МЕНЮ САЙТА
  • Скачай бесплатно книгу
  • Это интересно
  • Рекламные объявления
  • Обратите внимание
  • Рубрики
  • Подпишись на наш канал
  • Обязательно читайте
  • Ксения Чечеткина — рассказ «Зверь»

    Ksenya-Chechetkina-ZverПриветствую, дорогие читатели! Как осеннее настроение? Итак, встречаем нового автора – сегодня у нас на литературном конкурсе «Твоя первая книга-2» Ксения Чечеткина с рассказом «Зверь». Увлекательного вам чтения! Обязательно поделитесь своими впечатлениями в комментариях.

     «Зверь»

    Ксения Чечеткина

    1

    «Мне 29 лет, меня зовут Джоанна, но друзья называют меня Анной, я богата, я замужем, у меня нет детей и мне необходимо избавиться от мужа…»- медленно писала Анна в толстой тетради. Она отложила ручку, перевела взгляд на зеркало и встретилась с худой, рыжеволосой женщиной. На лице четко проступали скулы, придавая немного надменный вид, под глазами легли большие тени. Волосы и одежда были в беспорядке.

    Начиналось раннее утро.

    Раннее мрачное утро.

    Она провела пальцами по волосам, со вздохом поднялась из-за стола, и убрала тетрадь в сейф в стене. За окном уже показалось солнце, на все лады стрекотали сверчки, заливались жаворонки ругаясь с воробьями у кормушек, далеко в поле лаяла свора псов.

    Анна не спеша привела себя в порядок, собрала волосы в строгую прическу, затем переоделась к завтраку. В доме ощущалась густая тишина. Тихо спустившись на первый этаж в столовую, поздоровалась с кухаркой одними глазами. За столом уже сидел муж. Высокий, крепкий мужчина, со смуглой кожей и острым подбородком.

    - привет Джоанна- улыбнулся ей Грег.

    - привет- ответила Анна.

    Он нахмурился, но ничего не сказал. Лишь указал кухарке на дверь.

    -сегодня не жди меня к обеду- сказал Грег- надо будет съездить в город, хочу поторговаться с одним прайдохой, насчет фризов.

    «Можешь вообще не приходить»- подумала Анна, но вместо этого сказала- хорошо». Далее завтрак проходил в полной тишине.

    Вернувшись в комнату она продолжила писать в тетради.

    «…у меня мало друзей которые могли бы понять меня. Я хочу избавиться от мужа или умереть.

    Я родилась в семье где до сих пор царят порядки 18 века, когда родители полностью определяют судьбу своих детей. Меня воспитали уравновешенной и сдержанной, в меру дружелюбной, в меру заносчивой. В нашей семье не принято плакать или показывать свое горе, не принято громко смеяться, и непристойно шутить. В нашем доме эмоции под негласным запретом. Все чинно и величественно. Отец строгий и консервативный. И мама постоянно находится под его влиянием. На самом деле она добрая и мягкая, но рядом с ним становиться таким же педантом. Когда я была еще подростком, отец договорился со своим бизнес- партнером о женитьбе его сына на мне, тогда они смогут друг другу больше доверять, расширят сферы влияния и смогут построить более мощную империю. Выходить за сына, которого я с детства призирала за слабохарактерность, плаксивость и ябедничество. За его жалобы мне доставалось от отца. Боже как я проклинала этого тощего смуглого мальчишку и его тонкий голос, который норовил где-нибудь меня поймать и жестоко подшутить. Меня он взаимно не любил, я была умнее, и способнее, и так часто оставляла его в дураках. Грег с детства любит хвастаться. Он хвастался перед другими новыми игрушками, новыми книгами, и другим разным хламом которым в его возрасте дорожат мальчишки. Он полагал, что эти вещи смогут делать его более умным, ловким или более смелым.

    Время от времени мальчишки из соседнего класса, уловками и хитростью заманивали его далеко в поле, или в лес, или на незнакомую улицу и бросались бежать в разные стороны, притворяясь что играют в прятки, а сами убегали домой или в школу, оставляя Грега искать их до позднего вечера. За позднее возвращение домой, за испачканную одежду, его неизменно наказывал отец. И обижаясь на мальчишек, он еще долго не подходил к нам. Но даже находясь на расстоянии я чувствовала его пристальный взгляд.

    Он уже тогда считал меня своей собственностью, зная, через несколько лет я буду его женой. Он этим гордился. А я думала умру прежде чем выйду за него.

    Наверное, мой муж не такой уж плохой человек, как мне думается, может в моих словах мало объективности?! Он любит лошадей, с удовольствием разводит племенных жеребцов. На заднем дворе он устроил большой вольер для бурого медведя, который попался в капкан. Ему доставляет неимоверное удовольствие показывать друзьям своего домашнего питомца, рассказывая сколько потребовалось мужества и ловкости, Грег не скупиться на похвалы в свой адрес, перемешивая их с незаслуженной скромностью.

    Иногда Грег умен, иногда остроумен, но чаще всего сварлив, недоволен и в последнее время очень вспыльчив. Недавно он жестоко стегал плеткой лошадь, из-за того что не смог удержаться в седле при прыжке через барьер. Он ее хлестал до тех пор пока я не закрыла собой визжащее животное. Иногда Грег такой сукин сын. Но тогда я этого еще не понимала.

    Я мертва пять лет.

    У женщин нет прав. У них есть только мужья.

    Мы редко куда выезжаем, только к родителям и к нескольким друзьям, живущими недалеко от нашей усадьбы. Грег все время проводит либо у управляющего, либо у себя в кабинете, либо ходит в бар с приятелем.

    Я могу весь день провести с книгой дома, или у озера, но чаще всего ухожу в лес, и гуляю до сумерек. До замужества, я была самостоятельной, знающей себе цену, я как непокоренный ветер, в мыслях меня заносило в далекие края, полных опасности, в горы наполненных дикими, свободными животными. Я была ветром, который стихал только когда отец находился рядом. Я мечтала уехать в другие земли, наслаждаться жизнью, встретить свою любовь, или не встретить ее, я мечтала быть свободной и не оглядываться на порядки, на предрассудки, на законы. Но все это у меня отняли когда сказали что судьбу за меня давно решили. И я буду женой Грега Уолби. Джоанной Уолби.

    Первый раз я убежала из дома когда мне было 17, я ушла гулять и осталась ночевать в лесу. Меня искали больше суток, а когда нашли, то отец смерил меня взглядом запер на несколько месяцев в чердачной комнате. Без прогулок. Без книг. Без жизни.

    Второй раз я сбежала когда мне исполнилось 18, месяцы дум под домашним арестом не вразумили меня. Я хотела сбежать и прыгнуть с моста, пригнуть в пропасть. Стоя на крою, я держалась слабеющими пальцами за перила, упираясь спиной и ногами в холодный камень моста. Волосы метались от сильного ветра. Под ногами расстилалось каменистое ущелье, на дне находилась свалка строительного мусора и заросли ржавого кустарника. Пальцы потели и норовили соскользнуть. Меня трясло от напряжения и страха. Я не могла понять, почему я все еще не решаюсь?! Ведь страшнее жить чужой жизнью! Страшнее подчиняться, молчать. Молчать и кричать душой по ночам.

    Постояв еще немного я перелезла обратно и пошла домой. Было глупо лишать себя жизни из-за какого-то глупого решения отца и глупого мальчишки. Глупо лишать себя жизни из-за того что меня лишали моей жизни…

    Вскоре я уехала из родительского дома в университет в городе. Грег писал каждый месяц, но я оставляла его без ответа. Я не знала что было в его письмах.

    Через 3 года состоялась свадьба. Я больше не убегала, но не смерилась, во мне теплилась надежда что когда-нибудь все будет по иному. За несколько лет, Грег из тонкого юноши, вырос во взрослого, крепкого, властного мужчину. Отец уже доверил ему управление нашим семейным бизнесом, и Грег все больше и больше раздувался от собственной значимости. Пытался покорить меня вниманием, манерами, любовью, на что я смотрела с равнодушием. Иногда приходилось отвечать презрением, хамством и ненавистью. С начала он пытался договориться по-хорошему, как того требует мужское самодовольство, мужской героизм и светский тон нашего общества. Говорил и увещевал, что у нас нет иного выхода как смириться, он меня тоже не выбирал, за него это сделал его отец, а решения старших всегда следует чтить и уважать. Что до нас так живут еще тысячи семей, и мы не исключение. Если постараемся, то можем тоже быть счастливы. Мы должны быть счастливы. Я обязан быть счастливым!

    Несколько месяцев я держала его на расстоянии. Я не позволяла к себе приближаться и целовать, ибо мы были абсолютно чужими друг другу. Но однажды, после очередной словесной перепалки, когда я снова указала ему на дверь презрительно смерив взглядом, он не ушел. Он наотмашь ударил меня по лицу, во рту появился вкус крови.

    - что ты возомнила о себе?,- он поднял меня и попытался поцеловать, но я плюнула ему в лицо, и он с силой отшвырнул меня. Вытер лицо платком и вышел из комнаты.

    От напряжения не было сил подняться и я так и осталась на полу, глубоко дыша и силясь осмыслить произошедшее. Через несколько минут он вернулся держа плетку в руках.

    После той ночи, я провела несколько недель в кровати. Длинные рваные раны долго не заживали. Между нами началась война.

    И он часто побеждал.

    Он сильный, я слабее.

    Он владелец нашего дома.

    Он распоряжается нашими деньгами.

    Он был мужчиной. А я женщиной, без прав быть живой и счастливой.

    Я совершенно одна в усадьбе, несмотря на несколько служанок, фермеров постоянно находившихся на участках, я совершенно одна. Родителям говорить о нашей жизни нельзя. Я обязана быть хорошей и разумной женой, гордиться своим мужем, своим домом и положением в обществе.

    Я часто хожу в лес, долго гуляю по тонким тропинкам, устав могу часами сидеть у озера наблюдая как по его поверхности снуют ловя насекомых ласточки.

    Я искала выход. Но не видела.

    В нашем мире у женщины ничего нет. У меня нет собственных денег, хотя есть внушительный счет в банке. Я не хозяйка своему телу и не его владелец. Я проданная вещь, которой пользуются против воли. Что я могу сделать? Убить его? Отравить? Быть вдовой это вполне приемлемо. Но я не уверена что смогу это сделать. Каждую минуту перебирая тысячи вариантов, я отметала их один за одним.

    Когда я окончательно поправилась, Грег снова пришел ко мне. С одной целью, доказать что он имеет на меня полное право как муж.

    Он доказал.

    Себе.

    А я ему доказала что не собираюсь носить его ребенка и избавилась от него.

    После того как он снова избил меня, я больше суток пряталась в лесу, у озера. Стоял жаркий летний месяц. В воздухе весела желтая полуденная пыль и духота. Высокие сосны и ели защищали от солнца, а щебет птиц давал надежду, что рядом есть и другой мир, без жестокости, без коварства и обмана, где каждый живет в согласии с природой и с другими себе подобными. Почему я не могу превратиться в птицу? Я бы без устали летала над водой, искала мошек на завтрак и обед, а вечерами уютно устроившись в своем гнезде смотрела бы на мир и ничего не боялась. Лес был моим миром. А сейчас я прячусь в нем и дрожу от боли и ненависти.

    Я слышала как он ищет меня. С какой злобой повторял мое имя.

    А если он спустит собак? Больших, быстрых охотничьих псов по моему следу? От этой мысли, меня накрыло волной ужаса, ноги задрожали и я села на землю. Лежа на сухих сосновых иглах я хотела раствориться в теплой земле, вжаться в нее как можно сильнее, быть незаметной, не видимой.

    - Джоанна! Где ты черт тебя возьми?

    - Джоанна! если ты сейчас не появишься, дальше будет хуже!

    Он с яростью продирался сквозь мелкие кустарники, на ходу срубая мачете кривые ветки преграждавшие путь. Издалека, укрывшись в высоких сухих камышах, я видела как он беспорядочно рубил клинком по дереву и рычал «Джоанна, Джоанна!», он бил и резал до тех пор пока кора не превратилась в лохмотья и он не начал задыхаться от злобы.

    Может быть, мне стоило где-нибудь лечь и умереть от голода? Или уйти в горы на съеденье волчьей стае?

    Жаль, что моя добрая, старая кухарка, милая Элиза, нашла меня и тайком принесла немного еды. Старая Элиза плакала и грозилась рассказать все отцу, но я запретила. Хотелось поквитаться с Грегом своими силами. Поквитаться так, как умеют только женщины, коварно и жестоко.

    Я вернулась домой, когда Грег утихомирился. Его гнев сошел на нет распластавшись на коленях он плакал как старик, и невнятно извинялся. Но я не верила его слезам. Я верила его вспышкам ярости. Я верила его плетке и крови…»

    Анна с легким раздражением захлопнула тетрадь. Голова разболелась, глаза резало от напряжения. Она провела пальцами по волосам. Они казались ей помертвевшими и выцветшими. Перед тем как заснуть, она выпила несколько болеутоляющих таблеток. В животе все еще пульсировала боль. Как и в сердце.

    Остаток лета прошел относительно тихо и спокойно. Грег вместе с отцом и управляющим уехал в имение, находясь в дороге присылал жене открытки, но они оставались без внимания. Анна считала дни когда он вернется. Осталось так мало свободного для жизни времени, через месяц он возвращался.

    2

    Грег приехал как раз ко дню именин матери Анны. Больше месяца он не видел жену. Ему не терпелось повидать ее и дольше остаться дома, но как назло они обязаны были прибыть на праздник.

    «Ничего- думал Грег- по крайней мере она будет прилично себя вести в обществе родителей и не будет пререкаться со мной».

    В последнее время он редко видел Джоанну в хорошем настроении, или красиво одетой. Она не часто с ним разговаривала. На вечер Анна одела свой лучший наряд, в котором походила на женщину времен королев и рыцарей старой английской эпохи. Мягкий свет играл в рыжих волосах, и отражался в сережках. Длинное платье подчеркивало талию и слегка поднимало грудь. Она была очаровательна. Но Грегу это не понравилось. Почему ее красота должна доставаться ему грубостью и силой? Он разозлился, на ее молодость, независимость, высокомерие. Она его не любит. И нет надежды что полюбит когда-нибудь, только силой он может взять ее тело и красоту. Весь вечер он не сводил с нее потемневших от гнева глаз. Следил за плавными движениями, ходил кругами рядом, и скалился сквозь притворную улыбку, как скалятся дикие псы загоняя жертву в ловушку.

    Ночью он избил и изнасиловал ее.

    В утренних сумерках она незаметно выскользнула из его комнаты и скрылась в темноте.

    Она лежала на дне лодки, в которой скрывалась. Ее доски давно высохли на солнце и ветре, и пахли тухлой рыбой и илом. Лодка мирно покачивалась, кормой касаясь воды, и другим концом намертво застряв в глине. Вокруг поднимались камыши и высокая трава.

    Сил уже не было, она умирала от кровопотери, обезвоживания и голода. Сознание мутилось, уплывая под мягкое укачивание лодки, будто колыбель она охраняла ее от внешнего мира и не давала проснуться. День сменялся ночью, и только солнце и тихая луна были свидетелями ее жизни и начинающееся полусмерти. Потеряв счет времени и боли Анна плакала и смеялась над собой и Грегом, над жизнью, утекающей с каждым годом и новым часом.

    На третий день ее нашел старый конюх, случайно услышав ее стоны и бессвязные слова. Вместе с Элизой они перенесли ее в комнату и вызвали доктора, который под взглядом черных глаз Грега делал вид, что ни о чем не догадывается. Анна казалась полупрозрачной, нос заострился, глаза глубоко провалились в череп, а руки так высохли что сквозь кожу был виден ритмичный пульс. Грег молча стоял рядом с доктором и невидящем взглядом следил за его руками с порошками и мазями.

    Анна ни разу не плакала. Она ни разу не просила помощи.

    В их семье не принято показывать эмоций. Показывать слабость.

    Иногда ей казалось что все это происходит не с ней, а с кем-то другим. С тем кто может вытерпеть эту боль и этот позор, уводящий во мрак и бессвязность сознания. Может быть где-то есть настоящая Анна, радующаяся наступлению утру, приезду близких, ласке любимых?!

    Когда она достаточно окрепла и могла свободно передвигаться по комнате Грег запер ее, боясь что она сможет сбежать. Только Элиза имела права приносить еду и убирать комнату. Бедная женщина страдала, глядя на Анну. На темные круги под глазами, ввалившиеся щеки и тонкую шею. Перебинтованные ребра все еще болели.

    - деточка, так больше нельзя- увещевала старушка- он тебя убьет! Из тебя уходит жизнь!

    - не убьет Элиза, у него смелости не хватит. Он умеет справляться только с теми кто беззащитен, кто слабее, у кого нет ружья пустить ему пулю в грудь.

    - на все воля божья- отвечала Элиза и странно смотрела на хозяйку.

    Анна строила планы. Планы мести. Планы расправы. Но ничего стоящего не приходило на ум. Ведь ее могли посадить за убийство. Могли повесить. Да и сможет ли она совершить убийство? И даже если все случиться, нет гарантий, что ее деньги останутся при ней. Кем она тогда будет? Выброшенной на обочину жертвой жизни? Или жертвой своей глупости?

    После ухода Элизы, Анна аккуратно засунула тонкий металлический стержень в замок и сломала его. «Теперь я буду решать когда я захочу выйти»- подумала девушка и отошла к окну. Спускались сумерки. И воздух уже немного остыл от дневной жары. Она открыла окна и села на подоконник. Вдалеке у горизонта виднелись огни города. Виднелась свобода. Посидев так, пока окончательно не стемнело, она взяла книгу с полки и устроилась в кровати. Но вскоре отложила ее, она не могла уловить смысл фраз. Мысли постоянно возвращались к Грегу. К ее клетке.

    Услышав шум на лестнице, Анна настороженно села в кровати. Шаги приближались и замерли у двери.

    - дорогая ты здесь?- послышалось с той стороны.

    - оставь меня в покое!- крикнула она ему- Убирайся!

    Ручка двери повернулась и щелкнула, но дверь не открылась.

    - открой дверь!- сказал повелительно Грег.

    Ручка несколько раз дернулась. И шаги удалились, и через секунду дверь сотряслась от удара.

    - открой эту чертову дверь!- визжал Грег, и снова ударился об нее.

    Анна ничего не ответила.

    - ты…- донеслось из-за двери вместе с ударом кулака.

    Анна быстро оделась. В углу стояла тяжелая бита для игры в крокет. Она ее взвесила на руке и несколько раз махнула в воздухе. Бита со свистом опустилась и снова поднялась.

    Внезапно погас свет. Анна стояла в темноте и пыталась различить очертания комнаты. Она подошла к двери и прислушалась.

    Снизу не доносилось ни звука. Потом она услышала голос старой кухарки и Грега, он уже срывался на фальцет. Элиза уговаривала его остановиться, грозила что все расскажет отцу, что его лишат денег и усадьбы.

    Он ударил ее. Старушка рухнула на пол.

    Недолго колеблясь, Анна вытащила сломанный стержень и тихо открыла дверь. Во всем доме не было света. Она стояла в коридоре. Крепко сжимая биту сделала пару шагов вперед безрезультатно вглядываясь в темноту. Внизу послышался стон старушки.

    Анна пошла влево к выключателю и когда дотронулась до него рукой, кто-то больно схватил ее за волосы и потянул на себя и вниз. Она упала спиной к нему в руки.

    - думала я с тобой не справлюсь?- прохрипело у нее над ухом, – теперь тебе никуда не скрыться.

    Анна с силой наступила ему на ногу, он толкнул ее вперед. Она ударилась об стену, но тут же развернулась и со всей силы взмахнула битой.

    Грег вскрикнул и отпрянул.

    Анна почти ничего не видела, она двинулась на его стон с занесенной биту и ударила, но промахнулась и по инерции пронеслась вперед и упала на Грега.

    - что ты творишь!? Ты меня убьешь, стерва!

    Он попытался подняться, но Анна сделала это быстрее и с силой обрушила биту ему на голову, удар соскользнул и пришелся на плечо. Ключица с чавкающим звуком треснула. Грег завопил и пнул ее ногой, попав в колено отчего она упала. Он лежал на полу и ругался сквозь слезы. Анна медленно поднялась на ноги, спустилась на первый этаж. Включила свет и увидев на полу Элизу, подошла к ней, взяла ее голову в руки.

    -Элиза!- позвала она мягко- Элиза! Пора уходить!

    Кухарка заморгав открыла глаза и села.

    - где этот дьявол?

    - рядом! пошли, надо уходить, пока не поздно!

    - куда ты собралась?

    - Иди подожди меня на веранде. Я сейчас приду.

    Старушка покорно ждала ее на улице, через пару минут, прихрамывая вернулась Анна. Дом старшей сестры, находился всего в 20 минутах ходьбы, но из-за ушибленного колена, они шли дольше, то и дело останавливаясь передохнуть. за ними никто не гнался, и это уже было хорошо.

    -Анна, тебе нужно показаться врачу! Наверняка этот изверг успел навредить тебе, у тебе еще не достаточно срослись ребра, а нога?!- настаивала Элиза.

    Анна обняла ее за плечи и не отвечая молча повела вверх по широкой дороге. Вскоре показался большой белый дом, с бежевыми ставнями спящих окон.

    Сестра ничего не спрашивала, они с Анной отвели Элизу на второй этаж и силой заставили лечь на кровать и закрыть глаза. Когда старушка задремала сестры бесшумно вышли из комнаты.

    Они сидели за обеденным столом, Анна ничего не рассказывала, а сестра ничего и не спрашивала, она и так уже давно догадывалась как нелегко ей приходиться с мужем. Анна грела руки о чашку и не моргая смотрела на огонь в камине. Через пару часов сестры отправились по своим комнатам. Но Анне так и не удалось уснуть. Она пролежала до рассвета не смыкая глаз. Мозг лихорадочно вертелся вокруг одного и тоже. По кругу бежали одни и те же мысли и воспоминания.

    - боже я не знаю что делать- говорила она сама с собой- я не могу больше выносить этого. Рассказать все отцу? Но я и так знаю что он мне скажет: научись решать свои проблемы сама! Он мне устроил эту проблему, а решать должна я сама?! Каким образом? Бросить все и скрыться в неизвестном направлении? Без денег? Без крыши над головой?

    Около восьми утра, ее поднял сильный стук в дверь. Она хотела открыть, но служанка ее опередила. На пороге стоял шеф полиции с помощниками. Он успел заметить Анну, не спеша спускавшуюся по лестнице и приложив руку к козырьку коротко ее приветствовал.

    - здравствуйте Анна- пробасил шеф.

    - как поживаете Генри?- попыталась улыбнуться Анна, сердце бешено застучало и ухнуло вниз.

    - спасибо, хорошо.

    - что вас привело?

    -Анна, здесь дело серьезное, мне нужно поговорить с вами наедине- Генри понизил голос и показал рукой на соседнюю дверь.

    Они прошли в кабинет. Анна устроилась за столом, а полицейский напротив.

    - у меня плохие новости- начал Генри.

    Анна молча ждала продолжения. В голове было только одно :«сейчас он закует меня в наручники…»

    Полицейский с трудом подбирал слова, он боролся с ними играя желваками, отчего его челюсть слегка подрагивала.

    - Анна, вы давно гостите у своей сестры?

    -нет, а что? Что случилось Генри? Не томите меня!

    - Это насчет вашего мужа…

    Анна замерла, боясь услышать «он вас ищет и я пришел забрать вас».

    Увидев на ее лице испуг полицейский еще больше занервничал и окончательно сбился с тщательно подобранной фразы.

    - мужайтесь, новости ужасные…

    - да говорите же, черт вас возьми!

    - вашего мужа нашли сегодня утром мертвым…

    У нее чуть не вырвался вдох облегчения, она сразу как-то обмякла, ее руки дрожали и она не могла выговорить ни слова.

    - как? как? это…- но она замолчала, испугавшись своей фразы.

    - его загрыз медведь- пояснил полицейский- вырвался из вольера.

    - а..- снова попыталась задать Анна вопрос.

    - мы еще не знаем как это случилось, вероятно ваш муж плохо закрыл засов.

    Ее мозг лихорадочно работал. Мысли путались и не находили себе места, так тесно им стало на внезапной свободе.

    - а медведь? Он может быть где-то на ферме?- спросила Анна, чтобы хоть что-то спросить. На самом деле, она уже ничего не хотела знать и выслушивать полицейского.

    - нет. Мы уже все прочесали, его следы ведут в лес, боюсь нам его уже не найти, горы так близко.

    -ах..

    - не беспокойтесь, вам ничего не угрожает. Бурый и сам рад скорее убраться отсюда подальше. Так когда вы говорите приехали к сестре?- спохватился полицейский

    -я..я..вчера вечером. Мы пришли с Элизой.

    -хм, что ж понятно. Вам повезло что вы оказались здесь! Неизвестно скольких бы людей он успел задавить.

    - в усадьбе никого и не оставалось кроме нас с Элизой и мужа.

    - что ж, Анна, благодарите судьбу- полицейский поднялся.- вы пока не возвращайтесь домой, мои люди закончат там работу и я вам перезвоню. Никуда отсюда не уходите. Возможно, у нас появятся кое-какие вопросы, но это так, одна формальность.

    - хорошо, Генри, я вас провожу.

    Они вышли за дверь, полицейский не спеша удалился в сторону усадьбы Уолби, Анна некоторое время смотрела ему вслед.

    Она улыбалась.

    3

    Анна оформила владение усадьбой и всех прилегающих к ней земель на свое имя и стала полноправной хозяйкой своих денег и своей жизни. Такого в тех краях еще никогда не было. Чтобы женщина управляла усадьбой! Неслыханная дерзость: женщина сама по себе! Наравне с мужчинами. Старики от таких потрясений в обморок.

    Анна была одна. Хозяйка своей жизни и своему телу. Мысли больше не бегали по замкнутому кругу. Они рвались вперед, к новому, к еще не увиденному, но к известному. К новым местам, новым знакомствам и новой жизни.

    Осталось забыть совсем немного. Пять лет изуродованного существования. И места где она спрятала ключ от вольера с медведем.

    Конец.

    3 мая-16 мая 2013г

    Ксения Чечеткина.

    Какие эмоции вызвал у вас рассказ «Зверь»? Ждем ваших комментариев. Если понравилось – не забудьте нажать на кнопки социальных сетей.

    Тоже хотите принять участие в литературном конкурсе «Твоя первая книга-2»? Отлично, тогда вам сюда.

    Желающим почитать ещё – сюда.

    С уважением,

    Артём Васюкович 

    Поделиться в соц. сетях

    Подписывайся на обновления!

    Ваш e-mail: *

    Ваше имя: *

    Майкл Эслин с рассказом «Я так тебя ждала»
    Ангелина Каракай - «Сквозь тишину»
    Максим Никитин - «Восстание»
    Комментарии
    • Александра:

      Жутко, но интересно. Сначала очень тяжело читалось, местами натыкалась на незначительные ошибки, даже хотела остановиться, но потом заинтересовалась. Чтение захватило меня то ли от жалости к героине, то ли от желания удостовериться, что месть состоялась. Конец не разочаровал. Медведь, который был предметом бахвальства, трофеем эгоизма, стал оружием для убийства. Очень симвалично.

      Ответить
      • ксения ч.:

        Спасибо:)а вы можете указать какие были ошибки?

        Ответить
      • ксения ч.:

        Грамматика или стилистика?:)или что-то другое?

        Ответить
        • C запятыми у вас беда полнейшая, вводные предложения, причастные и деепричастные обороты. Да-да, их ворд не умеет точно раставлять в этих случаях. А это проблема. Можно еще простить как раз граматические ошибки, они не сбивают с ритма чтения, нарушая, тем самым, интонацию повествования и, как следствие, восприятие. Это особенно плохо в начале произведения, когда читатель делает вывод об интересности.
          Я сбился, и заставить себя прочитать до конца не смог. Но может быть, если тут появится еще десяток коментов менее привередливых читателей, то…

          Ответить
          • Rose Absolu:

            Про важность правильной пунктуации абсолютно согласна.

            Ответить
        • Александра:

          Отсутствие запятых, прямая речь, местами не с заглавной буквы. Я, на мой взгляд, имею право только такие ошибки замечать. Стиль у каждого свой. Для меня, как для читателя, и человека, который пробует писать, очень важна красивая речь без ошибок. Обороты некоторые немного не по-русски. Но ещё раз хочу сказать, что рассказ в итоге впечатлил. Спасибо.

          Ответить
      • ксения ч.:

        О,сейчас и я вижу места,где можно споткнуться!!!странно,как я их не замечала.

        Ответить
    • ксения ч.:

      Да,с русским у меня ужасно!!!

      Ответить
    • Понравилось. Особенно неожиданным оказался последний абзац.

      Ответить
    • Евгения:

      Мне очень понравилось! Было интересно читать! Не банально! Были недочеты в пунктуации, но самое главное — меня, как читателя, вы зацепили!

      Ответить
    • ксения ч.:

      Большое спасибо:) буду делать работу над ошибками!!!

      Ответить
    • Маргарита Стар:

      Какая разница, сколько стоит запятых. Прочла, не отрываясь. Эффект от рассказа правильный такой, с мурашками и открытым ртом. Надеялась, что конец не разочарует, и оказалась права! Классно, спасибо за рассказ.

      Ответить
    • ксения ч.:

      Спасибо:)я думаю,может проблема с пунктуацией сойдет не за минус,а за самобытность автора:)

      Ответить
      • Rose Absolu:

        Не, ну давайте все писать кому как вздумается))) Все ж уникальные.

        Ответить
      • Rose Absolu:

        Напишу пожалуй и я пару строк.
        Что ж, с самого начала атмосфера захлестывает с головой, унося в искусно созданный автором мир. Героев представила сразу, без какой-либо ломки воображения. Краски мрачны, тон тяжел, слог при этом лёгок. Драматизм сдержанный, холодный — ни на одном моменте не возникает лишних эмоций. Автору верю. Спасибо.

        Ответить
    • Офигеть!!! Читала, не могла оторвакться. Впечатляющая история. И так ярко изображена… Название саме подходящее, двусмысленное. За всё время чтения я сопереживала героине. Она вызывает симпатию (её чувства и мысли). Я в восхищении!

      Ответить
    • ксения ч.:

      Я очень благодарна за отзывы!!этот рассказ впервые увидел «свет»,до этого момента он скрывался за семью замками. я переживала за критику,но только зря!спасибо,что указали на слабые и сильные стороны! Столько предстоит работы:)пойду за учебниками по русскому языку :):):)

      Ответить
      • Пишите и все будет!

        Ответить
      • Rose Absolu:

        Здорово, что эти семь замков были наконец открыты, здесь.

        Ответить
    • Елена Турчина:

      Ксения! Я не так строга как предыдущие товарищи. Я предполагала о таком твоем таланте…ты ведь много читаешь сама. Молодец! Мне очень нравится! Продолжай…с удовольствием буду читать =)

      Ответить

    *

    *

    Твоя первая книга - Клуб книжных дебютов. Здесь живет Ваша первая книга — забери её! Copyright © 2013