МЕНЮ САЙТА
  • Скачай бесплатно книгу
  • Это интересно
  • Рекламные объявления
  • Обратите внимание
  • Рубрики
  • Подпишись на наш канал
  • Обязательно читайте
  • Евгений Кабанов — «Дорога»

    Evgeny-Kabanov-DorogaПриветствую, дорогие читатели! Литературный конкурс «Твоя первая книга-2» всегда открыт новым героям! Представляю вашему вниманию автора по имени Евгений Кабанов и его фантастический рассказ «Дорога». Готовы к прочтению? Ну тогда вперёд!

    «Дорога»

    Евгений Кабанов

    «Дорога возникает под ногами идущего...»

    Человек рождается, растет, умирает. Вроде бы такая простая вещь – жизнь, для кого-то она мимолетная, для кого-то долгая; есть смысл в ней или нет, но она идет, и с каждым днем преподносит новые сюрпризы. Вкусная, цветная как конфеты или же наоборот, бесцветная и безвкусная; пока не начнешь есть, не узнаешь какая начинка на вкус.

    Жизнь в наше время – это постоянная беготня: все куда-то спешат, за какими-то «первобытными» целями – поесть, поспать, заработать немножко «божественного воплощения» в деньгах, поиграть с чувствами, которых-то уже и нет у нас. И эта гонка идет каждый день, каждый час, каждый пытается выйти вперед, не успел еще загореться желтый, а уже свист колес. Это не правильно. Дорога – это не только знаки и разметки, главное – это цель дороги, куда она приведет и откуда начинается.

    Мир изменился. Эпоха технического развития достигла своего апогея, всё стало очень простым, всё контролируется одним разумом, одним светом, который давал жизнь, еду, все знания мира каждому. Культура цивилизации человека ушла в бытие, она перестала быть нужной. Религиозные иерархии доказали, что наш мир – это всего лишь переход в настоящую жизнь: «...Ибо этот мир – тропа к истинному, настоящему миру». Несколько тысяч лет назад была создана Дорога и её правила, по которым живет каждый здесь. Кто её создатель уже не знает никто, потому что новых знаний на ней нет.

    Эволюция человека сделала огромный скачок со времен последней цивилизации: над головами есть свет, который не даёт нам стареть, чувствовать боль, усталость. Девушки беременеют и рожают детей от Света. Дети вырастают за пару минут, при этом Свет наполняет их всеми знаниями, и правилами.

    Правило движения Дороги №1: «Идущий должен просто идти, питаться и спать, в конце своего пути он перерождается, переходя в истинный мир».

    В мире, где нет имен, где людям дают номера, где нет зданий, где люди спят в отведенных на Дороге местах; где нет боли, только непонятный свет повсюду, люди становятся одинаковыми. Мир – это широченная дорога, на каждом километре стоят аппараты с едой и водой, специальные места для сна и разметки со стрелками. Люди знакомятся только на пару часов до следующей развилки на этой Дороге.

     

    Дорога.

    4:38. 18000 км. Переходный пункт.

    - Меня зовут 35, родился на 13259 км. 3 пути, иду уже более 4000 км, – говорил я какому-то механизму.

    - Правила данного пути: первое - расстояния друг от друга не менее 1 метра; второе – сон через 19 часов на 9 часов; третье – питание каждые 6 часов по 20 минут. Добро пожаловать, на путь номер 4

    Открылась дорога, я прошел.

    Стоял, смотрел прямо, сотни тысяч людей с каждой стороны с определенным расстоянием в 1 метр друг от друга, всё, так как принято в законе Дороги. Подошел друг 78, мы с ним родились примерно на одном километре, и с тех пор идем одним маршрутом. Мы мало разговариваем, потому что поговорить не о чем, кроме как о тех людях, которые падают и умирают, или же о том божественном свете над нами, который горит над Дорогой.

    Это случилось на 18004 км. Впереди меня шел мужчина, он был не похож на других, он крутил головой в стороны, он был похож на человека, который в ближайшую минуту умрет: у него дергались ноги, мышцы лица сводило, он остановился. Подойдя на (не нарушая минимальной дистанции, я приблизился к нему) дистанцию я остановился.

    Правило движения Дороги № 83: «Идущий в случае чувства смерти, должен оповестить позади Идущего о предстоящей своей смерти, лечь на Дорогу и ждать».

    Правило движения Дороги №84:  «Идущий сзади обязан подождать 20 минут со времени гибели впереди Идущего, переступить тело и продолжить путь».

    Но он не падал, а повернулся, посмотрел по сторонам, подошел ко мне:

    - Беги отсюда! Беги! – говорил мужчина с сумасшедшим взглядом на лице.

    Меня охватил страх, не потому что он был похож на сумасшедшего, а потому что правила запрещали общаться на близком расстоянии, запрещали бессмысленные остановки.

    - Куда? Зачем!?

    - Не перебивай! – мужчина начал злиться и повышать голос, что было очень странно и непонятно, необузданно. – Меня зовут Максим, я убежал отсюда 5 лет назад и сейчас вернулся, ты должен бежать отсюда, ты должен сойти с дороги. В конце нет счастья как описано в правилах! Нету! НЕТУ! Просто беги!

    Правило движения Дороги №13: «Дорога приведет Идущего к истине в конце его пути».

    Правило движения Дороги №46: «Трансфер – Идущий, который сошел с ума, оспаривающий истинность первичной цели пути [пр. Дороги №13], должен быть игнорирован остальными Идущими».

    Правило движения Дороги №47: «Идущий, встретив Трансфера, обязан закрыть уши ладонями, всячески игнорировать его речь».

    Закрыв уши, я слышал только расплывчатые, нечёткие крики, призывы. Он так кричал, что  маленькие капельки его слюны попадали мне на лицо, шею, руки. От него разило зловонием. На миг он будто остолбенел, замер на секунду в одном положении, потом вытянул руку и что-то положил мне в карман. Я отнял руки от ушей.

    - Там ты найдешь настоящую жизнь, это поможет.

    Он упал и помер. Следуя правилам, я ждал.

    Спустя пару километров я потянулся рукой в карман. Я чувствовал что-то холодное, круглое. Я достал, и увидел маленький медальон, побитый коррозией, в центре которого был высечен костер.

    Зачем он дал мне его? Что это значит? Я не понимал и спрятал его обратно. Его лицо не выходило у меня из головы, откуда он появился? Почему бежать? Почему так отчаянно настаивал на побеге? А может он прав?

    - 78, я всё не могу забыть того чокнутого, его пару секунд жизни не прошли мимо моих мыслей, а что если он прав? Что если стоит бежать?

    - Вперед можно, но правила не разрешают.

    - А если там нет ничего? Если в конце нас ничего не ждет? Если там будет просто конец и пустота?

    - Нет, доказано же, что в конце всё же есть истина, правило движения Дороги №13, ты же его помнишь.

    - Да конечно, но кто-то ведь создал эти правила? Кто-то их написал, у каждого писания же есть автор, у каждой книги, которые мы уничтожили тысячи лет назад, были авторы. Эти законы… каноны, они написаны были?

    - Да, Богом, Истиной, к которой мы идем.

    - А откуда ты знаешь? Кто-нибудь возвращался? Кто-нибудь говорил о ней? Я не могу, я хочу, пока живу, попробовать что-то, эта встреча была неслучайной, во мне будто что-то начало гореть, вспыхнула какая-то энергия в груди.

    - Заткнись! – он сильно разозлился, когда я это сказал, то ли из-за страха перед Истиной, то ли из-за того что я прав - Иди! Ты помнишь, что случается с теми, кто нарушает правила! Не смей! Мы с тобой столько прошли, прекращай думать об этом!

    - Пока мы шли, мы растеряли то, что делало нас людьми – чувства, эмоции. Чему мы тут научились? По взгляду определять, кто вот-вот умрет? Конечно, это необходимая вещь, которая не спасет нас. Или по походке перед развилкой определять, куда кто свернет? Это тоже нужный навык, я не спорю, только он тоже нас не спасет и не даст никакого счастья. Да, именно счастье! Помнишь такое слово? Счастье, любовь, вера?

    - Это опиум для наших голов! А опиум – порождение зла! Вспомни историю, цивилизации развивались, потом сражались и вымирали! Всё из-за этих эмоций и чувств, их властители были одержимы чувствами! Мудрецы спасались. Правители нуждались в мудрецах значительно больше, чем мудрецы в правителях. Вот мы и есть те мудрецы, в нас знания всего мира, вся история, мы знаем все, что смогли изучить. Теперь осталось за малым – дойти до Истины, вот и иди!

    - Хорошо, пойдем, – не став спорить, мы продолжили путь.

    Километр за километром, мы двигались; я начал сомневаться, что там, и к чему мне истина, какая она? И что за пределами дороги? Что там? Интерес охватывал меня всё сильнее. А эти правила, ну кто, кто их придумал?

    Мой друг не хотел слушать. Я решился показать ему тот медальон, который мне дал трансфер.

    Правило движения Дороги №54: «Всё, что получено Идущим вне Дороги (еда, вода, различные предметы), должно быть выброшено в установленных местах».

    Правило движения Дороги №64: «Любой предмет из вне приведет Идущего к ложной истине».

    -78, посмотри, – я протянул ему медальон, озираясь по сторонам, чтоб другие не увидели.

    - Что это?

    - Это мне оставил тот Трансфер.

    - Ты знаешь правила, ты должен избавиться от этой вещи.

    - А если это не случайность? Случайности не случайны, может это предопределено мне той же Истиной, тем же Светом? Может это он хотел, чтобы так случилось, чтобы именно я взял и пошел другим путем, другой дорогой, понимаешь это?

    - Теорию случайностей опровергли давно.

    Меня всё больше и больше угнетал вопрос: «зачем», а не «куда»?

    Мы снова шли молча, тысячи людей.

    С каждой минутой моих мыслей километр становился чуть длиннее.

    Когда в очередной раз мы спали, мне снился тот из ряда вон выходящий случай. Лицо. Мимика. Жесты.

    Проснувшись, я почувствовал какую-то тяжесть в голове, мысли просто забивали мою голову, как будто в ней жил монстр, который создавал какие-то иллюзии, а мозг боролся с ними. С одной стороны: «Кто он такой чтобы меня трогать? Это убогое существо, которое свернуло с Дороги», а с другой стороны: «Ведь он такой же человек, как и ты, он также чувствует смерть. Он вернулся туда, откуда и ушел. Чем я хуже попробовать?»

    78 меня не понимал, он не хотел слушать, он упрекал меня в моих мыслях, он становился для меня какой-то серой массой.

    Я решился уйти.  Было страшно, я боялся, а вдруг там и вправду ничего нет? Но я решил попробовать. Я остановился, позади меня остановились все Идущие по полосе, я посмотрел направо, повернулся. Долго вглядывался, передо мной была «стена» людей. Закрыв глаза на момент, я сделал первый шаг, вытянул руку, и толкнул первого Идущего, затем еще и еще, я шел поперек Дороги. Рука чувствовала каждого человека, которого я отталкивал, чтобы пройти, у каждого была разная по структуре кожа, жесткая, черствая. Из толпы доносились возгласы: «Что с ним? Он идет не туда; так нельзя; он нарушает правила», а я шел, все раскидывая границы этих фосфорно-кирпичных лиц людей.

    Я стоял на краю «Дороги», позади миллионы Идущих, впереди непознанная жизнь. Под ногами плотное полотно асфальта, впереди мягкая грязь. Красивая навязанная цель или постижение себя? Простая и спокойная жизнь, где не надо думать или же новая, другая?

    Выбор был сделан. Я закрыл глаза и сделал шаг.

    Я шел прямо, чувствуя грязь под ногами, ощущал каждый камушек, каждую травинку, это было немного мерзко, но очень приятно. Щекотало ноги.

    Пейзажи здесь были такие, как будто сама рука Полунина прикоснулась к их созданию. Серые краски неба отражали всю внутреннюю глубину этого мира. Переливающийся горизонт играл всей градацией белого и черного. Цвет земли – темный, коричневый. За облаками виднелось яркое пятно, как надежда.

    Никаких троп, никаких дорог, правил.

    Я шел вторые сутки, чувствовал, что силы покидают меня, я ел какие-то ягоды, ел грязь, которая была под ногами, пил воду, которая была в лужах,  и маленьких речушках, которые были похоже на сливные ямы. Я уставал, меня шатало, плохо справлялся с координацией движений, раз за разом падал, вставал и шел дальше. Куда? Я не знал.

    Глаза медленно теряли ясность, всеми методами я пытался не закрывать их, но через пару минут я упал и потерял сознание.

    Очнувшись на какой-то подложке из мягких гнилых листьев и веток, я увидел сидящего рядом старика. Старое бледное лицо, с седыми бровями и длинной бородой, взгляд  его был очень тяжелый и суровый. Большое и крепкое тело, словно богатырь из сказок, только стар. Он держал в руках какие-то фрукты, все покоробленные и немного покрытые грязью.

    - Вот, держи, ешь, ты истощил свой организм, – протянул мне пару плодов.

    - Спасибо, а кто ты? – я спрашивал, набивая рот едой, я очень был голоден.

    - Я отшельник, живу себе немного помалу. Брожу в поисках кого-нибудь, кто еще способен мыслить.

    - И вот так просто? Больше никого? Я когда уходил, ждал чего-то другого, какой-то другой жизни, а в конце-то концов нашел одного старика, грязные фрукты и гнилые листья.

    - А что ты искал собственно? Жизнь – это не только светлые дни или красивая жизнь под солнышком, но это еще и мир чувственности, мир эмоций и желаний.

    - Объясни, что это?

    - Я сейчас устал, пока нес тебя, сходи лучше вон в тот разрушенный храм, – указывает пальцем через поле, где виднеется часть разрушенного здания с крестом на вершине. – Там будет Лиза, девочка, которую я нашел и воспитал, её кто-то бросил у Дороги, не дав повзрослеть, как это происходит с каждым там. Она вечно рисует и мечтает о чем-то, познакомься с ней, а я отдохну пока что.

    Старик отошел, прилег на такую же подложку из листьев и начал засыпать. Доев до конца, я отправился туда, куда сказал старик.

    На стенах этого разрушенного храма было множество рисунков, в основном это были портреты людей, лица были искажены и сильно уродливы, как будто их писали на бегу. Я остановился у одного, это был портрет девушки. Он был потертый и измазанный чем-то, такое чувство создавалось, что его пытались стереть, как и все остальные картины.

    Фигура её, как бы сжатая в темном пространстве, изображена чуть сверху и сбоку. Поворот головы, сомкнутые черты лица, взгляд, устремленный в невидимую точку за пределами этой картины, создают ощущение глубокой сосредоточенности, “страдания” мысли. Неплавные линии лица показывали злобу, и отвращение художественной мысли к этому человеку.

    Я понял, это именно тут должна быть та девушка, о которой говорил старец. Её звали Лиза. Пройдя пару шагов между этих колонн, исписанных портретами, я заметил в углу силуэт. Я сразу понял – это она. Услышав шум моих шагов, девушка обернулась.

    Её пронзительный дикий взгляд сразу устремился на меня, её глаза блестели – они были добрыми и светлыми. На её кудряшках, на носу, плечах, шее была краска. Забавный вид. Улыбнулась и ринулась ко мне. В те секунды, пока она поспешно шла – я рассматривал её. Её эмоции отражала каждая частичка лица. Губы. Улыбка. Глаза.

    -Кто ты? – в её голосе были нотки страха и в то же время радости.

    Я не знал, что ответить на этот вопрос, он меня обескуражил, потому что я уже не понимал кто я? То ли человек, который живет, то ли «овощ», который растет.

    -Человек, такой же, как и ты.

    - Ты совсем не похож на меня и моего дедушку, и ты разговариваешь, а он вечно молчит, из него слово не вытянешь, – немного улыбнулась.

    - Старик сказал, ты всю жизнь рисуешь людей, вот и считай что я твой оживший портрет.

    Улыбнувшись, я сказал это в шутку. Впервые я улыбнулся, впервые я почувствовал, что меня кто-то слушает.

    - Ты… это ты...

    Обернувшись к стенке, она показала на одну из своих работ. Взяла меня за руку и начала тянуть к ней. Когда мы подошли ближе, там был портрет. Мой. Как в зеркале. Губы. Нос. Скулы.

    Это было очень странно, она никогда не видела меня, но смогла нарисовать. Она очень внимательно смотрела на него, её глаза просто не верили происходящему. Я смотрел на неё. Такое чувство было в её присутствии, как будто она всю жизнь рисовала только ради одной надежды, маленького чуда – её работа «оживет».

    - Такой, каким я тебя представляла… Женя.

    Имя? Женя? Мне было как то неловко, непривычно, меня назвали по имени. Я чувствовал себя собакой, которой дали кличку, а не просто звали «псом». Улыбка, наверное, то, что у нее не сходит с лица никогда.

    - Женя? Там, откуда я пришел, имен не дают.

    - Но я же тебя нарисовала?! Значит, ты, такой как я, представляла... называла тебя Женей, ну иногда Женькой, – сказала, посмотрев на меня, чуть засмущавшись, – просто мне нравится так называть. Каждый портрет здесь имеет имя. Я знаю, они живые – как и ты, ты же пришел, и они придут. Ведь так?

    Смотря в её голубые глаза, я не хотел её огорчать, она была наполнена надеждой, она полагалась на меня.

    - Да, так. Обещаю.

    Она опять внезапно взяла мою руку, водила по разрушенному храму, показывала портреты. Смеялась и улыбалась, говоря каждое имя, одно за другим – их были тысячи. Аня, Наташа, Ира, Игорь, Артем… Она проводила своей рукой по стене, размазывая их, вот почему они были так уродливы, когда я впервые их увидел. Она уже не раз ходила по кругу, мечтая о том, чтобы они ожили. Тысячи разводов, потеков на этих лицах.

    - Мы должны пойти к дедушке, я чувствую, он ждет нас, – она всё крепче и крепче сжимала мою руку. Торопилась, почти бежала, тащила меня за собой.

    - Постой, уменьши шаг, давай медленнее пойдем, я всё же не бегал никогда. Мне больно.

    - Как, ты ни разу не бегал? – она резко остановилась, обернулась и посмотрела на меня удивленным взглядом. – Ты не чувствовал эту траву под ногами, мягкую, чистую, после утренней расы, не слышал порывов ветра в ушах, который шепчет тебе: «вперед», или шелеста деревьев, журчание ручья? Когда сердце чувствует пульсацию твоей крови, твоих ног, когда вдыхаешь обжигающе холодный воздух, ты чувствуешь что такое настоящая жизнь.

    -Не удалось.

    - Тогда тем более, скорей,  побежали! Нам туда – она указала пальцем, через небольшой луг.

    Только начали бежать, я уже чувствовал, как движение крови начало ускоряться в моем теле, и неожиданно пошел дождь.

    Мы побежали к ближайшему дереву, спрятались. Сидели рядом.

    - Мне холодно, обними меня, Женька.

    Она прижималась ко мне. Я обнял её, прятал от «проливного». Она опускала свои глаза и голову вниз.

    Для меня это было безумно странно и не понятно. Первый дождь, первый человек рядом, близко. Никаких правил. Одно правило только – это дождь, холодный и беспощадный. Лиза дрожала, я чувствовал, что ей очень страшно, раскаты грома покрывали всё небо, словно небеса играли сонату Баха под фортепиано, под скрипку Вивальди – молния рассекала тучи. Я ждал, когда же кончится дождь, я впервые хотел сделать что-то – бежать. Маленькая мечта – она не осчастливит меня до конца дней, но я буду вспоминать её достаточно долго, как о приятном моменте, о минуте счастья.

    Пару часов спустя этот небесный вальс закончился. На руках у меня уснула Лиза, я ее аккуратно взял на руки и не спеша понес к старцу. Старик уже спал, я положил Лизу на пол и прилег рядом. Я смотрел на нее, ее кудрявые волосы, ее глаза, ее тепло… Я чувствовал внутри себя какое-то непонятное чувство. Сердце замирало, я перестал слышать всё что вокруг, только медленные глухие удары в своей груди…

    Утро. Лиза еще спала, свернувшись в калачик, как кошечка. Старик стоял возле дерева и смотрел на горизонт. Я встал и пошел к нему.

    - Доброе утро… - не успев сказать, старик перебил меня.

    -… ты хотел посмотреть, что значит другая жизнь? Что за пределами Дороги? Я покажу тебе, Лиза проснется, и собирайтесь, путешествие будет длинное.

    Я стоял и смотрел вдаль, что же там, какие разрушенные города или цивилизации я увижу, какие дороги меня ждут, что нового увижу? Надежда и теплое чувство, что кто-то есть рядом, меня согревало.

    Спустя пару часов проснулась Она, я не сводил глаз с её красивого личика, с её светленьких кудряшек.

    - Доброе утро, Лиза, вставай, мы должны собираться в путь! Нас ждет путешествие! – с восторгом крикнул ей.

    - Ой! Стойте! Мне нужно кое-что сделать перед тем как мы уйдем! – она в спешке собирала еду в мешок.

    Лиза быстро побежала через поле, к тому разбитому храму, где живут её портреты, она махала мне рукой. Я побежал за ней.

    Добежав до храма, сбив дыхание, она стояла и смотрела на меня таким невинным взглядом и улыбалась:

    - Женька, сбылась твоя мечта?

    Всё больше и больше нравилось, как она меня называет. Я стал привыкать.

    - Какая?

    - Ты бежал, почувствовал вкус ветра? Сладостный вкус свободного парения, как птица, только на земле.

    Я и не заметил, как было это. Но я был очень довольный, она стояла передо мной, взяв мои руки в свои. Ждала моего ответа.

    - Это было прекрасно, повторим еще на обратном пути?

    - Конечно, Женька! А теперь постой тут минуточку, пожалуйста, мне надо кое-что сделать.

    Она быстренько побежала к той стене, где был мой убитый и размазанный портрет. Она долго стояла возле него и что-то писала. Я огляделся, смотрел на эти холодные лица, запечатленные на камнях храма. Жутко и холодно. Тысячи пустых портретов, и ни одного одинакового. Я прошел по коридорам, везде разбросаны куски цветной грязи, которой рисовала Лиза. И с каждым шагом я находил в этих лицах всё же капельку живого, то волосы на лице, то взгляды, стремящиеся вверх, разные эмоции губ.

    Я повернулся, передо мной стояла Лиза, она взяла мои руки. Сжала крепко-крепко. Она подошла вплотную ко мне, обняла, смотря в глаза.

    И вновь и вновь волнуемся мы слишком,

    Как будто это нам молчат: "целуй!",

    Когда тайком заметим, как в пальтишках

    Какие-то девчонка и мальчишка

    Хотят свой первый сделать поцелуй...

    Ее губы были так близко к моему лицу, она медленно прикрыла глаза. Сердце билось всё сильнее и сильнее. Я не понимал, что происходит, закрыл глаза и отдался зову сердца. Мы поцеловались, искушено, я чувствовал ее вкус, языки сплетались в бешеном каскаде танца.

    Он робким был, но сколько светлой силы

    Роилось в нём от искренности губ!

    Всегда нелепым стать чуть-чуть рискуя,

    Он соглашался взмахами крыла

    Открыть другим, но смелым, поцелуям

    Дорогу, что в блаженный мир вела.

     

    Потом их будет много - крепких, сладких...

    Несущих мир туда, где жил скандал...

    И нас - таких горячих!- без оглядки

    Из них любой на небо подымал!

    - Когда вернемся, обязательно приди сюда и прочти, что я написала.

    - Обещаю.

    Через полчаса мы вернулись к старику, собрались и пошли в путь.

     

    10 лет спустя.

    -Глядите! Вон наше старое жилище, - радостно воскликнула Лиза, показывая пальцем. – Побежали скорей, Женька, бежим!

    - Я тебя догоню, хочу кое-куда сходить, выполнить обещание, данное тебе.

    Я ушел от них, направляясь к тем до боли знакомым стенам, где началась моя новая жизнь. Десять лет прошло, я увидел множество мертвых чудес цивилизации – море, с его голубой водой, горы, с их величавыми лесами и белоснежными вершинами, пещеры, с их глубоким страхом, который хранит тысячи тайн и эмоций, пережитых в них. Это стоило тех годов, которые мы потратили. Главное, я увидел, что такое любовь. У любви нет красивого конца, она, как Вселенная над нами, бесконечная. Я шел всё быстрее и быстрее, я очень хотел увидеть, что же там оставила Лиза для меня.

    Подойдя к храму, я увидел силуэт мужчины под лунным светом, стоящий возле той стены, где был мой портрет. Подойдя ближе, я заметил как он, положив руку на мой портрет, что-то читал под ним. Это был 78, я подошел к нему, стал рядом и тоже читал, что там написала Лиза:

    «Словно солнце, горит, не сгорая, любовь,

    Словно птица небесного рая – любовь.

    Но еще не любовь – соловьиные стоны,

    Не стонать, от любви умирая, – любовь!»

     

    - Пойдем обратно, – говорил он, не сводя глаз с портрета.

    - Посмотри наверх – это звезды, небо. Красиво, не правда ли? Она, ты и вообразить не можешь, что значит засыпать с ней, чувствовать её на своем плече, разговаривать до утренних звезд. Нет, конечно, я не могу быть счастливым, что ты? Это не чуждо нам теперь. А улыбку? Ты видел её? Искреннюю, добрую, простую улыбку, не потому что она видит кого-то во мне, а потому что я есть,  потому что я здесь. Просыпаться ради неё... Вернуться, чтобы быть растением в этом огороде? Я не знаю, что может быть истиной, но я знаю, что тут мне хорошо. Моя жизнь истинна – это я теперь знаю точно. Ты сейчас уйдешь, а я останусь с ней, смотреть на звезды.  Ну а теперь давай, упрекай…

    - А Мы? Что нет? Мне она не нужна, есть все, что нужно для комфорта, еда, вода, цель.

    - Свободный от мыслей, тебе не нужно думать, ты свободен относительно себя, а не других, ты приспосабливаешься к ним, сейчас побежишь обратно в свою сферу «комфорта». Пойми, я не представляю Че Гевару в офисе за компьютером… Свободная привязанность. Ты живешь как в пакете с мусором, только есть одно «но»: когда-то его выбросят…

    Он убрал руку с портрета и ушел.

    Здесь тысячи портретов, девушки, парни, дети. Просто нарисованных, обычных, бездушных портретов. Под моим была надпись, она давала какую-то жизнь этому портрету. Под каждым портретом должна быть надпись. Это всё равно, что услышать все звуки органа Баха, или же простой звук струны гитары. Что будет под остальными портретами – я не знаю. Может судьба, просто поставит автограф или кто-то напишет хорошую историю про его жизнь. Я обязательно среди этих тысяч картин найду, Лизы портрет и подпишу его. А если не найду его, то нарисую…

    Спустя несколько дней.

    Капал дождь. Лиза со старцем готовили ужин. Я сидел и смотрел на медальон. Костер, языки пламени, звонкий треск бревен, палитра теплых цветов в этих углях.

    Я смотрел в сторону Старца и Лизы. На душе была такая простота, свобода, смотря на небо, на капли, которые оно проливает, я понимал, что жизнь у меня тока началась, новая, настоящая. И костер, именно он станет её началом.

    Мир сошел с ума, люди стали поклоняться чему-то, какой-то неизведанной Истине. Веточка. Человек позабыл, что такое эмоции, каменные лица прохожих. Еще одна веточка. Нет чувств – нет созидания мира. Еще веточка. Любовь стала злом, глаза всё больнее принимают это. Еще хворост. Как у младенцев, они плачут, когда рождаются, - свет слишком яркий. Влажный хворост. Вода – как источник жизни, без неё мы бы вымерли. Горстка маленьких веток. Тупое одиночество людей, стены - не знания. Еще одну ветку поднял. Мы истина – мы любим. Еще пару веток под ногами. Бесконечность знаний, как показатель ума. Ветка. Знания без чувств и применения их, теряют свой смысл. Хворост. Я стал чем-то сильнее их, я обрел чувства. Бревно. Я разожгу костер, пусть он станет истиной для кого-то. Еще бревно. Я верю, что я это могу…

    - Женька, иди кушать. Всё готово! – издалека, доносился пронзительный голос Лизы, я знал, что в данный момент на лице улыбка.

    Я скинул всё в одну большую кучу и пошел к ним. Только подходя к нашему жилищу, Лиза сразу подбежала ко мне и обняла, так как будто она меня видит в последний раз.

    - Садись, давай кушать, ты, небось, голодный, полдня в лесу проторчал, – говорила Лиза.

    - Старик, скажи, я 10 лет внимал твои знания, уста, твои  седины, безусловно, мудры, как мне дать начало огню?

    - Когда тебя целует она, или смотрит, ты же чувствуешь жар в своем теле, в сердце, это и есть тот огонь, который тебе нужен. Чувства выше любых стихий. Под чувствами загорается пламя.

    Когда Они уснули, я пришел к этой горе веток, бревен. Сидел и думал, что имел в виду старик? Я скрещивал руки над ветками, закрывал глаза, и вспоминал то чувство, то светлое и самое наивное в мире чувство, любовь. Я вспоминал Лизу, мое тело прошибало теплом, мои руки грелись. Я начал плакать от счастья, не открывая глаз. Сидел час, два, три… я почувствовал  прикосновение чьих-то рук, теплых, нежных рук, словно что-то неземное дотронулось до меня. Я не открывал глаз. Тепло, исходящее от наших рук, становилось всё сильнее и сильнее. Сердце полыхало, кровь ускорялась, темнота от закрытых глаз становилась светлой. Спустя пару секунд под руками стало горячо. Открыл глаза, маленький красный язычок пламени изгибал ветку, нежно лаская её и сжигая изнутри. Рядом сидела Лиза. Огонь разгорался сильнее и сильнее.

    Один бы я не смог зажечь, нужно было обоим. Любовь обоюдна. Любовь – огонь. Рука сжимала медальон в кармане.

    Обняв друг друга, мы сидели и смотрели на обжигающие языки пламени, и понимали, что здесь нам уже делать нечего, надо двигаться вперед.

    - Лиза, погляди, как он красив, этот огонь, языки пламени играют друг с другом, а над нами космические дали, звездные пути, красивые тропы небес. Нам надо идти дальше, Старик пусть следит за нашим костром.

    - Если мы уж и разожгли новый костер, я просто хочу смотреть на то, как пляшет пламя, я могу не оправдать твоих ожиданий, но обещай, что даже если другая стихия накроет тебя с головой, ты все равно будешь помнить о том костре, о той веточке, что с треском извивается в пламени.

    - Обещаю.

    Поцеловав её, я встал и направился к старцу.

    - Старик, десять лет, десять лет я с тобой и Лизой. Десять лет я живу вне Дороги, десять лет я как птица парю над землей. Мы решили покинуть тебя, я надеюсь, придут такие как я, и их будет больше чем один. Она стала смыслом моей жизни, она подарила мне все, что у меня сейчас живет в душе. Погляди в этот костер, слышишь треск этих веток? Чертовски приятно. Пусть он греет тебя…

    Через пару лет из слов старца перед костром, с сидящими вокруг людьми:

    «Вы видите этот костер? Он разжег его, чтобы дым, на который вы шли, стал для вас как путеводная звезда в начале пути. Как была та звезда для трех царей, указавшая путь к Иисусу. Путь к истине.

    Он верил в свое дело, оно было свято для него. Траектория его пути – его жизнь, а дорога – его стимул. Он полюбил, он обрел истину, ушел.

    Этот костер будет полыхать в ваших сердцах. Каждый уголек – это один из вас. Он хотел, чтобы вы тоже зажгли огонь сердцами, чувствами. Он знал, что есть еще люди, что есть те, кто чувствуют что-то, но им не хватает рывка. Пусть это пламя и есть ваш рывок.

    Каждая ветка – его мысль, каждый уголек – его чувства, каждый язык пламени – его эмоции. Даже после смерти этот костер будет дымить. Познав, что такое истина на земле – он обрел счастье.

    Ему не нужна была дорога, чтобы идти – он сам её прокладывал. Ему не нужен был огонь – он сам им был. Он поспорил с миром и поставил на кон всё что было, и он выиграл. Он дал начало костра, ваша очередь…»

     

    *

    Это был Евгений Кабанов и рассказ «Дорога». Ну что, ваш читательский путь был приятным?:) А теперь делимся впечатлениями в комментариях!

    Напоминаю, что нажимая на кнопки социальных сетей, вы повышаете шансы автора на выход в финал.

    Приглашаю и вас принять участие в литературном конкурсе «Твоя первая книга-2»! А так же почитать другие рассказы наших авторов.

    С уважением,

    Артём Васюкович

    Поделиться в соц. сетях

    Подписывайся на обновления!

    Ваш e-mail: *

    Ваше имя: *

    "Поход" - Никита Демин.
    Надежда Завзятова - «Игры богов»
    Татьяна Трусилова с рассказом «Любовь у гроба»
    Комментарии
    • александра:

      Здорово!!! Мне понравилось;) Но думаю автору есть куда стремиться.

      Ответить
    • Виталий Лобановский:

      «Там будет Лиза, девочка, которую я нашел и воспитал, её кто-то бросил у Дороги.»
      Надо бы написать:
      «Там будет Лиза, которую я нашел ещё девочкой и воспитал»
      А то в момент поцелую, я как-то напрягся. До этого момента думал, что Лиза девочка и есть.

      2/3 рассказа — супер-мега-высший класс!
      Когда пошла лирика — я заскучал =) Но, деффчонкам, понравится, 100%.
      В целом — проффессионально ( у нас в Украине так пишется это слово =) ), интересно, стильно (в смысле, что есть авторский стиль) увлекательно, идейно наполнено.
      Однозначно ставлю рассказ в ТОП этого конкурса.
      Спасибо за увлекательное чтение!

      Ответить
      • Евгений Кабанов:

        Спасибо Виталий, с лирикой я тоже понимаю что это был мой минус и уже не нравится самому, но переделывать не стал. Уже есть и продолжение. Если в конкурсе поднаберусь опытом, хочу в дальнейшем написать полноценную книгу с развитием в этой «вселенной»

        Ответить
        • Виталий Лобановский:

          Тогда расскажите почему «Дорога»? Должна ведь быть какое-то начало у этой истории? (отмазка — «Несколько тысяч лет назад была создана Дорога и её правила, по которым живет каждый здесь. Кто её создатель уже не знает никто, потому что новых знаний на ней нет» — меня не устраивает!!! :-D )
          Только не хотелось бы в Вас разочаровываться, поэтому, не говорите, что не знаете! Если даже не знаете — срочно придумайте!!! :-D

          Ответить
          • Евгений Кабанов:

            Виталий, уже всё давным давно продумано. Наверное надо тогда перед тем как рассказывать, упоминуть — спойлер.

            Это далекое будущее. я считал что примерно 2200. У людей изначально всё что можно при рождении заложено, запраграммировано в код днк, только то что им нужно знать.

            «Дорога» на самом деле это просто инкубатор. Люди — источник энергии. Это всего лишь одна глава моей надеюсь будущей книги, в которой разные года есть, от чуть ли не от первобытного времени до последствий после «Дороги»

            Ответить
            • Виталий Лобановский:

              Очень интересно. желаю успехов! Считайте, что один преданный читатель у Вас есть.
              Может быть есть возможность следить за Вашим творчеством? Персональный сайт? Вк? и т.п.

          • Евгений Кабанов:

            Виталий, тока вк страница а сайтов или пабликов и групп пока нет. http://vk.com/jkproduction1

            Ответить
    • Виталий, завидное познание в грамматике: «…у нас В Украине…». М.Э.

      Ответить
      • Янита Владович:

        Мария, как вам такое исследование данного вопроса? http://gn.org.ua/in_ua

        Ответить
        • Виталий Лобановский:

          Милые дамы! Вы бы рассказ таки почитали ;) Вы ж видите, я пишу, что девочкам понравится. А Виталий плохого не посоветует ;) Там тааакая любофф! ;) и не только…

          Ответить
          • Янита Владович:

            Виталий, любоффф, говорите?
            Ну, тогда вечерком обязательно загляну. ;)

            Ответить
    • Янита Владович:

      Необычное видение нашего мира. Кто-то может сказать, что вовсе и не нашего. Но для меня лишь декорации другие, а так: бесконечное движение вперед, многочисленные правила, а если кто посмеет пойти против них, его сразу считают не от мира сего.
      На мой вкус автор чуть-чуть переборщил с игрой слов в начале произведения. Упростить бы слог (на самую малость) и тогда текст не будет звучать как размышления занудствующего лектора (особо яркий пример: «заработать немножко «божественного воплощения» в деньгах»), а если еще и капельку юмора (или сарказма) добавить – было бы просто супер.
      Мне бы хотелось понять, что это за вступление такое. Это чья-то речь? Или чьи-то мысли? Или выбитые на дощечках истины? Я не могу увязать его с последующим повествованием от первого лица.

      Мне тоже лирика показалась лишней. То, что героиня нарисовала портрет героя, еще не видя его, для меня немного притянуто за уши. Не говорю, что этого не может быть, но точно не в этом произведении. Или же у героини были способности, о которых автор не упомянул?
      Откуда герой знал про собаку, ведь ни у кого не было домашних животных? И это сравнение с Че (как бы другая реальность, а персонажи из нашей жизни)?

      Прочитала, что автор хочет поднабраться опыта. Значит, не буду себя сдерживать.
      «Вкусная, цветная как конфеты или же наоборот, бесцветная и безвкусная» — во-первых, не все конфеты цветные; во-вторых, если уж приводите пример для одной характеристики, то мне, как читателю, хотелось бы получить пример и для другой

      «Дорога – это не только знаки» — почему-то про кроликов вспомнила. :-D Но речь не о них, в начале абзаца вы размышляете о жизни, о гонке а потом вдруг… дорога.

      «Эпоха технического развития» — я бы сказала «прогресса»

      «Культура цивилизации человека» — а у кого еще была цивилизация? Убрать «человека» или сказать иначе

      «Культура цивилизации человека ушла в бытие» — тогда уж в «небытие»

      «Девушки беременеют и рожают детей» — сорри, но «женщины»

      «Люди знакомятся только на пару часов до следующей развилки на этой Дороге» —
      Знакомиться — впервые встречать кого-либо. Нельзя «впервые встретить кого-то на пару часов»

      Цифры. Они пишутся прописью, за исключением очень больших. А в вашем произведении еще и кроме имен. И номеров правил

      «о том божественном свете над нами, который горит над Дорогой» — или «над нами», или «который горит над Дорогой»

      «он крутил головой в стороны» — «из стороны в сторону»

      «он был не похож на других, он крутил головой в стороны, он был похож на» — «он был не похож/он был похож»

      «Подойдя на (не нарушая минимальной дистанции, я приблизился к нему) дистанцию я остановился» — сами видите, да?

      «Идущий в случае чувства смерти, должен» — может, «предчувствия смерти»?

      «Его лицо не выходило у меня из головы» — предыдущее существительное одного рода и числа с «его» это медальон. Лучше «лицо того мужчины/умершего/сумасшедшего…»

      «у каждого писания же есть автор» — посмотрите в интернете, что означает слово «писание»

      «Эти законы… каноны, они написаны были?» — наверное, пропущено слово «кем»?

      «С каждой минутой моих мыслей километр становился чуть длиннее.» — автор, тут вы меня просто повергли в ступор. Я, правда, пыталась представить, как это? Не получается. Поэтому я даже собственный вариант предложить не могу.

      «у каждого была разная по структуре кожа, жесткая, черствая» — во-первых, структура у кожи одна (подкожная основа, дерма и эпидермис); во-вторых, если по вашим словам структура кожи разная, то почему 2 почти одинаковых прилагательных?

      «это было немного мерзко, но очень приятно» — не могу соединить оба этих ощущения. Может, «необычно, но приятно»

      «рука Полунина» — кто это? Надеялась, что дальше по тексту всплывет фамилия (хотя у всех имена – это цифры).

      «Глаза медленно теряли ясность» — т.е. глаза мутнели? Но как главный герой мог себя увидеть со стороны? Может, «взгляд терял ясность»

      «было множество рисунков, в основном это были портреты людей, лица были искажены» — трижды использован глагол «быть»

      «я — твой оживший портрет» — говорит герой. Мне почему-то кажется, что герой похож на героиню. Может, «твоя ожившая картина». Как-то так.

      «Она проводила своей рукой» — без «своей»

      «На руках у меня уснула Лиза, я ее аккуратно взял на руки» — она и так у него на руках.

      «Мы поцеловались, искушено» — нет, ну зачем так сразу? Они никогда в жизни не целовались. И сразу – искушенно.

      «Через пару лет из слов старца перед костром, с сидящими вокруг людьми:
      «Вы видите этот костер?»
      - Костер, который разжег герой, горел все эти годы?!

      Ответить
      • Евгений Кабанов:

        Янита, спасибо за очень хорош критику, времени нет отвечать на всё, да по составу предложений у меня есть проблемы большие, не спорю.

        А по поводу интересующих вас вопросов, по поводу старца, костра который горел все эти годы, это в продолжении где всё уже описано.
        Так что если когда то будет еще конкурс, я продолжение допишу и отредактирую уже на новом уровне, где всё узнаете.

        Ответить
    • Маргарита Стар:

      Как только он сошел с дороги… стало менее интересно. Мне кажется, дорогу вы продумали более тщательно, чем жизнь вне ее. Правила движения дороги — шикарны!
      Возник небольшой вопрос: как люди удовлетворяли свои сексуальные потребности в дороге? Или либидо подавлялось светом?
      после дороги — для меня сумбур, хотя мораль в целом ясна. короче. если автору нужно подтверждение его таланта — подтверждаю (как рядовой потенциальный Ваш читатель): пишите, удачи Вам!

      Ответить
      • Евгений Кабанов:

        Маргарита, все человеческие факторы, кроме еды и сна подавлены светом.

        Ответить
    • Евгений Кабанов:

      Кстати, почти все диалоги которые здесь есть — были абсолютно до словно взяты из переписок меня с людьми в соц. сети.

      Ответить
    • Анна Tартынская:

      Евгений, читать было довольно интересно, но мировоззрение Ваше вызвало у меня, мягко сказать, недоумение.
      Такое ощущение, что вы что-то знаете о Пути, но недостаточно разобрались и теперь морочите голову другим. У вас как-то все с ног на голову перевернуто %) Простите, даже не пойму, для ЧЕГО вы все это написали? М?
      И еще забавно, что неопытные молодые люди целуются «искушенно» *JOKINGLY*
      «Религиозные иерархии»
      Если вы имели в виду священников, а не порядок подчиненности, то вернее написать «иерархи».

      Ответить
      • Анна Tартынская:

        Забыла спросить… А где же естественные «плоды» десятилетней любви героев? ;)

        Ответить
        • Евгений Кабанов:

          Уважаемая Анна, спасибо за критику и ваше мнение. Отвечаю на вопросы.

          «Дорога» — это одна из глав, если читать всё вместе что я написал, и допишу, то всё встанет на свои места. Просто это история одного человека в будущем. А таких историй много и разных времен. И название у книги уже есть и называется «Медальон»

          Вообще в принципе это как бы перефразированная часть жизни моей, люди реальны, сцены реальны, всё это было в жизни. Не достаточно разобрался — да. потому что это был период когда я запутался в себе и появились некоторые люди которые так сказать разожгли «огонь».

          Для чего это писал? это как бы странный вопрос. А для чего вообще люди что то пишут? Просто выплеск.

          Плоды любви есть, но в следующей главе. В то время как писал я решил увлечься прочтением кое каких глав Библии (хотя я полностью атеист) и наткнулся на всем известную историю Адама и Евы.

          Бытие 4:1-2 «Адам познал Еву, жену свою; и она зачала, и родила Каина, и сказала: приобрела я человека от Господа. И ещё родила брата его, Авеля. И был Авель пастырь овец, а Каин был земледелец».

          То что здесь в рассказе не описаны детки, это не значит что их нет дальше.

          Ответить
          • Анна Tартынская:

            «Для чего это писал? это как бы странный вопрос. А для чего вообще люди что то пишут? Просто выплеск».
            Странно… А я думала, чтобы «сеять доброе, разумное, вечное»… Для «всплесков» — дневник, как мне кажется.
            «Плоды любви есть, но в следующей главе».
            А за 10! лет они, таки, не наросли??? Ну не понимаю просто… *UNKNOWN*
            «В то время как писал я решил увлечься прочтением кое каких глав Библии (хотя я полностью атеист)»
            Замечательно! *YAHOO* Может всю осилите :-[ А еще «Коран», «Тору», «Веды», «Бхагават-гиту», «Трипитаку»… Тогда мне будут интересны ваши размышления о Пути ;)

            Ответить
            • Евгений Кабанов:

              Анна, эти 10 лет тут не расписаны, а кратко рассказаны) отрывок, а по поводу религиозных сказок — коран, веды, и библию в своё время прочел, Талмуд не осилил даже 10 страниц)))

            • Анна Tартынская:

              А я, Евгений, сразу это поняла ;) Поэтому и написала, что не разобрались вы, и в голове у вас «винегрет». А жаль! *PARDON*

            • Евгений Кабанов:

              Анна в чем не разобрался? то что я не расписал эту главу про 10 лет?

            • Анна Tартынская:

              Нет, Евгений, я о Ваших размышлениях в начале рассказа и об описаниях Вашей дороги.

    • Янита Владович:

      «Анна, эти 10 лет тут не расписаны, а кратко рассказаны) отрывок…»
      Евгений, по поводу данного момента я согласна с Анной. Все мы взрослые люди и понимаем, что 10 лет любви не могли пройти без последствий в виде детей. То, что это отрывок, а не полноценный роман — это не аргумент.
      Судя по вашим ответам, «плоды» все же есть. Но о них нужно было сказать сейчас, а не в следующей главе, которую читатель конкурса не имеет возможности прочитать (не обязательно расписывать, сколько, как зовут и кем мечтают стать, когда вырастут). Достаточно было указать (в части, которая «через 10 лет»), что герой смотрит не только на старца и Лизу у костра, но и на своих детей, устроившихся там же.

      Ответить
      • Евгений Кабанов:

        этот 10 лет спустя, отрывок, просто чтобы суть дальше уловили)

        Ответить
    • Арнольд:

      Чертовски гениально)))Мне кажется-это именно,что требует современный читатель,здесь каждый найдет немного своего отражения****

      Ответить
    • Арнольд:

      Стиль автора напоминает работу Харуки Мураками,есть некая схожесть****

      Ответить
    • Сплошные банальности и клише. Стилистика просто ужасна. Евгений, прошу вас, не пишите больше никогда. Попробуйте себя в других областях.

      Ответить
      • Янита Владович:

        Отчего же сразу «не пишите»? Может, наоборот: пишите побольше и тогда найдете оригинальную тему и собственный уникальный стиль?

        Ответить
        • Понимаете, произведение написано на уровне восьмиклассника, и отнюдь не вундеркинда. И если человек не видит ущербности своего стиля сам, и выставляет такое произведение на всеобщее обозрение (а значит считает его достойнымм), то тут уже всё. Выше он не прыгнет. Особеннно учитывая восторженные возгласы неискушенных читателей. А потом у нас культурный упадок. Люди читают всякую ерунду вместо гениальных произведений Толстого, Достоевского.

          Ну плохо ведь написано, плохо. Лексика подобрана неправильно, как следствие стиль не выдержан, поподаются мерзкие словосочетания… Ну а вот это: «Её пронзительный дикий взгляд сразу устремился на меня, её глаза блестели – они были добрыми и светлыми. На её кудряшках, на носу, плечах, шее была краска. Забавный вид. Улыбнулась и ринулась ко мне. В те секунды, пока она поспешно шла – я рассматривал её. Её эмоции отражала каждая частичка лица. Губы. Улыбка. Глаза.» — это же сплошное противоречие! Пронзительный дикий взгляд добрых и светлых глаз?! Автор даже не видит того, о чем пишет.
          Плюс текст перенасыщен словами «что-то», «какой-то» — это же ребячество, будто писала 13-летняя девочка.
          Уж простите мой праведный гнев, я действительно крайне недоумеваю, когда вижу столь положительные отзывы о таких бездарных произведениях.

          Ответить
          • Анна Tартынская:

            Да будет Вам, не кипятитесь =) Это же просто «выплеск», как сказал сам автор (см. комменты выше) ;)

            Ответить
      • Евгений Кабанов:

        Хорошо Ауди)

        Ответить
    • Марине:

      Замечательный рассказ, заинтересовал с первых слов. Начало очень хорошее но потом немного натянуто что ли не пойму. Думаю вы напишете очень интересный роман, а я обязательно прочту =)

      Ответить
    • Виталий Лобановский:

      Евгений, поздравляю! Автор месяца! Ваша «Дорога» довольно яркое пятно в ряду произведений конкурса.
      Удачи, терпения и вдохновения!

      P.S. Достойный ответ Ауди. :-D *THUMBS UP* Еще больше зауважал! :-D

      Ответить
    • Анна Tартынская:

      Евгений, я Вас тоже поздравляю! Видимо вы в курсе предпочтений широкой публики, а для меня такой результат — печалька :( Хочется думать о людях лучше, но… это выбор читателей *CRAZY*

      Ответить
      • Евгений Кабанов:

        Анна что за печаль? я когда писал, не было никаких даже размышлений о том как подумает публика, я что видел то и писал. Как бы так сказать, все лица и всё что тут есть брал из жизни. И не думал о предпочтениях читателей. и вы не думайте

        Ответить
    • Владислав:

      «раскаты грома покрывали всё небо, словно небеса играли сонату Баха под фортепиано, под скрипку Вивальди – молния рассекала тучи.» Он всю жизнь шел по некой «дороге» делая то что ему велено.. откуда он знает про произведения Баха? Почему за 10 лет не стерлась надпись на стене? думаю она стерлась бы за такой срок. + за зданием не ухаживали. оно могло обрушиться. Его друг «шел» еще 10 лет, но в итоге остановился на том же месте,где и ушел Женя? Так же он боялся нарушить правила,однако сошел с дороги, и ждал Женю лет 10, или возвращался обратно лет 10. Не раскрыт смысл Дороги. и да чисто мое мнение. я не думаю что через 186 лет в нас будут чипы. Это чья та бредовая идея. Зачем нам порабощать нас же? Лично я считаю что мы в космос улетим и будем изучать его, а не называть себя цифрами. и да. Их номер был значительно маленьким, что создавало впечатление что они первые кто пошел по дороге.) Без обид

      Ответить

    *

    *

    Твоя первая книга - Клуб книжных дебютов. Здесь живет Ваша первая книга — забери её! Copyright © 2013