МЕНЮ САЙТА
  • Скачай бесплатно книгу
  • Это интересно
  • Рекламные объявления
  • Обратите внимание
  • Рубрики
  • Подпишись на наш канал
  • Обязательно читайте
  • Ксения Горбунова с рассказом «Маленькие тайны»

    Ksenya Gorbunova Malenkye tainyЗдравствуйте, дорогие друзья! До окончания приёма работ на литературный конкурс «Твоя первая книга-2» остаётся всё меньше и меньше времени. А значит, мы приближаемся к самому интересному;) Теперь встречаем нашего следующего участника – это Ксения Горбунова с рассказом «Маленькие тайны». Слово автору: «Пишу примерно с тринадцати лет. Начинала, да и сейчас продолжаю заниматься фанфикшеном, который стимулирует меня на написание дальнейших работ. Писать у меня получается намного лучше, чем любой другой вид творчества, да и я сама нашла себя в создании новых образов и миров».

    «Маленькие тайны»

    Ксения Горбунова

    «Сухая и редкая трава хрустит, когда на нее кто-то наступает, издавая тихий и еле слышный хруст, который из-за тишины кажется громче, чем на самом деле. Девочка в костюме гимнастки, который ей явно немного великоват, раскрашенном во все цвета радуги, опасливо оглядывается, будто кто-то может заметить ее и еще несколько детей в цирковых костюмах. Августовский день немного прохладен и от этого нежная кожа покрывается мурашками. Темные волосы Гимнастки собраны в низкий хвост, в котором запуталось несколько сухих травинок.»

     Старый и заброшенный цирк – мрачное и неприятное здание, которое сейчас все жители их маленького городка стараются обходить стороной. Это не маленький «шапито», а большое и некогда величественное здание в форме большого круга и высотой в несколько этажей. Когда-то здесь кипела жизнь, проходили представления и концерты, а дети рвались к этому приятному месту. Изменилось все в одночасье – артисты уехали, а администрация закрыла здание, словно испугалась чего-то внутри. Гимнастка почему-то чувствовала, что это ее не испугает.

     Шут, высокий и худой мальчик в костюме со слишком длинными рукавами, края которых иногда касались сухой земли, начал открывать двери заранее добытым ключом. Он был сыном заведующего этим цирком, когда тот еще работал и предложил своим друзьям побывать там.

     Замок тихо звякнул и упал на землю. Шут вытащил ключ и бережно спрятал его в карман, открывая двери перед друзьями. Те нестройной линией проникли внутрь, в пыльную и загадочную обитель.

     Холл цирка был светлым и пыльным, заставленным разнообразным мусором, вроде больших картонных коробок со сломанными досками и смятыми рваными кусками тканей. Витрины и маленькие лотки, где раньше продавались сладости и сувениры, теперь запылились и покрылись слоем белого налета. Тусклый свет проникал сквозь высокие окна, рассчитанные сразу на два этажа. Проходя по пустым светло-серым коридорам, где уже долгое время никто не бывал, Гимнастка чувствовала тоску – она была в старом цирке всего лишь четыре раза, на самых последних представлениях.

     - Сюда, здесь мы можем пройти на манеж, - раздался высокий голос Фокусника, остановившегося возле старых дверей с облетевшей с них краской. Они не были заперты и через них можно было увидеть темный коридор, уходивший в глубину цирка к его сердцу, которое все так любят посещать. Гимнастка догадывалась, что то, что всех пугает, живет именно там.

     Шут и Фокусник раскрыли двери и мальчик, закутанный в длинный фиолетовый плащ с запыленными краями и украшенный блестками, поправив высокий цилиндр, первым двинулся вперед, оставляя за собой длинную и пыльную дорожку. Жонглер, лучшая подруга Гимнастки, пошла следом.

     Дощатый пол скрипел под ногами детей, а пауки наблюдали за ними со своих паутин под потолком, потревоженные вторжением в их царство. Раздвинув темные и порванные снизу портьеры, некогда бывшие бордовыми, Фокусник первым вышел к манежу. В зале было темно – ни один из прожекторов не включался уже два года и вряд ли снова включится – никто не захочет вернуться в «проклятый» цирк.

    Раздался негромких шорох и постукивание – Шут доставал из своего маленького рюкзачка фонарики, заранее припасенные им. Раздавая их друзьям, собравшимся у края манежа, возле невысокого ограждения, разделяющего зрительный зал и сам манеж – место всех цирковых чудес, он напряженно вслушивался в тишину, словно стараясь узнать, когда Существо начнет двигаться. Оно не подавало признаков жизни и слышалось лишь взволнованное дыхание остальных.

     - Надо снять ковер с манежа – мне снилось, что нужно сделать именно так, - произнесла Жонглер, включая свой фонарик и направляя его на посеревший от времени и пыли ковер. – Мы сюда пришли не для экскурсии.

     - Тогда начинаем отсюда, - Шут перелез через заграждение и, зажав в зубах фонарь, принялся закатывать край круглого ковра, поднимая небольшие облачка пыли. Фокусник полез следом, едва не путаясь в складках мантии.

     Вместе они начали загибать край ковра, сворачивая его в плотный рулон, открывая грязный пол. Через пару секунд к ним присоединилась и Гимнастка, державшая свой фонарик к руке. Луч света время от времени попадал Фокуснику в лицо и он недовольно морщился, зажмуриваясь и отворачиваясь. Девочка хорошо видела его светло-голубые глаза, похожие на драгоценные камни. Вскоре появилась и Жонглер, помогающая сворачивать уже не нужный круглый кусок плотной ткани.

     - Вот оно... - шепнул Дрессировщик, стоящий за краем манежа и светивший фонарем на друзей. Они выпрямились, а Жонглер вытерла лоб и тяжело вздохнула.

     По краю манежа шла тонкая линия, замкнутая кругом и украшенная надписями по ее краю. Их нельзя было разобрать, прочитать или сравнить с каким-то похожим текстом, который нигде более не существовал в таком варианте. Нигде, кроме предплечий детей, пришедших в «проклятый цирк». Фокусник осторожно развернул темную ткань, обнажая свою руку и показывая буквально вырезанный на ней текст, покрытый тонкой корочкой засохшей крови. Гимнастка, колеблясь, загнула рукав и луч света выхватил из темноты ее руку, покрытую такими же надписями, как и у ее друга.

     - Встаем по краю, - произнес Шут, занимая свое место у края манежа. - Не нужно бояться...

     Гимнастка боялась. Боялась этих надписей, похожих на те, что на полу, засохшей крови и ощущения дыхания чего-то глубокого и огромного, живущего в темноте, находящегося совсем рядом с ней и как будто касающегося ее спины своим огромным хвостом. Фонарики остались лежать по краям манежа, отбрасывая неровные тени и освещая лишь небольшие тела детей, но не пол. Жонглер направила свой фонарик на пол, чтобы видеть, куда наступает. Ее рука была покрыта точно таким же текстом.

     - Готово.

     Голоса проговаривали текст синхронно, точно и не сбиваясь, не путая слова. Руку обжигало чем-то невидимым, похожим на огонь, не оставляющим следом. Со слова «Elle's” стекло несколько капелек крови, которые Гимнастка тут же размазала по предплечью. Жонглер позволила своей крови капнуть на пол. Твердое произношение текста постепенно сменилось мягким и неровным шепотом, напоминающим шуршание скомканной бумаги, лежавшей в холле. Из прохода, откуда они пришли, потянуло прохладой и бордовые портьеры всколыхнулись. Гимнастке показалось, что тьма, окружавшая их, начала сгущаться и свет фонариков уже не мог рассеять ее достаточно сильно.

     Никто не заметил именно той доли секунды, когда появилась Она. Женщина, одетая в сине-красный костюм Арлекина, явилась как будто из тьмы, окружавшей детей. Слабый свет  отражался на ее вьющихся каштановых волосах, а глаза поблескивали сквозь прорези в черной бархатной маске. Она парила в воздухе в центре манежа, внимательно смотря на детей. Она хорошо чувствовала их страх.

     - Мое имя — Барбело, - голос женщины эхом отозвался под сводом темного помещения, всколыхнув тишину, наступившую после того, как голоса стихли. - Что вы хотите?

     - Чтобы цирк снова работал, - Шут ответил самым первым, выразив общее мнение.

     Барбело опустилась на пол с мягким шорохом, похожим на движение складок ткани. Гимнастка почувствовала теплое дыхание на своей ноге.

     Порыв ветра, взявшийся неизвестно откуда, взлохматил темные волосы и заставил огни на арене зажечься снова и Гимнастка совсем не помнила, чтобы они сверкали так ярко, как сейчас. До ее ушей донесся гул множества голосов людей, находящихся в холле — все слышали радостный смех, звеневший в только что пустом цирке.

     - Занимайте места. Представление сейчас начнется, - улыбка исказила пухлые губы и ноги сами понесли детей к местам в первом ряду. Зал стал заполняться.

     Гимнастка видела людей, заходивших в зал — страшные, уродливые, похожие на монстров из детских сказок, на тех, кто по ее мнению жил в темноте. Мохнатые козлиные ноги, рога, торчащие из спутанных волос, горящие глаза, дикие ухмылки на уродливых лицах... девочка вздрогнула. На ряд, где сидели они, никто не садился, все специально обходили детей стороной, словно боялись их или же просто не видели.

     Когда потух свет, Гимнастка чувствовала себя как будто в самом Аду, перед ареной, на которой пройдет последнее представление, запомнившееся своей пышностью и красотой, недоступной обычным людям. Она не ошибалась. Первой на арене появилась знакомая им Барбело - женщина в костюме арлекина, группка девушек в чешуйчатых черных платьях. Им не нужны были тросы для того, чтобы создавать фигуры в воздухе и менять их по своему усмотрению, танцевать этот безумный воздушный танец. Гимнастка даже завидовала их идеальным телам, точным движениям, отсутствию изъянов. Ее даже не огорчало то, что у танцовщиц не было видно лица.

     Даже Жонглер удивлялась тем животным, которые впервые появились на этой цирковой арене — она никогда не видела ничего подобного. Когда большая черная собака проходит по краю манежа, девочка чувствует саму ее сущность, большую и темную, будто сотканную из темноты. Дьявольский пес, явившийся из самой преисподней, смотрит на нее, скользит по Жонглеру своим взглядом алых глаз. Девочка чувствует дыхание Ада.

     Шут даже не боится этих безумных клоунов, которые показывают кровавые номера с жонглированием конечностями, отрубленными головами и маленькими светящимися шариками. Он стоит в луче красного света, льющегося из отверстия в середине потолка, освещенный прожекторами, которые заработали после двух лет бездействия. Зрители, которые находятся в зале вместе с ними, громко смеются над репликами клоунов и Шут смеется вместе с ними, словно завороженный. Он действительно считает шутки смешными.

     Фокусник запомнил, что ведущего программы зовут Велиал и именно он похож на огромного черного китайского дракона с огненным воротником, который занимает место над оркестром желтых от времени скелетов, качая своей большой головой и смотря представление. Мальчик видел в его глазах равнодушие, словно он уже пресытился всеми чудесами на манеже — дверями в воздухе, которые были соединены невидимым коридором, через который проходила ассистентка в алом летящем платье из легкой ткани; выдыханием огня без тех палочек, которые использовали человеческие актеры; доставанием разнообразных существ из шляпы... Велиал так же равнодушно смотрел на то, что происходит перед ним.

     Адский праздник, проведенный самими детьми, продолжался. Девушка в коротком платье принесла поднос с конфетами, завернутыми в ярко-красные фантики. Гимнастке показалось, что они пахли перцем, но после того, как она попробовала их, мнение изменилось. Немного острый и пряный вкус, лишь отчасти напоминающий все же острый перец, являющийся все же приятным.

     Дрессировщик с удивлением смотрел на драконов, подобных Велиалу, только более мелких размеров, козлоногих демонов, хвостатых суккубш-гимнасток, разнообразных мелких тварей, живших в самых глубинах ада и теперь выступающих в роли цирковых животных. Небольшое унижение, но приказ есть приказ, подобный указаниям высших демонов, но сейчас произнесенный детьми, человеческими отродьями, каким-то образом получившими право вызова. Один раз, одно желание для всех, но то, которое можно исполнить, не прибегая к изменению пространства и времени — Барбело догадывалась, что дети попробуют вернуть близких родственников.

     Представление шло дальше. Яркое, пышное и пафосное, созданное прирожденными мастерами притворства и актерского мастерства, лукавыми, красивыми и умеющими вживаться в чужую роль, менять свое обличие, чтобы получить то, что хотят. Гимнастка завидует парню-демону, который принимает самые невероятные позы, держась всего одной рукой за большой обруч, привязанный к летящей шелковой ленте. Иногда она чувствует его холодный и равнодушный взгляд, который скользит по зрителям, но никогда не задерживается на одном месте больше доли секунды.

     В зале становится теплее, словно воздух нагревается от присутствия демонов в нем, становится подобным самому аду, из которого все эти создания вышли в старый цирк, воспользовавшись «порталом» детей. Из-за красных лучей Шут думает, что это — адский огонь, полыхающий на стенах, превращающий цирк в одну из резиденций преисподней. Ему кажется, что в ложе, рядом с которой находится голова Велиала, находится сам Сатана, падший ангел, некогда звавшийся Люцифером. Номер заканчивается и зал буквально взрывается аплодисментами, топотом копыт и еще человеческих ног,громким ревом, сопровождающийся выкриками, напоминающими приветствие. Частью своего сознания Шут осознает, что он не ошибается.

     Алый блеск застилает глаза и Жонглер понимает, что происходит не то, что она ожидала. Тело постепенно переставало слушаться, разморенное жаром в зале, дыханием ада и теми острыми конфетами, принесенными рогатой безликой девушкой. Звуки становятся заметно более глухими и изображение перед глазами медленно плывет, увлекаемое куда-то вдаль. Кажется, что само время замедлилось, чтобы позволить Жонглеру «насладиться» этим ощущением, будто тебя затягивает в тягучую и горячую жидкость, обволакивает ей и мешает дышать. Дыхание постепенно пропадает, а легкие заполняются жаром. Прожектора продолжали свое цветастое шоу, имитирующее адское пламя...

     Фонарик мигал, лежа на краю манежа и освещая небольшую часть темного пространства.  Заряд уже кончался, а выключать прибор никто не собирался, да и вряд ли бы сейчас на него кто-то обращал внимания. Гимнастка смотрела прямо перед собой, широко улыбаясь и не двигаясь с места, сжимая побелевшими пальцами подлокотники пыльного кресла. Слабый блеск фонарика отражался в ее темных глазах маленькими огоньками, мерцающими как светлячки. Шут сидел рядом в точно такой же позе, но он смотрел вверх, на запыленную ложу, где сидел глава самого ада. Сейчас там было пусто и слой пыли казался нетронутым. В зале по-прежнему было темно.

     Грудь мерно вздымалась, а глазные яблоки иногда подрагивали, словно Жонглер старалась проснуться. Ее глаза были широко открыты, а лицо казалось мертвенно-бледным, будто она долгое время жила в темном месте. В зале стало холоднее и теперь дети постепенно замерзали. Адского жара как не бывало.

     Гимнастка не узнала своих родителей, когда детей все-таки нашли в старом зале заброшенного цирка, сидящих в креслах с широкой и даже счастливой улыбкой на губах, пустыми глазами, непонятно зачем оборванными рукавами одежды и с потухшими фонариками на краю манежа. Никого не узнавали Шут, Жонглер, Фокусник и Дрессировщик, а их руки было почти невозможно разжать. В холле не было следов присутствия других людей кроме них.

     Несмотря на то, что от Гимнастки осталась лишь оболочка, ее тело, она иногда машинально что-то рисовала.

     Представление в алом цирке.

     

    *

    Это была Ксения Горбунова с рассказом «Маленькие тайны». Что скажете? Обязательно оставляйте авторам комментарии! А если рассказ вам понравился – не забудьте обозначить это нажатием на кнопки социальных сетей.

    Литературный конкурс «Твоя первая книга-2» продолжает приём работ. У вас ещё есть время!

    Предлагаю почитать и другие рассказы наших авторов.

    Всем хорошего праздничного настроения!

    С уважением,

    Артём Васюкович

    Поделиться в соц. сетях

    Подписывайся на обновления!

    Ваш e-mail: *

    Ваше имя: *

    Алиса Сахарова - «Зеленый»
    Ольга Любомудрова - «Подари мне кусочек лета…»
    Антон Чудов - «Ремонт»
    Комментарии
    • Дмитрий:

      Ну, Ксения, раз уж вы выложили сюда свой рассказ, то позвольте немного покритиковать!))
      Нихрена не понял, если честно..
      Я, в смысле описания…
      Цирк, понял, а потом какой-то сумбур..
      Проглядываются черты Стивена Кинга, однозначно, в некоторых местах..
      Прекрасно, что читаете такого автора. Ксюша, молодец))
      Совет!
      Прочитай свой рассказ вслух.
      Просто сама, взяла и прочитала. Не обязательно перед кем-то.
      Ты увидишь, течет рассказ, или разбивается о пороги..)))
      А вообще, молодец!
      Пиши, однозначно!!!
      Удачи тебе в творчестве!
      Ура!!!

      Ответить
      • Ксения:

        Планировалось, что им приснилось представление в цирке, которое они видели — никаких надписей на руках, демонов и прочего.)
        А то, что он «ломаный» — такой уж у меня стиль написания.х)
        Спасибо вам большое.

        Ответить

    *

    *

    Твоя первая книга - Клуб книжных дебютов. Здесь живет Ваша первая книга — забери её! Copyright © 2013