МЕНЮ САЙТА
  • Скачай бесплатно книгу
  • Это интересно
  • Рекламные объявления
  • Обратите внимание
  • Рубрики
  • Подпишись на наш канал
  • Обязательно читайте
  • Чихладзе Серафим «Инцидент номер Семь»

    Серафим ЧихладзеПриветствую! Итак, продолжаем наш литературный конкурс "Твоя первая книга-3". У нас сегодня еще один автор - это Серафим Чихладзе с рассказом "инцидент номер семь". Приветствуем автора!

    Сентябрьские сумерки прочно окутывали дорогу, вообще в сентябре темнеет довольно рано, но сегодня солнце уж слишком торопливо свалилось за горизонт. Не было даже привычных закатных лучей, которые обычно придавали приятный золотистый цвет местному ландшафту. Листва уже начинала опадать, но большинство деревьев местного густого леса стояли еще вполне зеленые и кажется не спешили расставаться с листьями. Последний на сегодня рейсовый автобус номер 458 мчал по трассе, прорезая дальним светом густеющую темноту. Ох уж эти узкие междугородные шоссе: ни фонарей, ни жилых домов, лишь изредка попадающиеся заправочные станции, да несколько маленьких деревушек. Кругом лес и больше ничего. Автобус выехал из города точно по расписанию в 23:30. Молодой водитель Николай, в свойственной для себя манере, обменялся последними репликами с диспетчерской автовокзала:

    - 458-ой Готов в отправке?

    - Пш-ш-ш Хьюстон это 458-ой, готовлюсь покинуть пределы МКС и выйти в открытый космос, пш-ш-ш прием.

    На том конце провода кто-то прыснул от смеха:

    - Эй, Астронавт, скажи мне когда твое детство в одном месте перестанет играть? Будь по серьезнее, не картошку же возишь.

    - Пш-ш-ш я максимально серьезен, Хьюстон, кстати а что ты имеешь против картошки?

    - Я бы тебе и её везти не доверила, просто будь осторожен.

    - Кстати, как на счет встречи после моего возвращения на Землю?

    - Я подумаю.

    - Отлично, значит завтра в 8 вечера у "Старого города".

    - Я же сказала что подумаю!

    - А? Что? Пш-ш плохо слышно, пш-ш-ш какие жуткие помехи, спокойной ночи ,Хьюстон - и он отключился.

    "Невыносимый человек" подумала она "он сказал в 8? Успею". Диспетчер Ирина посмотрела в окно и поежилась "ну и темень". У нее было странное предчувствие, неприятное предчувствие, что-то на уровне интуиции. Голова гудела а тело ломило как при сильном жаре, она потянулась сидя в кресле, разминая затекшие суставы "наверное я просто устала, надо бы отдохнуть".

    Если на выезде из города еще можно было встретить пару тройку машин, то километрах в 15 от города уже не было ни души. Только изредка мимо проносилась какая-нибудь запоздалая фура. Главное не заснуть, подумал он, да не, не должен. Две банки энергетика перед выездом исправно выполняли свою работу, усталость была, но спать особо не хотелось. Николай бросил взгляд в зеркало, через которое было отчетливо видно весь салон. 22 пассажира, обычные люди, кто-то тихо посапывает положив голову на стекло, кто-то сидит в наушниках кто-то ковыряется в смартфоне. Каждый день он видел этих людей, таких одинаковых в общей массе и таких не похожих друг на друга по отдельности. В этом была своя романтика. Вот с места встала миловидная старушка и засеменила к кабине, наверное спросить какую-нибудь ерунду.

    - Сынок, ты не мог бы свету убавить?

    - Конечно, бабуль, сейчас все будет.

    Щелкнул тумблер на приборной панели и салон погрузился в приятный сонный полумрак.

    - Готово.

    - Спасибо, милый.

    И бабушка юркнула на свое место. Луна, которая выглянула буквально на пару минут, быстро скрылась за непонятно откуда взявшимся плотным слоем облаков. Сейчас  только дождя не хватало, и так ничего не видно. Он застёгнул толстовку до конца и вставил в одно ухо наушник. Голова сам начала качаться в такт нестареющей Highway to hell. Николай взглянул на часы, электронный дисплей показывал чуть меньше часа, прилично еще ехать. Автобус слегка тряхнуло; мимо на бешеной скорости промчался тягач. Странно, как будто сваливает от кого-то, только от кого тут сваливать то? Монотонная дорога и музыка оказывали расслабляющий эффект и он быстро забыл про фуру и погрузился в свои мысли. Думал о разном: об Ирке диспетчере (всё-таки классная у нее задница); о смене работы, не очень то хватает в последнее время да и цены на съемные квартиры подскочили. Еще эта ноющая боль в левом колене, черт бы ее побрал. Визит к врачу, как это часто бывает, откладывался в долгий ящик, сдвигая и так неопределенные сроки на неизвестные ему самому числа и даты. Иногда ночью, просыпаясь от тупой боли, мозг давал лихорадочные обещания посетить больницу на следующее же утро. Но на утро, когда от боли не оставалось и следа находились другие важные дела и так тянулись недели... Внезапно сквозь пелену собственных размышлений, которые уже начали было уволакивать его в состояние полудрёмы, свет фар выхватил на дороге какой-то предмет.

    - Ох ты ж - Николай резко ударил по тормозам и увел автобус на обочину

    То что лежало на асфальте, глядя из кабины походило на мешок или... нет, об этом думать не хотелось. Он сглотнул неприятный комок в горле, надо было выходить из автобуса а делать этого совсем не хотелось. Кругом кромешная тьма и лес... Стивен Кинг обзавидовался бы. Николай выдернул наушники и сунул их в карман. В бардачке должен был быть карманный фонарь, он открыл его и запустил туда руку. "Отлично, на месте" пощелкал кнопкой "работает". Он глянул в зеркало, в салоне тихо, кажется все спят. Николай открыл дверь и шагнул на холодный ночной асфальт. В прохладном мрачном воздухе пар изо рта струйками поднимался вверх. Странное ощущение; жидкая вязкая темнота, как живая субстанция противно облепила тело. Он поежился и включил фонарь. Фары припаркованного Бенца выхватывали лишь малую часть того, что лежало на дороге, но этого было достаточно что бы с уверенностью сказать - оно большое, никак не менее двух метров, а то и трех. Николай нехотя двинулся к нему, прокручивая в голове все самые неприятные картинки которые мог увидеть. Дрожащей рукой водитель направил луч света на предмет и отпрыгнул назад, чуть не выронив фонарь.

    - Ни хрена себе!

    Внушительных размеров лось лежал поперек полосы, белые стеклянные глаза животного смотрели в лес, шея неестественно вывернута. Брюхо лося было вспорото. Ужасный продольный разрез начинался у ребер и заканчивался прямо между задними копытами. От такого зрелища Николая передернуло, с трудом подавив накатившую тошноту, он отступил на пару шагов назад, делая глубокие вдохи. В голове сразу всплыли картинки сатанистких изуверств, вроде распятых вниз головой кошек и прочего дерьма, теперь стало уже совсем не по себе. Увечья лося совсем не походили на смерть от удара автомобилем, если конечно беднягу не переехала газонокосилка. По коже побежали мурашки. Кому понадобилось чинить такое зверство и главное зачем? Браконьеры? Но какой смысл убивать животное и оставлять его, да еще и на проезжей части. Да и с каких пор охотники стали орудовать бензопилами? Вопросы без ответов тяжело повисли в воздухе. Играть в следователя совсем не хотелось, хотелось убраться как можно дальше отсюда и поскорее. Перед тем как оставить тушу и отправиться обратно к автобусу, Николай заметил кое что еще. Кое что, на что в обычной ситуации он и внимания бы не обратил, но сейчас эта деталь напрягла его.

    - Мухи.

    Обычное дело для свежих звериных трупов, рой жужжащих надоедливых мух, летящих на гниющее мясо. Но сейчас не было ни одной, вообще. Этот факт заставил его развернуться и быстрым шагов направиться к единственному островку света, на ближайшие несколько километров (а то и десятков) - автобусу. Дернув дверь автобуса на себя, Николай замер. Тишина. Абсолютная тишина. Только сейчас он понял, что с того момента, как покинул водительское кресло и вернулся обратно он не услышал ни единого звука, кроме тех что издавал он сам. В ушах гулко зазвенело, как это обычно бывает в полной тишине. Все вокруг как будто вымерло. От этой мысли стало еще неприятней и он быстро вскарабкался в кабину. Николай уже было перевел дух и собрался поворачивать ключ зажигания, но так и не повернув застыл с широко раскрытыми глазами. В висках бухала кровь, на лбу выступили капельки пота, пересохшие губы задрожали. Дорога была свободна, ни намека на труп огромного рогатого животного.

    - Что за чертовщина - еле выговорил он.

    Мысль о том что лось мог встать и уйти казалась бредовой, он видел его брюхо и шею и понимал что это невозможно. Но это была единственная здравая идея. "Всё с меня хватит, пора валить отсюда". Николай снова взялся за ключ и уверенно повернул его. Металлический хруст и огрызок ключа, оцарапав палец, остался у него в руке. Он уставился на сломанный ключ, всё это смахивало на страшный сон. Как? Как он мог сломаться?

    - Так, Коля, держи себя в руках все будет впорядке. В конце концов ты не один, в салоне полно людей.

    Эти слова сказанные вслух самому себе слегка успокоили его, присутствие людей ( хоть и спящих) внушало уверенности. Водитель взял микрофон для связи со всем салоном.

    - Уважаемые пассажиры, в связи с техническими неполадками мы немного задержимся, я понимаю что выбрал не самое удачное место для остановки, приношу свои извинения.

    Слова прозвучали визгливо, как предсмертное кудахтанье пойманной во дворе курицы. Тем не менее они были сказаны, ему даже, буквально на мгновение, стало весело от того что он услышал, но мгновение быстро закончилось вместе с тем ушла и веселая шальная мысль.

    Он ожидал услышать бурную реакцию и ругательства в ответ, но в место этого получил гробовую тишину. Ни звука.

    - Так ладно с ними позже, нужно связаться с диспетчером.

    Он схватил передатчик и попробовал настроиться на волну. В недоумении покрутив тюнер Николай уставился на прибор, зеленый огонек символизирующий исправность прибора издевательски мигал. По коже пробежал холодок. Нет, так не бывает, должны быть хотя бы помехи. Но в динамике была мертвая тишина. Сердце гулко стучало, чеканя каждый удар. Стараясь не смотреть на дорогу, он полез в карман за телефоном. Николай не считал себя религиозным человеком, но выполняя это простое действие молил всех богов, которых знал чтобы увидеть хотя бы одну заветную палочку. На заставке его приветствовала Черная Мамба Квентина Тарантино, в неизменном желтом костюме с клинком наперевес. Взгляд жадно приник к углу экрана.

    - Дерьмо!

    Сети не было. Он яростно швырнул телефон на пол, задняя крышка отлетела, издав странный хлюпающий звук, как будто упала во что-то жидкое. Воду что ли кто-то пролил? Он поднял телефон и потянулся за крышкой. Рука застыла в сантиметре от крышки. Из салона вниз по уклону стекали темно-багровые струйки, соединяясь в большую лужу, подобно тому как река впадает в озеро. Холодный пот разом покрыл все его тело. Медленно, словно во сне, Николай высунул голову в проход. В салоне еле-еле горела одна единственная лампа, которую он приглушил по просьбе старушки. Но её было достаточно что бы увидеть, что от каждого кресла, стоящего в проходе, шлёпаясь на пол сливались в единый поток густые темные капли. Сердце бешено колошматило в груди. Он приподнялся, ватные ноги ходили ходуном, выплясывая какой-то дикий паралитический танец и дрожащей рукой нажал кнопку на приборной панели...

    Яркий свет ударил в глаза. Из салона автобуса номер 458 на него смотрели 44 белых стеклянных глаза. То мгновение которое он провел лицом к лицу с ужасом казалось ему вечностью. В детстве маленький Коля никак не мог понять: почему когда сниться ночной кошмар, так тяжело бежать? И почему такое чувство, словно мышцы налиты свинцом? Двадцать два мертвеца с продольно разрезанными животами смотрели на него изнутри этого адского автобуса. Не помня как в руках оказалась монтировка, не помня как вдребезги разлетелось лобовое стекло. Он выскочил на дорогу и обезумев от страха побежал прочь.

    Опухшие веки норовят захлопнуться в любую секунду; он отчаянно сопротивляется, но гнетущая дремота мягким одеялом окутывает все тело, стоит только присесть. За последние трое суток ему удалось поспать от силы минут 40. Пять пустых чашек из под кофе тому в подтверждение злорадно выстроились на столе, образуя собой полумесяц. Полумесяц, полумесяц... Он только ночью бывает, а ночью люди спят... Все спят, сон... Недавно закуренная сигарета начинает медленно выпадать из расслабленных пальцев. Он резко дергается сидя в кресле.

    - Чтоб тебя!

    Хватает сигарету в руку и прикладывает тлеющий конец к левой ладони. Морщась от боли, не отпускает сигарету пока та не затухает. Разум слегка проясняется.

    - Так то лучше.

    Он откидывается на спинку кресла. Пологая пустынная улица с серыми рядами пятиэтажных домов уходящих вниз. Он оглядывается и смотрит вниз вдоль дороги, там как раз кстати стоит кровать. Скорее, скорее, пока ее кто-нибудь не унес, надо успеть лечь. Остается с десяток шагов. Он улыбается и почти вплотную подходит к ней. Она выглядит такой мягкой... Вдруг из нее начинает кто-то стучать, а потом кровать говорит взволнованным, но вполне человеческим голосом.

    - Товарищ полковник, Вам срочно нужно взглянуть!

    Кровать растворяется, а улица превращается в стеклянные стены кабинета. На пороге стоит лейтенант и глаза у него с пол тарелки. Туман перед глазами окончательно рассеивается, и он выскакивает из кабинета вместе с лейтенантом. Два лестничных пролета остаются позади и они оказываются в просторном помещении, с виду напоминающее наблюдательный пункт из какого-нибудь фантастического сериала, с кучей мониторов и приборных панелей, предназначение которых непонятно простому человеку. В помещении человек 20 и все выглядят взволнованно. Лейтенант выводит информацию на один из больших мониторов. Полковник устремляет взгляд на него. Секунда и сонливость исчезает как будто ее и не было. Глаза округляются до невероятных размеров. Лицо бледнеет. Дрожащей рукой он достает из нагрудного кармана портативный передатчик и нажимая кнопку глухим голосом говорит:

    - У нас Инцидент.

    Он бежал по холодному асфальту, размахивая руками. Звуки шагов подобно грому отдавались в этом безмолвном аду. Плевать он хотел на звуки каких-то шагов. Убраться нахрен, убраться на хрен, убраться на хрен. Мышцам не хватало кислорода, ноги тяжелели с каждым шагом. В конце концов он просто рухнул на дорогу. К горлу подкатила тошнота. Судорога прокатила по всему телу, медленно, на четвереньках Николай подполз к краю обочины. Остатки ужина тут же оказались на придорожной растительности. Свет... 44 белых глаза... Взмокшая насквозь футболка еще сильнее прилипла к спине. Он лежал раскинув руки и смотрел в черноту.

    - Это просто долбанный страшный сон, тебе нужно проснуться, нужно просто открыть глаза это же просто, давай, открой их. Ты у себя в кровати, ну же.

    Веки усердно хлопали вверх вниз, но зияющая пустота ночного неба по прежнему мозолила глаза. Пару лет назад еще будучи в универе, они увлекались всякой ерундой вроде псилоцибина и лсд. На них не подсаживаешься, но глюки можно было словить часов на 5-6. Он помнил того худощавого паренька, который продавал пакетики с коричневыми сушеными грибами. Он кажется выращивал их прямо у себя на балконе, гордо называя себя "Микологом". Предлагал и семена для рассады, но Колю тогда интересовали именно сами грибы. Описать то состояние сложно, но оно свежо в памяти. Больше 2 лет прошло с того момента как он съел последний гриб.

    44 белых глаза... Он встал на ноги и посмотрел в ту сторону, откуда прибежал. Автобус пропал из виду скрывшись за изгибом дороги, после этой самой полуторокилометровой пробежки.

    - Я пойду вперед, там дальше есть деревня, я дойду до неё и приведу людей, да, так и сделаю.

    Он схватил монтировку с земли и быстрым шагом, не оглядываясь, пошел по дороге.

    Поворот на проселочную дорогу, ведущую к дачному поселку, по его подсчетам должен был быть метров через 500. Он двигался по дороге шагом, иногда переходящим в бег. Белое пятно - свет от экрана телефона, который сейчас мог служить только в качестве карманного фонаря, прыгал впереди освещая крохотный кусочек пространства в этой кошмарной темноте. Николай бежал и просил Бога. Просил, что бы вдалеке из-за поворота показались лучи дальнего света, от движущегося навстречу автомобиля, но увы, кажется Бог был сегодня не на его стороне. Считая про себя количество шагов, он старался не думать об автобусе 479...480...(44 белых глаза) 481... 482... Страх подгонял его и он припустил еще быстрее 497... Он старался не оглядываться, боясь увидеть позади себя...нет-нет... 499... 500. Николай остановился и пошарил экраном мобильника по обочине. Никакого намека на съезд с дороги не было и в помине. Влажный от росы и легкого тумана борщевик выстилал канаву рядом с трассой, а за ее изгибом... лес. Толстые стволы дубов вперемешку с молодыми березами и прочим мелкорослым кустарником.

    - Может я ошибся? Может дальше?

    И он побежал вперед. Николай пытался успокоить сам себя, но не знал как. Ситуация в которой он оказался выходила далеко за рамки его понимания. Вдруг я просто сплю в комнате ожидания? Что если я не садился за руль, а просто (спокойно?) сплю в ожидании отправки, и вся эта жуть не более чем дурной сон... Очень дурной... Самый дурной сон на свете. Или что еще хуже меня сморило за рулём? (22 человека, 44 глаза, вваливающиеся рты, искривленные в безобразной улыбке). Всплеск адреналина заставил его задыхающееся тело бежать быстрее. Еле различимый в этой кромешной темноте дорожный изгиб, метрах в 300 впереди, даже за пеленой страха показался ему знакомым. Взбегая в уклон, он увидел какие то отблески, сперва Николай подумал что это отблески от телефона. Но потом он понял - это свет. Свет исходил с другой стороны уклона, с дороги уходящей вниз. Сердце радостно забилось и он побежал так быстро, как только мог. Тяжело дыша, он остановился на вершине склона, в надежде увидеть заправку. Но заправки не было. Метрах в 150 вниз по дороге на обочине стоял большой автомобиль или автобус, отсюда трудно было понять. Николай видел только свет фар направленный на него и темный силуэт самой машины.

    - Эй эй! Помогите!

    Широко размахивая монтировкой над головой он бежал вниз к своему спасению. Его и автомобиль разделяло теперь метров семьдесят.

    - Эй!

    Он бежал и улыбался во весь рот.

    60... В темноте всплыли очертания машины, точнее автобуса, теперь он отчетливо понимал что это автобус.

    50...40...

    И тут Николай остановился, встал как вкопанный. Губы задрожали, лицо скривилось в безумную гримасу (44 белых глаза). Монтировка выпала из руки и с пронзительным звоном ударилась об асфальт. Он рухнул на колени, (22 человека) в сорока метрах впереди, на усеянном осколками разбитого стекла участке трассы, с отсутствующим лобовым стеклом стоял автобус, на торце которого за слегка мутноватым стеклом красовалась табличка "458".

    Темно, совсем темно и только вдалеке едва различим какой-то свет. Или скорее свечение. Да, свечение - самое подходящее слово. Ей страшно, но в тоже время очень тянет туда, к нему. Она стоит посреди леса, такого густого и темного, словно не нашлось ни одного луча на свете, который мог бы осветить его. Вокруг так тихо, что она начинает слышать как учащенно бьется ее взволнованное сердце. Стволы деревьев мешают разглядеть его. Она медленно двигается к нему навстречу, мягко ступая на сырую теплую землю, покрытую влажной листвой. В этой гулкой тишине шорох листьев звучит как раскаты грома в летнюю ночь. Ноги кажется босые, но ничего страшного главное добраться до него. Она выходит на асфальт и ступням сразу становиться холодно, теперь она понимает откуда идет свет. Впереди стоит автобус и смотрит на нее своими глазами фарами. Она подходит совсем близко и вдруг вспышка... 44 белых глаза... Ей становиться невыносимо жутко. Хочется бежать, бежать лишь бы не видеть эти ужасные глаза. Но ноги крепко врастают в землю и сдвинуться с места не представляется возможным

    - Привет, Красавица, я ждал тебя.

    В этом шелестящем вкрадчивом голосе она улавливает какие-то знакомые нотки. Девушка стоит в свете фар и ей становиться еще страшнее. Она вертит головой, пытаясь увидеть хозяина голоса. Но рядом никого нет

    - Кхто тхы?

    Рот немеет и из него доноситься только слабое бульканье, отдаленно напоминающее слова. А голос становиться громче, превращаясь в демоническое многоголосье

    - НЕ ПЫТАЙСЯ ГОВОРИТЬ, СУКА, СЕЙЧАС ТЫ СДОХНЕШЬ!

    Внезапно к ногам возвращается чувство. Она срывается с места и со всех ног бросается прямо в чащу леса. Она бежит и кричит, но из горла вырывается только рваный хрип.Мокрые ветки хлещут ее по лицу, раздирая в кровь лоб и щеки. Жуткий голос становиться еще громче, он несется к ней со всех сторон. Она пытается бежать в другую сторону, но тот все время опережает её, оказываясь впереди.

    - ТЕБЕ НЕ УЙТИ!

    Она спотыкается об толстый сосновый корень и падает лицом в опавшие листья..

    Комната показалась ей сейчас самым лучшим местом на земле. Она села на кровати вся в поту, и с облегчением вздохнула. Сердце еще бешено колотилось, но родные стены заставляли ее постепенно успокаиваться. Ступни странно покалывало, словно она недавно бегала по сухим иглам. Добравшись до ванной девушка пустила теплую воду и уперевшись двумя руками в керамическую раковину рассматривала себя в зеркале. Миловидное личико, карие глаза и темные вьющиеся волосы, которым, наверное позавидовала бы сама Джей Ло. Картину портили только пара синяков под глазами, какие обычно бывают у людей которым нехватает сна. Она тщательно замазывала их тональным кремом, но упрямые синяки всегда обходили это препятствие.

    - Ну и присниться же.

    Она плеснула в лицо водой.Фрагменты кошмара постепенно растворялись, но кое что она помнила слишком отчетливо 44 белых глаза...22 человека... Раздался дверной звонок.

    - Господи - девушка вскрикнула, расплескав только что набранную в руки порцию воды.

    Часы в ванной показывали 1:48

    -Кто это может быть? Какие-нибудь долбанные сектанты, но не ходят же они в 2 часа ночи - от страха она заговорила вслух и удивилась тому как глухо звучит голос.

    Девушка набросила на себя махровый халат и пошла к двери. С каждым шагом становилось все страшнее, это была как дорога к эшафоту. Люди боятся неизвестности, боятся встретить то, чего не понимают или не хотят понимать. В любом случае ночные звонки редко предвещают что либо хорошее и она это отчетливо понимала. Звонок повторился, уже более настойчиво.

    Она прильнула к дверному глазку. В полумраке коридора стояли два силуэта, лиц не было видно.

    - Кто там? - она пыталась говорить как можно увереннее, но голос предательски дрожал.

    - Ирина Ефремова?

    - Кто вы? Откуда вы знаете моё имя?

    Один из силуэтов сделал шаг к двери и поднес что-то к глазку.

    - Федеральная служба безопасности, Ирина, у нас есть к вам пару вопросов.

    Ирина смотрела на документ в абсолютном недоумении.

    - Вопросы? Ко мне? Какие? Время 2 часа ночи, я...

    - Откройте, пожалуйста, дверь - голос звучал бесстрастно.

    Ей было страшно, но выхода не было. Зашумел замок и дверь, скрипнув недавно смазанными петлями, отворилась.

    - Ирина, наш вопрос может показаться вам странным, но я прошу вас ответить на него.

    Ладони у нее взмокли от волнения и она нервно теребила махровый пояс.

    - Вы видели сейчас какой либо сон?

    - Ха-ха ты хочешь поиграть со мной? Хочешь? Ну давай сыграем! Давай сыграем, ЧЕРТОВ АВТОБУС!

    Он смеялся во весь голос, смеялся и бежал, исчезая все дальше в глубине леса. Вспышки теперь повторялись бесконечно часто, (22 мертвеца улыбаются своими отвратительными впадинами вместо рта) не давая ему опомнится.

    - Ха-ха, долбанные твари, я не ТАК ПРОСТ КАК ВАМ КАЖЕТСЯ!

    Седая голова билась о сучья и уже через несколько секунд всё лицо усеяли кровоподтёки. Безумный хохот вырывался из его рта. Он падал, спотыкался и снова вставал и продолжал свой путь, пока впереди не показался свет, а затем и дорога. Окровавленный человек выскочил на трассу прямо рядом с автобусом.

    - ХА-ХА, Я ПОЛОЖУ ТЕБЕ КОНЕЦ! - заорал он.

    С этими словами он разорвал на себе футболку и схватив большой кусок ткани принялся засовывать его в горловину бензобака. Ещё повинующейся рукой человек(?) нащупал в кармане джинс зажигалку. Чиркнул кремний, выбросив горстку ярких искр. Он поднес пламя к торчащему из бензобака ошметку футболки.

    - КАК ТЕБЕ ТАКОЕ, ХА-ХА!

    Кусок ткани загорелся не сразу, из-за пота пропитавшего ее насквозь. Наконец материал вспыхнул и струйка пламени побежала вверх. Он отпрыгнул назад на пару шагов и уставился на огонь как завороженный. Вспышка... Последнее что он запомнил это хруст, острая пронзающая боль в левом колене и чувство...чувство превращения.

    - Ситуация ухудшается, полковник, но с вашей стороны помощи мало.

    - Но мы не можем предугадывать место возникновения "инцидента"...

    - Никаких "но", полковник, значит вы должны бросить все силы на изучение природы их возникновения. Это уже седьмой инцидент за последние пол года! Вам не кажется это странным?

    - Мы работаем над этим тов...

    - Я вижу - рявкнул генерал в трубку - каких только трудов вам стоило инсценировать все как ДТП или быть может тебе напомнить какими жертвами обошлось обезвреживание "объекта"?

    Полковник молча слушал хрипловатый голос генерал лейтенанта и не перечил ему, даже мысленно. Он ведь прав, чёрт побери! Седьмой инцидент и вправду обернулся кровавой жатвой для всего подразделения.

    - Слушай, Женя - голос генерала слегка смягчился и звучал уже по-дружески - ты сам понимаешь, что будет если дело получит огласку, что будет если хотя бы один жалкий журналистишка что-нибудь пронюхает. Это будет катастрофа - он замолчал на мгновение, шумно дыша в трубку - и головы полетят, наши с тобой.

    - Я вас понял, товарищ генерал.

    - Ну вот и славно, жду сегодня вечером подробный отчет.

    - Так точно товарищ генерал!

    В трубке пошли короткие гудки, полковник положил аппарат на стол и потер руками усталые веки. Ну и бесовщина твориться. Мир сходит с ума.

    Это был Серафим Чихладзе и рассказ "Инцидент номер семь". Ждем ваших комментариев ниже.

    Стань участником конкурса здесь. Почитай еще работы конкурсантов.

    С уважением,

    Артем Васюкович.

    Поделиться в соц. сетях

    Подписывайся на обновления!

    Ваш e-mail: *

    Ваше имя: *

    "Лесной кооператив" - Виталий Лобановский.
    "Радиоактивный мальчик" - Иван Пушкарев
    Аргунова Александра "Это было завтра. Нелюдь"
    Комментарии
    • Виталий+Лобановский:

      Лихо закручен сюжет. Это часть какого-то произведения? Или я просто ничего не понял? )))

      Ответить
    • Серафим:

      Виталий, нет. Это отдельный полноценный рассказ, а тут уж у кого как воображение разыграется и кто, что дальше представит себе)

      Ответить
    • Анастасия:

      Честно, стало страшно…. Как я теперь усну?
      =-O
      Рассказ закрученный, согласна… Порой я не понимала… возможно, надо над этим поработать, а именно, правильно перескочить от одного персонажа, до другого…
      Чисто мое мнение…

      Ответить

    *

    *

    Твоя первая книга - Клуб книжных дебютов. Здесь живет Ваша первая книга — забери её! Copyright © 2013