МЕНЮ САЙТА
  • Скачай бесплатно книгу
  • Это интересно
  • Рекламные объявления
  • Обратите внимание
  • Рубрики
  • Подпишись на наш канал
  • Обязательно читайте
  • Галина Сула «Подарок судьбы»

    Приветствую! Близится к концу наш конкурс "Твоя первая книга-3". Остался последний месяц для приема работ. Сегодня у нас очередной рассказ - это ""Подарок судьбы". Автор Галина Сула. Просьба прочитать и оставить ваш комментарий после поста.

    Подарок судьбы.    (Галина Сула)

    - Бог послал нам эту девочку, дорогой,- шептала сквозь слезы женщина лет 35, прижимая к груди плачущего ребенка.

    - Погоди радоваться, Алена,- Михаил пытался остудить преждевременную радость жены,- возможно, кто-то сыграл с нами злую шутку. Кто-то, кто знал, как сильно мы хотели иметь детей, и что все наши попытки оказались безрезультатными.

    - Что ты говоришь!- Елена не желала прислушиваться к голосу разума,- этого ребенка оставили прямо у нашей двери.

    - Вот именно, оставили. Это сделал человек. Девочка не упала с неба. А значит, мы должны обратиться в милицию. Если в положенный срок ребенка не будут искать, то можно подумать и об усыновлении.

    Супруги так и сделали. Елена каждый день молилась, чтобы родители девочки не объявились.

     Прошло немало времени, пока все уладилось, были оформлены документы и абсолютно счастливые Елена и Михаил смогли назвать малышку доченькой.

    - Давай назовем ее Александрой, в честь наших отцов,- предложила Елена. Михаил согласился. На том и порешили. Сашенька росла болезненным, но очень спокойным и рассудительным ребенком. А когда по радио или телевизору звучала серьезная музыка, девочка мигом преображалась: она замолкала и слушала как загипнотизированная. Когда Саше исполнилось 4 года, она твердо заявила родителям:

    - Я буду играть как тот дядя в телевизоре.

    Денег на фортепиано у Милославских не было, но отрицать явную тягу девочки к музыке тоже стало невозможным. Поэтому родители подарили дочери скрипку и отвели в музыкальную школу. Они втайне надеялись, что маленькому ребенку будет не под силу такая нагрузка, и занятия музыкой быстро надоедят ей. Но  они ошиблись. Саша почти не выходила во двор, не играла с соседскими ребятишками. Все свое время она отдавала музыке. В общеобразовательной школе Саша училась не очень хорошо. Но дети любили ее за доброту и отзывчивость. И еще за то, что она интуитивно стремилась жить в гармонии с собой и с другими. Единственным любимым школьным предметом Саши был английский. Однажды одноклассники прозвали ее Сандрой. То ли им понравилось, как она на уроке произносит свое имя, то ли потому что она становилась похожей на известную певицу Сандру. Это прозвище так и приклеилось к Александре. И уже никто не называл ее иначе, в том числе и она сама.

    Сандра закончила 9 классов и к большому огорчению родителей подала документы в музыкальное училище. Родители же хотели, чтобы девочка слала врачом или педагогом, а музыка осталась бы навсегда ее увлечением. Но Сандра блестяще сдала вступительные экзамены и была зачислена в училище по классу скрипки. С первых дней обучения Сандра стала любимицей Григория Валентиновича Акулина - немолодого и очень строгого педагога. Студенты боялись его острого языка, всегда бьющего прямо в цель. Его критика порой была жесткой, но всегда справедливой. Не боялась учителя только Сандра. Она обожала Григория Валентиновича, ловила каждое его слово, зная, что оно ценится на вес золота. Сандра прислушивалась ко всем его замечаниям, и не таила обиды, если иногда они были сделаны в резкой форме.

    Однажды, когда Сандра училась уже на 3-ем курсе, Акулин позвал ее к себе.

    - Что случилось, Григорий Валентинович? – спросила Сандра,- Мне показалось, Вы чем-то озабочены?

    - Да, детка. Пришло время настоящих состязаний и больших побед.

    - Это Вы о чем?- в глазах Сандры застыло недоумение.

    - О том, солнышко, что ты поедешь на международный конкурс молодых  дарований в Москву.

    - Но, Григорий Валентинович, на такие  конкурсы посылают только четверокурсников…

    - Ничего, Сандрушка, ты уже готова. Я уверен в тебе на все 100!

    С этого дня Сандра забыла про сон и еду. Она готовилась к конкурсу с полной самоотдачей. Она занималась буквально круглосуточно.

     И вот, наконец, настал день, когда провинциальная 3-е курсница, должна была выйти на знаменитую сцену Московской консерватории, в зале которой собрались величайшие музыканты нашего времени, а за кулисами стояли молодые, но очень талантливые ребята со всей Европы. Сандра выглянула в зал, и ее охватило жуткое волнение. Девушка не заметила, как оно вырвалось наружу, и она вскрикнула.

      - Что, страшно?- услышала юная скрипачка незнакомый мужской голос за спиной.

    От неожиданности Сандра вздрогнула:

    - Нет, знаешь ли, я каждый день играю на подобных сценах.

    В голосе незнакомца прозвучала насмешка, и это очень не понравилось Сандре. Парень оценивающе посмотрел на нее:

    - Ладно, не кипятись. Я тоже боюсь, ужасно. Почему я не видел тебя раньше?

    Но ответить Сандра не успела. Юношу позвали. Да и она заняла свое место среди участников конкурса. Точнее сказать, участниц. Потому что мужчин Сандра старательно избегала, за исключением отца и педагога. «Большинство мужчин, точно  братья-близнецы похожи друг на друга,- размышляла Сандра, - Все они мечтают сделать из женщины домработницу, ни в грош не ставя ее личность, ее желания, ее способности. Взять, хотя бы, моего папу. Он хороший человек, добрый ласковый. Но!...  До тех пор, пока мама гладит его по шерстке. Как только она делает попытку ему возразить, проявить свои желания, не связанные с семьей, он превращается в дикого зверя. Он становится слепоглухонемым ослом. Он не позволил ей работать ни одного дня после замужества. Хорошо, что маму это вполне устраивает. Она любит нас  с папой, обожает готовить, и вообще, она домоседка. Но не все же женщины одинаковые. Я живу музыкой, мечтаю стать первоклассным музыкантом, а не чьей-то прислугой. И от парней предпочитаю держаться на расстоянии не менее десяти шагов».   Поэтому ее очень смутил этот юноша. Все в нем выдавало представителя « золотой молодежи» столицы. А такие самодовольные типы у Сандры вызывали аллергию. Вот только лицо… Его лицо на мгновение показалось девушке знакомым. « Где же я его видела? Может быть по телевизору?» Но долго мучаться Сандре не дал голос ведущей, вызвавшей всех участников для жеребьевки на сцену. Сандра вытянула 21-й номер. Ее новый знакомый по имени Даниил Великанов-15. Даниил играл 1-ый концерт Чайковского. Произведение с очень сложными пассажами. Но он великолепно владел техникой, музыка словно лилась из-под его пальцев. Даниил окунулся в волшебный мир звуков и полностью отрешился от действительности. На землю его вернули аплодисменты зрительного зала. Пианист поклонился и быстро ушел со сцены, вытирая рукавом пиджака взмокший лоб. За кулисами он опять нос к носу столкнулся с Сандрой. Только сейчас он показался ей совсем другим: спокойным, одухотворенным, уставшим. В его взгляде не было ни насмешки, ни вызова.

    -         Ни пуха тебе, ни пера, Александра сказал Даниил, как будто они были знакомы 100 лет.

    -         Иди ты к черту,- смущенно пробормотала Сандра, покраснев до кончиков волос.

         Когда пришел черед Сандры выходить на сцену, высокое жюри сначала не обратило внимания на провинциальную 3-е курсницу. Но ее игра с первых звуков заставила жюри прислушаться и буквально ошеломила весь зал. В зале не осталось ни одного человека, равнодушного к ее игре. Сандра исполняла произведение Н.Паганини. Печальное, точнее сказать, трагическое произведение. Вся боль и отчаяние, которую вложил композитор в свое творение, эхом отозвались в сердцах зрителей. Проводя смычком по струнам, девушка видела перед собой мальчика – подростка, с огромными серыми глазами на желтовато-бледном худом лице, с которым ей довелось познакомиться, когда  она отдыхала с родителями в Сочи. Он писал великолепные картины и сочинял песни, но имел тяжелый порок сердца и навсегда был прикован к инвалидной коляске.

    - Когда я задаю врачам вопрос: «Сколько мне осталось?» они трусливо опускают глаза и отводят взгляд в сторону, - говорил Дима Сандре, сидя рядом с ней на набережной и вдыхая полной грудью чистый морской воздух.    От  этих слов у двенадцатилетней девочки похолодело  внутри. Ей стоило больших усилий  не отвести своего взгляда,  и не расплакаться. Дима оценил это, и они подружились. Полгода ребята переписывались. Однажды Сандра получила очень радостное и обнадеживающее письмо от Димы.  «Сандра, - писал он, - мне  вскоре предстоит операция на сердце. Врачи прогнозируют ее успешный исход»... Девочка обрадовалась за своего друга и с нетерпением ждала встречи с ним летом. Приехав в пансионат, Сандра бросила сумки и помчалась к Диме в гости. Дверь открыла его мама. ПО ее посеревшему от горя лицу девочка все поняла. Случилось непоправимое. ЕЕ друг умер на операционном столе.

    - Он так надеялся выжить, - говорила женщина Сандре, - он не надеялся, он верил в свое выздоровление! Он так ждал тебя, Сандра. А перед самой операцией спросил: «Мамочка, как ты думаешь, если я стану здоровым, Сандра выйдет за меня замуж?»

       Женщина не могла больше говорить. Ее душили слезы. Сандра пулей выскочила из их дома. Она бежала, не видя дороги, не понимая того, что происходит вокруг. На набережной, где они проводили столько времени вместе,  девочка упала на песок и разрыдалась. Ей казалось, что и ее сердце сейчас разорвется от боли и отчаяния. «За что?! Господи! За что ты так сурово наказал его?!!!»

       Спустя столько лет, стоя на знаменитой сцене и исполняя конкурсное произведение, Сандра ясно видела перед собой Диму, его грустные глаза, его философские картины и глубокие стихи. «Я посвящаю свое выступление тебе, дорогой!» - беззвучно сказала девушка, глубоко вздохнув, чтобы ни зрители, ни члены жюри не увидели ее слез, предательски блестевших в глазах. Ее душевные переживания вылились наружу с помощью музыки.

    Когда Сандра закончила играть, несколько секунд зал молчал. Он просто не мог выйти из оцепенения. В глазах многих зрителей стояли слезы. Девушка поклонилась и быстро пошла со сцены. Вдруг ее настиг шквал  аплодисментов с криками « Браво!», « Молодец!». Ее долго не отпускали со сцены, дарили цветы (одной из немногих конкурсантов). Зайдя за кулисы, Сандра вытерла пот со лба тыльной стороной руки и рукавом белой блузки.

    -         Эй, Шура, ты делаешь совсем, как я в критические моменты съязвил уже пришедший в себя после выступления Даниил.

         Сандра собрала всю волю в кулак, досчитала до трех и начала отповедь:

    -          Во-первых, меня зовут Сандра, а не Саша, Шура или еще как-нибудь. Во-вторых, ты всегда хамишь незнакомым девушкам? Хотелось бы знать, так, на всякий случай, если не дай Бог судьба еще раз столкнет меня с тобой.

    -         Ну, ладно, короче. Извини, Сандра,- он подчеркнул ее имя, - нет, обычно я не грубый, а наоборот очень нежный и ласковый с девушками. Но ты какая-то не такая…

    -          Как это не такая?- вспылила Сандра - У меня что руки, ноги не на месте?

    -          Все у тебя на месте. Только ты очень похожа на ежика, на всех колючки выпускаешь, будто боишься чего-то.

    «Ты прав, негодяй! – думала Сандра, сверля его глазами, - Я ненавижу чужих людей, особенно тех, от кого не знаешь, чего ожидать в следующий момент».

      Сандра действительно панически боялась незнакомых людей.   Большую часть жизни она провела с родителями, педагогами и скрипкой. Только в музыке она полностью раскрывалась и давала волю эмоциям.

         Вскоре юных музыкантов вызвали на сцену для вручения дипломов и   наград. 1-ую премию у пианистов получил Даниил Великанов.  Сандра Милославская завоевала Гран-при у скрипачей, а также приз зрительских симпатий. После официальной церемонии вручения наград было объявлено, что обладатели 1-ых премий будут зачислены в Московскую консерваторию без экзаменов. Радости Даниила не было предела. Лицо Сандры особой радости не выражало. К ней подскочил Даниил:

    -          О чем задумалась, горе луковое? Прыгать надо от счастья. Из своей деревни в Москву переберешься.

    -          Не хочу! - резко оборвала его Сандра.- Не хочу уезжать в чужой город от мамы с папой, от Григория Валентиновича. Мне и там не плохо.

    -          Да, детка, перемены не всегда легко даются,- услышали ребята мягкий женский голос позади себя. Они обернулись и увидели ту женщину, которая говорила об их приеме в консерваторию.

    -          Никто тебя и не просит забывать родителей и педагога. Ты очень многим обязана им. Но они дали тебе все, что могли дать. Теперь тебе нужна другая школа. Не хуже и не лучше. Просто другая. Ты очень талантливый музыкант и незаурядная личность. Так что долго плавать в мелководной речке в коротеньких штанишках ты не станешь. Пора выплывать в открытое море, а оттуда уж и до океана рукой подать.

       Жизнь научила Нину Александровну разбираться в людях. Она точно знала, что подобной похвалой она не испортит девочку, даже не пошатнет ее неуверенность в своих силах. Но может быть, ее слова помогут смягчить боль почти еще ребенка, находящегося в переходном возрасте, от потери той почвы, на которую он привык опираться столько лет. 17 лет! Сердце Нины Александровны екнуло. Ровно столько лет назад она родила мальчика, который умер, не прожив и часа.

    -         Нина Александровна, Вас вызывают в оргкомитет, - оторвала ее от грустных мыслей одна из преподавателей консерватории.

    -          Да, да, Лизонька, иду, - и уже обратившись к ребятам, добавила с напускной строгостью, - Учтите, молодые люди, консерватория вам не училище. Готовьтесь работать на всю катушку.

        Она дружелюбно улыбнулась Сандре и Даниилу, прекрасно зная, что последние ее напутствия были лишними. Они и так будут учиться великолепно. Но уж очень ей понравились эти дети. Они задели, казалось бы, умершие струны ее души. Ей захотелось опекать их, воспитывать, помогать им, любить их. Любить! На глаза Нины навернулись слезы. Она потеряла ребенка от единственного любимого мужчины. Мужчины всей ее жизни. И вот теперь в ее сердце началось потепление. Оно оттаяло. Его растопила внезапно нахлынувшая любовь к двум талантливым детям, игра которых была такой разной, но так гармонично дополнявшей друг друга. Ей очень захотелось, чтобы эти ребята играли вместе, в одном оркестре. Даниил безукоризненно владел техникой, а Сандра могла задеть сердце даже самого черствого слушателя. Вот бы их услышал Святослав! Он обязательно бы взял их в свой оркестр. Слава!… Дыхание женщины стало прерывистым, в глазах потемнело…

    -          Нина, дорогая, что с тобой?

    Она очутилась в объятиях немолодого, сохранившего печать былой красоты мужчины, с тревогой смотревшего на нее.

    -          Я тебя спрашиваю, что случилось? Ты же чуть не упала в обморок. Не подоспей я во время, ты бы лежала на полу неизвестно сколько времени.

    -          Боренька,- Нина слабо улыбнулась,- ничего страшного. Я уже в порядке. Просто я немного устала. Конкурсная неделя была очень напряженной, а еще месяцы подготовки. Ну, ты же знаешь…

    Борис Федорович понял, что она хочет уйти от разговора, и не стал настаивать. Но поздно вечером, когда они сидели за столом в его маленькой кухне, он решил снова поговорить с Ниной. В течение 15 лет  Борис Федорович был Нине Александровне и другом, и любовником, и наставником. Он очень хорошо знал Нину и любил ее всей душой, хотя эта любовь никогда не была взаимной.

    -          Нина,- начал он, глядя ей прямо в глаза,- там, в консерватории, ты думала о Славе, верно?

    -          От тебя ничего невозможно скрыть, дорогой,- опустив глаза, тихо ответила Нина.

    -          Зачем, Нина? Зачем пытаться скрывать то, что скрыть невозможно. Это гнетет тебя уже столько лет. Почему бы тебе ни поехать к нему? Вам  давно надо поговорить.

    -          О чем, Боря? О чем?! О том, что я ждала от него ребенка 17 лет назад, и он умер, не успев родиться. Или о том, что моя мать настучала на него в министерство культуры, и благодаря этому ему долгое время был заказан путь на родину. Его даже на похороны отца не пустили. Или о том, что я занимаю то место, которое всегда по праву принадлежало ему, и не имею смелости от него отказаться?!

    -          А ты не подумала о том, что он имеет право знать правду.

    -          Ха!- невесело усмехнулась Нина.- Да он и слушать-то меня не захочет.

    -          Этого ты не можешь знать наверняка. Потому, что ты даже не пыталась за столько лет наладить с ним контакт. Ты только прячешь голову в песок, как страус, плачешь в подушку и жалеешь себя.

        Они долго спорили, и уснули уже далеко заполночь. В 4 часа ночи Нина проснулась оттого, что Борис тряс ее за плечо:

    -          Нина, звонит твой мобильный.

    -          Кто там? - сонно спросила Нина.

    -          Твоя мама. Кажется у нее что-то серьезное.

    -         Мама?! Они с матерью не общались с тех пор, как стало известно об ее поклепах на известного дирижера и беззастенчивое вмешательство в Нинину жизнь и любовь. Сон как рукой сняло.

    -          Алло. Я слушаю. Что тебе нужно?

    -          Нина, я умираю. Мне осталось жить от нескольких часов до нескольких дней. Я должна тебе очень многое рассказать. Приезжай срочно, дочка, пожалуйста.

         Нина посмотрела на Бориса.

    -          Ну что мне делать? Эта женщина разрушила мою жизнь. Последний раз после общения с ней меня едва откачали от сердечного приступа. Что ждет меня сейчас?

    -          Может быть, она раскаялась и хочет искупить свою вину перед тобой. Заложить хотя бы кирпичик в стену примирения, так как всю стену она уже не успеет построить.

    -          Какой же ты добрый, Боренька. Ты готов всех оправдать, всех простить. Даже  если поступок человека не имеет прощения.

    -          Не суди, и судима не будешь. Все мы не без греха. Брось в нее камень, если ты безгрешна.

        Ответить на это Нине было нечего. Она быстро оделась, и Борис отвез ее к   матери.

    -          Я не буду подниматься в квартиру. Позвони, когда приехать за тобой. Удачи тебе, любимая. Будь снисходительна к умирающей старухе, которая однажды дала тебе жизнь.

    -          Я тебя обожаю. Нина поцеловала Бориса и вошла в дом. На лифте она поднялась на 3-ий этаж и тронула ручку двери. Дверь оказалась открытой.

    -          Входи, доченька,- услышала Нина голос матери. Несмотря на предсмертное состояние, ее голос по-прежнему оставался сильным и властным, а во взгляде не было и намека на боль и слабость.

    -          Здравствуй,- выдавила из себя Нина,- я пришла…

    -          Я знаю, зачем ты пришла. У нас мало времени. Садись и слушай. В тот день, 10 октября, ты родила сына. Молчи. Так вот он родился крепким и здоровым. А следом за ним, минут через 15, родилась девочка.

         Глаза у Нины чуть не вылезли на лоб.

    -          Я приказала врачу сделать тебе глубокий наркоз, чтобы ты ничего потом не вспомнила. Взяла детей, благо они оказались крепкими, и отдала их Арине, медсестре, готовой ради денег душу дьяволу продать. А уж она отвезла этих ублюдков по тем адресам, которые я ей написала. Я  всю твою беременность искала бездетные семьи, где им было бы хорошо.

        Нину душили слезы, но мать, не замечая этого, продолжала:

    -          Там, на столе, лежит адрес, по которому живет девчонка, а пацана я потеряла из виду. Его приемная семья куда-то переехала. Наверное, побоялись, чтобы он не узнал, что не родной им.

    -          Эти ублюдки, как ты говоришь, твои внуки, мама! Как ты могла?! – возмущенно кричала Нина.

    -          Нет, они щенки того наглеца, за которым ты даже замужем не была. Этот позор в двух кратном размере  испортил бы тебе карьеру.

    -          Причем здесь карьера? Ты разрушила мою жизнь, мама, - с трудом выговорила Нина.

    -          Не так я хотела, чтобы сложилась твоя судьба, Нина. Прости меня, если сможешь.

        Старая женщина закрыла глаза и через некоторое время умерла.

       Очнулась Нина в больничной палате. Рядом с ней на кровати сидели Борис Федорович и Сандра.

    -         Ну, слава Богу, Вы пришли в себя, Нина Александровна. Как же Вы нас напугали! – Сандра наклонилась и крепко обняла ее. Девушка всей душой полюбила свою новую учительницу. Все дни, когда Нина находилась в бессознательном состоянии, Сандра дежурила у ее постели чаще других студентов.

    -          Ну, все. Теперь я могу спокойно передать Вас под  крылышко Бориса Федоровича. Он о Вас позаботится, как никто другой.

    Сандра заговорщически посмотрела на Виноградова, а он улыбнулся девочке.

    -          Спасибо тебе большое, Сандра,- прошептала сквозь слезы Нина Александровна.

    -          Лучшей благодарностью для меня и всех ребят будет Ваше полное выздоровление и выход на работу. Мы очень соскучились по Вашим задачкам по гармонии.

        Девушка попрощалась и вышла из палаты. А Борис Федорович сел поближе к Нине, взял ее руки в свои и сказал:

    -          Так нельзя, милая. Ты чуть не отправилась вслед за матерью. Расскажи-ка мне все по порядку. А то в бреду, ты несла какую-то чушь про близнецов.

    -          Это не чушь, Боренька. -   Нина повторила весь рассказ ее матери. Борис был ошеломлен.

    -         - Нельзя, конечно, так говорить о мертвых, но твоя мать была просто чудовищем. И что ты намерена делать? Надеюсь, ты собираешься разыскать своих детей? Или опять будешь плакать в подушку, и жалеть себя?

    -          И что я им скажу, Боря?! Здравствуйте, детки, я ваша мамочка, - язвительно ответила Нина.

    -          Они уже не дети. Они все поймут. Дай им только время.

    -          Еще лучше. Они тинэйджеры, как Диана, Сандра, Вероника. Ты же знаешь, какие они уязвимые и как их легко ранить. Даже Марк и Даниил, которые кажутся взрослыми и уравновешенными, вспыхивают и обижаются как маленькие дети.

    -          Ничего. Ты только разыщи их. А уж что им сказать, я уверен, твое материнское сердце подскажет. Только, чур, не падать в обморок. Нина, ты должна быть сильной при встрече со своими детьми. Ты же не знаешь, какие они, кем стали. А  вдруг твоя дочь ночная бабочка, а сын – наркоман. Что тогда?

        Заметив ужас в глазах Нины, Борис улыбнулся, поцеловал ее и сказал:

    -          Это, конечно, шутка. Но в каждой шутке есть доля правды. Мы ведь ничего не знаем наверняка и должны быть готовы буквально ко всему.

    -          Ты поедешь со мной, Боря?

    -          Нет, дорогая. Это ты должна сделать сама. А я останусь здесь и буду ждать тебя с дочерью дома.

        На следующий день Нина купила билет на поезд, и вскоре она мчалась через всю страну на встречу с дочерью. Сомнения терзали ее душу. Ни на минуту ей не удалось сомкнуть глаз, отдохнуть, поспать.

       Добравшись по указанному адресу, Нина дрожащей рукой нажала на кнопку звонка. « Что я буду делать, если моя дочь откроет мне дверь? Что я ей скажу?» - судорожно хватаясь за перила, думала Нина. Но дверь ей открыл немолодой мужчина и очень удивленно посмотрел на нее:

    -         Здравствуйте, проходите, пожалуйста. Дорогая, у нас гости, - крикнул он жене. Из кухни вышла женщина средних лет и, увидев Нину, вскрикнула: « Что случилось? Что-то с нашей девочкой?» Нина поняла, что эти люди знают ее. Но откуда? Этого она никак не могла взять в толк. Вдруг ее взгляд невольно упал на стену, где висела маленькая скрипка. А рядом с ней большая фотография всех участников конкурса, сделанная фотографом, после вручения премий. Заметив ее недоразумение, мужчина спросил: «Вы же преподаватель нашей Сандры?»  Сандра!!! Нину прошиб холодный пот. Сандра!!! Молотком стучало у нее в голове. Она закрыла лицо руками и тяжело опустилась в кресло.

    -          Сандра не только моя ученица. Она – моя дочь, - почти шепотом проговорила бледная как снег женщина.

    -          Что?! – в один голос закричали Милославские. Подняв на них мокрые от слез глаза, Нина начала свой рассказ. Когда она закончила, обе женщины уже не сдерживали рыданий. Даже обычно суровый Михаил плакал, не стесняясь.

    -          Так я и знала! – Елена зло посмотрела на Нину, - когда Сандра была ребенком, а ребенком она была непростым: довольно своеобразным и очень болезненным, она никому была не нужна. А теперь посмотрите-ка, у нее, оказывается, объявились родители, да еще какие известные.

    -          Лена, я ничего не знала…

    -          Или не хотели знать! – грубо перебила Нину  Елена, - как у вас все просто получается: вырастили девочку, а теперь отдавайте ее мне. Так,  по-вашему, получается?

    -          Не так! – твердо заявила Нина. – Если Вы скажете «нет», я ни слова не скажу Сандре. Для меня и так подарок судьбы общение и дружба этой девочки.

      « Если Сандра узнает правду, она возненавидит тебя, и ты потеряешь то, чем так дорожишь»,- прошипела Елена, когда за Ниной Александровной закрылась дверь.

       Несколько дней после возвращения в Москву, Нина не выходила из дому. У нее было тяжело на душе. С одной стороны, ей хотелось на крыльях лететь в консерваторию, взять Сандру за руку и все ей рассказать. С другой стороны, она не хотела нарушать слово, данное Милославским, боялась потерять то, что имела. Раздумья Нины прервал настойчивый звонок в дверь. Она нехотя поднялась и открыла дверь. На пороге стояла Сандра. Несколько секунд мать и дочь молча смотрели друг на друга, как будто виделись впервые. Сандра первая нарушила молчание:

    -         Здравствуйте. Я все знаю, - она говорила смущенно, опустив глаза, запинаясь, - у нас с мамой и папой был долгий разговор. Они все мне рассказали. – Сандра замолчала.

    -          Прости меня, родная, - Нина обняла и крепко прижала к себе дочку.

    -          За что мне Вас прощать? Вы ведь ничего не знали о нас с братом? Так? Вы тоже стали жертвой Вашей матери.

        Нина слышала дочь и поражалась той доброте, искренности и мудрости, которые составляли сущность Сандры. Девушка болтала без умолку. Она рассказывала о своих однокурсниках, о педагогах, о жизни в консерватории. Ей самой было нелегко, но она пыталась снять камень с души Нины Александровны. Сандра знала, что у нее хотя бы были любящие родители, отдавшие ей себя без остатка. Нина же была лишена всего этого. У нее не было ни нежной, заботливой матери, ни любимого мужа, ни детей.

    -          Вероника в очередной раз собирается замуж, - рассказывала Сандра, - Марк кричит на каждом углу, что не знает, какую из трех моделей ему выбрать. Мы делаем вид, что верим ему, хотя точно знаем, что девушки его не интересуют.

    -          Сандра, а как Даниил?

    -          Вы разве не знаете? – она изменилась в лице.

    -          Нет. Что случилось?

    -          Месяц назад он потерял обоих родителей. Мама умерла от рака. А отец разбился на машине, когда ехал к ней в больницу.

    -          Какой ужас!!!

    -          Да, Данька очень был привязан к ним, особенно к маме. После похорон мы его почти не видели. Марк говорит, что он все время пьет в 3-е сортных пивных, никого не хочет видеть. Я пыталась поговорить с ним, но он или пьян в стельку, или уставится в одну точку и не слушает меня. Я очень боюсь за него.

    -          Время лечит, детка.

    -          Да, все так говорят. Но как бы он себя за это время не покалечил.

    -          Будем поддерживать его, чем сможем и надеяться на лучшее. А как ты поживаешь, милая?

    -          Я? – Сандра смущенно улыбнулась. – Я, кажется, влюбилась.

    -          В Даниила? – заинтересованно спросила Нина.

    -          Нет, что Вы! Данька мой лучший друг. Он мне как брат. Я влюбилась не в мужчину…

    -          В женщину?! – вскрикнула Нина.

    -          Нет! В музыканта. Точнее сказать, в его игру. Я его ни разу не видела. Только слушала записи на дисках. Стэнли Лиман – гениальный музыкант. Его саксофон звучит так, что все внутри тебя переворачивается. Я мечтаю познакомиться с ним и вместе сыграть. Конечно, если он не будет против.

    -          Я думаю, эта мечта осуществима, - одобрительно ответила Сандре мать, - правда, он живет на другом конце света. Но ты ведь тоже классный музыкант, поедешь на гастроли, познакомишься с ним. Может быть, он тоже захочет сыграть с тобой дуэтом.

    -          Ладно, не обнадеживайте меня. Мне еще пахать и пахать, чтобы играть с Лиманом. А что Вы знаете о моем брате? – спросила Сандра, пытаясь перевести разговор в другое русло.

    -          Ничего, дочка, ровным счетом ничего. Его след  утерян, возможно, навсегда.

    -          Если бы здесь был Борис Федорович, он бы обязательно назвал Вас пессимисткой и отчитал за такой настрой. Кстати, где он?

    -          Я не знаю. Он куда-то исчез, когда я ездила на твои поиски. Я не могу до него дозвониться. С ним иногда такое случается. Может быть, к сыну поехал.

        Нина даже предположить не могла, что в то же день, когда она отправилась искать дочь, Борис улетел в Америку. Остановившись в дорогом отеле в Нью-Йорке, он набрал номер телефона.

    -          Алло!

    -          Алло! Не узнаешь, старый черт?!

    -          Борис, ты?

    -          Да, Славка, это я.

    -          Каким ветром тебя занесло в наши края, друг?

    -          Я захотел побродить по славному городу Нью-Йорку, встретить старых друзей, поболтать о том, о сем.

    -          Не темни, Борис. Лететь  из Москвы в Америку, чтобы просто погулять да поболтать не в твоем духе, да и …- Грановский замялся.

    -         Продолжай, Святослав. Да и не с моим сердцем, ты хотел сказать. Все верно. Я приехал по делу. Давай вечером встретимся и поговорим.

    -          О.К. В ресторане « GreenLand» в 19 часов.

    -          Отлично. До встречи.

        Мужчины встретились очень тепло. Несмотря на то, что между ними  стояла женщина, которую они оба любили всю жизнь, им удалось сохранить дружеские отношения, связавшие их еще мальчишками.

    -         Перейду сразу к делу, дружище. Я хочу поговорить с тобой о Нине.

    -         Так я и думал. Я ничего не хочу знать о ней. Я не видел ее 18 лет и еще столько бы не видел ни ее, ни ее мамашу.

    -         Выслушай меня, Славка. Ради нашей дружбы, ради твоей любви к Нине, а главное, ради тех детей, которых она от тебя родила.

    -         Детей?! – Святослав Михайлович широко раскрыл глаза от удивления.

    Поздней ночью Борис закончил свой рассказ. Несколько раз друг пытался перебить его, но он был тверд и не дал Грановскому и рта раскрыть.

    -         Думаешь, мне легко было прилететь в другой конец света и говорить с тобой о женщине, которую я люблю, и которой посвятил 15 лет своей жизни. Но сердце мое сдает. Скоро ему надоест биться. Тем более ради женщины, которая любит другого и имеет от него двоих детей. Ничего не  говори сейчас, Святослав. Просто подумай. Жизнь коротка. И нам не 20 лет, чтобы разбрасываться ею. А сейчас мне пора идти. Не провожай меня, не надо. Рад был тебя видеть. Надеюсь, не в последний раз. Хотя, как знать. – Борис Федорович встал из-за стола, пожал Грановскому руку и быстрым шагом вышел из ресторана. Грановский остался один за столиком. Он заказал еще виски с содовой. Нина!!! Сердце известного дирижера предательски забилось. Он ясно увидел перед собой юную первокурсницу, кареглазую златовласку, в которую он, будучи преподавателем консерватории, влюбился буквально с первого взгляда. 3 года длился их роман. Какой же чудесной была их первая ночь и все последующие. И какого дьявола в их жизнь вмешалась мать Нины?! Эта циничная, беспринципная женщина, которая ни перед чем не останавливалась, если что задумала. « Я всегда винил Нину в слабости, неспособности противостоять матери, - размышлял про себя Грановский, - а сам тоже хорош. Убежал в другую страну, не желая бороться за свою любовь. Но от себя, видно, не убежишь. Борька, кажется прав». Святослав Михайлович вышел из ресторана в подавленном настроении. Он поймал такси и поехал домой.

        ... У Сандры закончились занятия, но домой она не спешила. Она решила подождать Нину Александровну, чтобы поговорить с ней о Даньке. Последнее время его никто не видел, даже его лучший друг Митя не знал, куда он запропастился. Сандра взяла ключ от свободного класса, села за рояль и заиграла джаз. Ни Паганини, ни Сибелиус и скрипка, а именно Гершвин и рояль точно соответствовали ее настроению. Вдруг дверь открылась,  и в класс вошел  высокий, статный, молодой мужчина, с интересом наблюдавший за Сандрой. Она остановилась и подняла глаза от клавиш. Их взгляды встретились.

    -         Вы здорово исполняли Гершвина, - сказал незнакомец с небольшим акцентом. – Мне очень захотелось к Вам присоединиться. Давайте сыграем вместе. Он говорил с ней так легко и просто, как будто они были сто лет знакомы. Сандра испугалась этого мужчины. Точнее, той волны чувств и ощущений, которую вызвал в ней этот человек. Она как всегда попыталась  спрятаться в свою раковину.

    -         Извините, я уже ухожу.

    -         Постойте, – он взял Сандру за руку и удержал, несмотря на все ее попытки высвободить руку.

    -         Не бойтесь, я не кусаюсь. Пожалуйста, давайте сыграем вместе. Мне кажется, что Вы чувствуете сейчас то же, что и я.

        Сандре так захотелось нагрубить ему и убежать, но он нежно взял ее за плечи, подвел к роялю и усадил на стул. Почему Сандра слушалась его, она и сама не могла понять. Он достал из футляра саксофон и выжидающе посмотрел на девушку. Поддавшись его обаянию, она улыбнулась ему в ответ и заиграла. Их игра не была похожа на обычное исполнение. Это был разговор. Их души, их сердца говорили на языке звуков, таком знакомом и понятном обоим. Они так увлеклись, что не заметили, как в класс влетел Даниил и замер, пораженный увиденным и услышанным. В приступе ярости, он подскочил к роялю и схватил Сандру за руку.

    -         Сандра, пошли со мной! Нам надо поговорить.

    -         Данька! – Сандра обрадовалась тому, что он, наконец, объявился, но не поняла причин его столь странного поведения. Даниил выволок ее из класса силой и накинулся с вопросами:

    -         Что у тебя с этим америкашкой?

    -         С кем?

    -         Не прикидывайся. Ты только что играла со Стэнли Лиманом. Какая там музыка! Это была не игра, а объяснение в любви. Прямо секс на сцене.

    -         Заткнись, Данька! – смутившись, вспылила Сандра.

    -         Ладно, с этим фруктом мы потом разберемся. А сейчас пошли к той твари, которая произвела нас на свет 18 лет тому назад.

    -         Что ты мелешь?!

    -         Не может быть, чтобы ты не знала, кем тебе приходится Ковалевская?

    -         Я знаю… - пробормотала Сандра. И тут ее осенило: Данька! Как же я раньше не догадалась? Его лицо всегда казалось мне знакомым. А как же иначе? Оно похоже на мое собственное. Сандра пристально посмотрела на брата, поносившего своих биологических родителей.

    -         Остынь, братишка. А как ты об этом узнал?

    -         Моя тетя Арина рассказала. Решила доброе дело сделать, черт бы ее побрал! Она акушеркой  в том роддоме работала, где мы с тобой родились. Это ей наша бабка поручила подбросить нас в бездетные семьи. Тебя она отвезла, куда следовало, а меня отдала своему брату и его жене. Они не могли иметь детей, но очень хотели мальчика. Они дали мне все, Сандра: любовь, образование, наследство. От меня как будто кусок отрезали, когда их не стало. Я всегда буду любить их, и ненавидеть тех, кто называет себя моими настоящими родителями.

    -         Не надо так, Даниил, - Сандра взяла брата за руку и подвинулась к нему поближе.

    -         Они не виноваты. Они тоже стали жертвами нашей бабки. Бог уже наказал их достаточно. Особенно Нину Александровну. Чем ты не доволен? Нам ведь очень повезло. Нас вырастили добрые, достойные люди. Они окружили нас теплом и заботой. Мы будем до конца своих дней любить их как родителей. Но неизвестно еще как сложатся наши судьбы? Каких ошибок мы с тобой наворотим в будущем. Не суди их, не надо. Просто прими все как есть. Давай дадим им шанс изменить свои и наши жизни, узнать то, чего они были лишены все эти годы. Остынь, братишка, пойди к Нине Александровне. Поговори с ней без злобы и обиды. Просто по-человечески.  - Даниил обнял свою сестру-двойняшку и поцеловал ее в щеку.

    -         Я не готов их простить и полюбить, Сандра. И не знаю, буду ли когда-нибудь готов к этому. Но я благодарен им за то, что у меня есть такая замечательная сестренка. Я всегда мечтал иметь сестру, но родители не смогли мне ее подарить.

    -         У тебя есть сестра, Данька, и она любит тебя. А теперь иди к нашей маме. Ты ей  нужен.

    Даниил смахнул слезинку с ресницы и нехотя побрел в деканат. Обернувшись, Сандра чуть не столкнулась со Стэнли Лиманом, выходившим из класса.

    -         Вы подслушивали? – покраснев, спросила Сандра.

    -         Да, - виновато ответил Стэнли. – И я просто в восторге от твоей мудрости.

    Он взял обе ее руки в свои и поцеловал. Сандра почувствовала себя не в своей тарелке. Этот человек нарушал ее душевное равновесие. Такого с ней раньше не случалось. Впервые в жизни ей хотелось быть ведомой, идти за Стэнли хоть на край света. Девушка одернула себя, строго посмотрела на него и сказала:

    -         Было приятно познакомиться. Но мне уже пора. Я спешу.

    -         Ты совсем не умеешь врать, солнышко, - засмеялся Стэнли, поцеловав ее в кончик носа. – Пойдем со мной в ресторан «У старой стены». Там тебя ждет сюрприз. И не дожидаясь ответа, он обнял Сандру за талию и потащил за собой, преодолевая ее сопротивление, наклонившись к ее уху и шепча всякие глупости, от которых девушка краснела и тихо смеялась. Войдя в ресторан, Стэнли подвел Сандру к свободному столику, отодвинул стул и усадил ее.

    -         Где же твой сюрприз? – беспокойно спросила Сандра, не желая больше оставаться в опасной близости от него.

    -         Вот он! – Лиман указал рукой на дверь, откуда к ним навстречу направлялся Святослав Михайлович Грановский. Он широко улыбался молодым людям. Он прекрасно знал о жгучем желании своего молодого коллеги и друга познакомиться с юной скрипачкой.

    -         Здравствуйте, молодые люди…

    -         Позвольте представить Вам… - Стэнли перебил Грановского.

    -         Стэнли, дружище, не позорь мою седую голову. Я знаю эту  юную леди. Рад тебя видеть, Сандра Милославская.   Он поцеловал руку Сандры.

    -         Я тоже, - тихо ответила девушка, испытывая трепет перед известным музыкантом. И уже увереннее добавила:

    -         Вы немного ошиблись, Святослав Михайлович. Я тоже долгое время думала, что меня зовут именно так. И совсем недавно узнала, что на самом деле я Александра… Святославовна … Грановская… - ее голос дрогнул. Девушка замолчала и пристально посмотрела на отца, который, услышав ее полное имя,  онемел от удивления и неожиданности…

    -         Ты… Не может быть…

     Сандра вытерла мокрую от слез щеку тыльной стороной руки и шагнула к нему навстречу. Он крепко прижал к себе девушку и прошептал:

    -         Прости меня, родная. Я ведь и знать ничего не хотел ни о тебе, ни о твоем брате.

    -         Ну, наконец-то, Слава, - попытался разрядить  атмосферу Стэнли, - я так долго ждал этого момента.

    -         Ты?! – в один голос вскрикнули отец и дочь, - а ты откуда знал? – поинтересовалась Сандра.

    -         Я очень наблюдателен, друзья мои. И хорошо был знаком с твоей мамой, Слава. Помнишь ту фотографию, где Анна Иосифовна совсем еще девочка в гамаке на вашей даче.

    -         Кажется, припоминаю.

    -          Так вот, Сандра - это ожившая фотография. Точная копия твоей мамы. Подобное сходство не бывает случайным. Когда я увидел ее на конкурсе, я сказал себе: « Да это же Анна Иосифовна в юности?!»

    -         Почему же ты молчал о своих догадках?

    -         Я хотел все узнать наверняка. И чтобы это произошло именно сейчас, когда вы оба готовы к этой встрече.

       В этот момент в открытую дверь вошли Нина Александровна и Даниил. Они молча подошли к столику, за которым сидели Сандра, Святослав и Стэнли. Нина и Святослав смотрели друг на друга, не отрываясь. В  этот миг вся боль, непонимание, обиды, копившиеся годами, разом исчезли, улетучились.

    -         Нина, иди ко мне, - прошептал Грановский.

    -         Слава…, - сквозь слезы говорила Нина, прижимаясь всем телом к любимому мужчине, отцу ее детей. Немного успокоившись, они сели за стол, не разжимая крепко сцепленных пальцев. Нина посмотрела на всех собравшихся. « Господи, как же они похожи!» - думала она, глядя на Славу и детей. Из оцепенения всех вывел голос Даниила:

    -         Ну, ладно, вы тут гуляйте, а я пошел. Мне  праздновать нечего. Ровно год назад погибли мои любимые папа и мама.

    -         Царствие им небесное,  - Стэнли быстро поднял рюмку и протянул ее Даньке. Все выпили до дна молча и не чокаясь. Святослав положил руку на плечо сына и сказал:

    -         Присядь, сынок. Не надо так.

    -         Я Вам не сын, - вспылил Даниил.

    -         Но по возрасту вполне годишься мне в сыновья, - примирительно ответил Грановский, поставив сына в тупик, обезоруживая своей открытой и ласковой улыбкой, которую так обожали женщины, и каждая мечтала, чтобы он улыбался так только ей одной.

    -         Не кипятись, дружище, - продолжал дирижер, - вспыльчивость и обидчивость еще никого до хорошего не доводила. Если бы я не был таким обидчивым, я бы никогда не потерял из виду на столько лет любимую женщину и двоих детей. А стервозную старуху давно бы поставил на свое место, на то, которое она заслужила своими поступками.

    -         Что теперь говорить об этом, Слава, - перебила его Нина, - давайте лучше о хорошем.

       Все на время замолчали. У каждого из собравшихся за этим столом накопилось много боли, обиды, неразделенной любви. Всем  хотелось выплеснуть из души все это раз и навсегда. Но так, увы, не бывает. И они хорошо осознавали это.

    -         Родные мои! – наконец нашлась Сандра. Она всегда отличалась житейской мудростью и способностью мыслить позитивно. - Что было, то было. Прошлого не вернешь и не выкинешь из памяти, как ненужный лист бумаги. С этим нам всем придется жить дальше, заново узнавать друг друга. Мы ведь музыканты, нам Всевышний дал способность находить гармонию в звуках. Я поднимаю бокал за то, чтобы мы все сумели найти ее и в жизни!

    -         Молодец, дочка! – Нина и Святослав с гордостью посмотрели на Сандру.

    -         Виват! – воскликнул Стэнли.

    -         Пусть будет так, - нехотя поддержал их Данька, - да поможет нам музыка!

    Это была Галина Сула с рассказом "Подарок судьбы". Ждем ваших комментариев ниже.

    Принять участие в литературном конкурсе "Твоя первая книга-3" можно тут.

    Прочесть еще работы авторов здесь.

    С уважением,

    Артем Васюкович

    Поделиться в соц. сетях

    Подписывайся на обновления!

    Ваш e-mail: *

    Ваше имя: *

    "Накидка" - Алена Иванова.
    Евгений Семенков "Неудачное дежурство"
    Юля Пестерева "Долгая история"
    Комментарии
    • Виталий+Лобановский:

      Очепятка:
      Родители же хотели, чтобы девочка слала врачом или педагогом, а музыка осталась бы навсегда ее увлечением

      В целом интересно, но ещё до конца не дочитал. Общее впечатление выскажу позже.

      Ответить
    • Имела удовольствие познакомиться с рассказом. В целом общий сюжет рассказа неплох и даже интересен, есть над чем поразмышлять, но на мой взгляд, не хватает сложности слова в описании, все как-то разворачивается просто и быстро… Хотя возможно, так было задумано автором и каждый судит со своей точки зрения. Молодец, продолжай писать!

      Ответить

    *

    *

    Твоя первая книга - Клуб книжных дебютов. Здесь живет Ваша первая книга — забери её! Copyright © 2013