть вы) оправдывает убийство неродившегося ребенка, оправдывает мать за это. Честно скажу: смотрю на это негативно.
      Но если убрать субъектив и судить в общем, то все неплохо.
      Слог простой, метафора на ВЫСОТЕ!!!
      Это лично мое мнение, не злитесь на меня. Ведь вы видите сколько восторженных отзывов!
      Честно скажу, читала не без интереса. Было интересно, чем закончится. Очень яркие эмоции, сопереживала герою. За это спасибо.

      Ответить

    *

    *

    Твоя первая книга - Клуб книжных дебютов. Copyright © 2013-2018