МЕНЮ САЙТА
  • Скачай бесплатно книгу
  • Это интересно
  • Рекламные объявления
  • Обратите внимание
  • Рубрики
  • Подпишись на наш канал
  • Обязательно читайте
  • Лев Николаевич Лях — «Бог умер»

    Lev Nikolaevich Lyah Bog umerДорогие друзья, представляю вам следующего участника литературного конкурс «Твоя первая книга-2»! Это Лев Николаевич Лях с рассказом «Бог умер», категория – «полёт творчества». Слово автору: «Начал писать около трех лет назад, когда завел собственный блог. Начал с коротеньких статей, где записывал свои рассуждения о волнующих меня проблемах. Сейчас начал писать рассказы, у меня есть три законченных и около десяти недописанных. Так же пишу стихи. Самые любимые писатели - это писатели бит поколения: Джек Керуак, Чарльз Буковски. А также, очень люблю Д. Селинджеа и У. Фолькнера. Увлекаюсь восточной философией, Буддизмом. Все это меня в основном и вдохновляет». Читаем, обсуждаем!

    «Бог умер»

    Лев Николаевич Лях

    - А вы это слышали?

    - Что?

    - Что, что? Бог умер. 

    - Как умер? 

    - Ну как, как. Как ты когда-то умрешь, так и он умер, но только сейчас, а не потом. 

    Вот такими разговорами был наполнен весь наш город. Сейчас уже двенадцатый месяц, но только начало холодать. Утром, я решил, что уже пора менять осенний гардероб на зимний. Я одел свое теплое пальто, кожаные ботинки, шапку положил в карман. На улице холодно, но безветренно, поэтому шапка пригодилась, только как лишняя вещь в кармане. По улицам все носятся, да только и говорят о смерти того, кого никогда не видели. Может быть, он давно уже умер, а эта новость просочилась к народу только сейчас. 

    Все помнят, когда в прошлый раз убили Бога. В прошлый раз его убили евреи. И вот с тех самых пор этот народ все тайно ненавидят. Интересно, а кто же его убил на этот раз и когда он опять к нам вернётся? 

    Вот такими банальными, на сегодняшний день, вопросами была наполненная моя голова. 

    Я зашел в пивной бар, на смене барменом был мой знакомый Петр. Бородатый, светловолосый, высокий, статный парень. 

    - Здравствуй, Петр. 

    - Привет, рад тебя видеть.  

    - Налей мне как всегда. 

    Он улыбнулся мне, затем повернулся и начал что-то там протирать и крутить какие-то ручки. Стоя ко мне спиной, он продолжал наш разговор:

    - Что это ты с утра по пиву решил пройтись, разве тебе не нужно сейчас идти на работу? 

    - Ну, так Бог ведь умер, теперь то какая разница? Ты кстати не знаешь, от чего он умер? Может, опять убил кто-то?

    Засмеявшись, он ответил:

    - Откуда же мне знать, это вот накануне только случилось. Слухи еще не зашли дальше догадок. Мне кажется если умер, то сам, от старости, скорее всего. Все-таки уже не молодой был, измучался старик. А если и убили, то евреи, кто еще. Эти твари больше всех ждали его смерти, иначе кто их карать будет? Это алчное, коварное зверье способно существовать в своем ритме только, когда их наказывать некому. Теперь они опять захватят руль экономической машины. Опять будут заправлять всем здесь, и наживаться на нас, безразличных, спокойных овечках. Теперь ты можешь забыть о свободе выбора и свободе своих мыслей. Сам и не заметишь, как твои желания будут направлены на покупки и экономию своих жалких копеек. 

    Улыбаясь, я слушал его и вымолвил пару слов в ответ:

    - Я и не знал, что ты, Петр, такой антисемит. Но доля правды в твоих словах есть. 

    -Антисемит не антисемит, но ты парень не глупый, сам все понимаешь. 

    Я допил свое пиво и сказал:

    - Ладно, интересный ты мужик, я к тебе вечером еще зайду, заправлюсь. А сейчас мне в редакцию пора. Я уже предугадываю, какую с меня недельную статью потребуют. Кстати, твои мысли будут там самые ключевые, спасибо за информацию. 

    Я попрощался с ним, вышел на улицу, поднял воротник и пошел в свою редакцию. 

     

    2

    Дописавши свою статью, я отправил ее главному редактору. Как только щелкнул кнопкой мыши, отправить - тут же вошел, слегка вспотевший, не очень свежий на вид, директор журнала. 

    - Ты еще не писал свою статью? – Взволнованно спросил он. 

    - Писал, вот только что отправил редактору, а что не так?

    - Ааа! – Раздраженно простонал он – Долго объяснять. Потом, на собрании все узнаешь. - И вышел, сильно хлопнув дверью. 

    После этого, я примерно две минуты своей жизни потратил на недоумения и немного переживаний. Затем, немного успокоившись - отправился на кухню, варить себе кофе. Я вышел из своего кабинета и, подозрительно оглядываясь, шел в комнату, где у нас была кухня. В холле было пусто. Даже как-то странно, как для буднего дня. Обычно он кишил рекламщиками, адвокатами, курьерами и страховщиками. Чаще всего они формировали хаотичную очередь на прием к шефу. Но к счастью для моей головы, повторюсь – «холл был пуст». 

    На кухне была помощница редактора и помощница фотографа. Я не помню, как их звали, обе они были не очень привлекательные. Одна была, явно, зубрилка - худощавая, с лицом, покрытым шрамами от угрей. А вторая была толстушка, но выглядела она свежо. Я частенько замечал, как на ее крупный, аппетитный задок пялятся посетители. 

    Я, улыбнувшись, поздоровался, глядя по очереди каждой в глаза. Первая, немного смутившись, кивнула в ответ, а вторая смело и, даже немного нагло сказала:

    - Здравствуй, мой любимый писатель. 

    Этим у нее получилось смутить меня. Казалось, как будто это она отомстила мне за свою подругу. Ну а если задуматься, то куда мне с ней тягаться. Эта барышня, в силу своего лишнего веса, всю детство училась справляться со своими комплексами и страхами, она выдрессирована язвительными и агрессивными школьниками. Она прекрасно знает, как смутить и как не смущаться самой. 

    К счастью, мой опыт медитаций и дыхательных практик научил меня брать себя в руки практически в любых ситуациях. Не прошло и мгновения, как я спокойно себе стоял и варил кофе. Еще миг и кофе был выпит. 

    Пока я стоял тут и бездельничал, в холе начало что-то происходить. Главный редактор вместе с шефом стремительно направлялись к нему в кабинет. Бог знает, что они там делали, но спустя минут двадцать, шеф вышел в центр зала, и заорал:

    - Все в конференц-зал. Совещание! 

    Под всеми, он имел, веду тех, кто хоть как-то принимает участие непосредственно в создании самого журнала. Именно таким образом он всегда объявлял нам о внеплановом совещании. Девочки побежали звать своих непосредственных руководителей, а остальной народ, лениво выползал из своих кабинетов и топал в зал.

    Я зашел в конференц-зал и занял свое место в углу. Прежде, я никогда не садился за стул, вокруг стола. Мне было там очень не комфортно. Поначалу все на это обращали внимания, и принимали это за мою стеснительность, но позже все привыкли, и всем стало все равно. В ближайшие пять минут, оставалось лишь два свободных места, одно принадлежало мне, а второе нашему шефу, во главе стола. Самым последним зашел шеф. Он медленно обошел стол, стал сзади своего стула и, оперевшись руками об спинку кресла, сказал:

    Прежде, чем я вам скажу, какие-именно были его слова, мне нужно рассказать вам немного о том, каким человеком он был. 

    Он родился в еврейской семье. Самая развитой жилкой в его организме была коммерческая. Сам он мечтал стать писателем или журналистом, но это ему естественно не давалось. Он не был для этого достаточно ленив и одинок. К его сожалению или счастью, судьба уготовила ему другую роль. Он не раз подходил ко мне и с униженными глазами, пытался дать понять мне, что хочет взять у меня уроки писательства. Поначалу, я делал вид, что не понимаю, чего он от меня хочет. Просто, мне не очень-то хотелось критиковать мало знакомого мне человека, да и еще человека, от которого зависит моя работа, а главное – моя зарплата. Так продолжалось множество раз: он намекал - я делал вид, что не понимаю. И он, из-за своей гордости, отставал от меня. Но в итоге, у него все-таки получилось, наплевав на все, что его сдерживало, он смог сказать мне прямо в лицо, и у меня не оставалось выбора кроме, как согласится. Как я и ожидал, мой шеф был бездарностью в этом плане. 

    - Поймите, шеф – говорил я. – Когда у человека, есть хоть какие-то задатки к этому делу, то я бы еще смог, хоть как-то помочь, подсказать, направить. Но у вас же полный ноль. Это занятие абсолютно вам не подходит. У вас совсем другой склад ума. Вы, садясь за стол, что бы написать что-нибудь, должны чувствовать уверенность. Вы не должны ломать голову над каждым словом, вы должны слышать их внутри себя, как будто кто-то нашептывает вам их на ухо, понимаете? А у вас руки трясутся, потеет лоб, мокнут ладони. Вы неуверенный в каждом, написанном вами слове.

    Повисла небольшая пауза. На лице моего шефа рисовалась печаль. Он очень расстроился. Я не знал, как его подбодрить, и решил дать совет, который подошел бы любому, и который смог бы дать ему еще немного надежды:

    - Единственное, что я мог бы вам посоветовать, так это – «Нажритесь как следует». Если вы уж так сильно хотите писать, то глубоко внутри вас, скорее всего, сидит маленький такой писатель, который просится наружу. Так что, вот вам мой совет - придите в свое любимое место, в место, где вы будете совершенно один. Возьмите с собой бутылку качественного алкоголя, откройте его, выпейте, что бы почувствовать уверенность и начните писать. Пишите, а на утро проверяйте то, что вы написали. И как только, вы решите, что вы написали неплохо, то несите ко мне на проверку. И даже, если моя оценка ваших трудов не будет положительной, то вы все выслушайте, согласитесь с тем, с чем вы считаете нужным согласиться и продолжайте писать. Если, для такого способа у вас слишком мало лени и отчаяния за пазухой, то я больше ничем помочь не могу. 

    В конференц-зале обстановка накалялась. Все понимали, что шеф чем-то недоволен, и что кто-то, скорее всего, как-то накосячил. Он медленно обошел стол, стал сзади своего стула и, опиравшись руками об спинку кресла сказал:

    - Все вы слышал о том, что недавно произошло в мире. Глупо скрывать, что теперь из-за этого у нас могут быть большие проблемы. Неизвестно, кто займет руль, именно поэтому я вас предупреждаю: Думайте дважды о содержании ваших статей, фотографий, символов. Вплоть до мельчайших подробностей, будьте очень осторожны. Иначе каждый из нас будет отвечать неизвестно перед кем и как. Ситуация напряженная, и от того, кто придет к власти, зависит наши карьеры и наши жизни. Мы достаточно скандальный журнал, и если мы были способны справляться с всякой недовольной городской шушерой, то с ребятами у власти нам не стоит тягаться. Это все, что я хотел сказать. Каждый выпуск я лично буду тщательно перепроверять, на наличие скандальных моментов. Очень прошу вас следить за тем, что может оскорбить чувства верующих, национально униженных народов и секс меньшинств. 

    Это все, что я хотел вам всем сказать. Примите во внимание каждое мое слово, с этого момента наш журнал в жестких рамках. На этом все, - расходитесь по своим рабочим местам. 

    Все лениво повставали со своих кресел и медленно поползли недоумевая и бубня себе что-то под нос. 

    Когда я выходил из кабинета, то шеф выкрикнул мне в спину:

    - А ты куда собрался? С тобой я еще не закончил. Вернись на свое место, у меня к тебе отдельный разговор. 

    Я сделал, как он сказал. Вернулся и сел на свое место. Он, тяжело вздохнув, развернулся ко мне спиной, подошел к окну и, глядя в окно, сказал:

    - Ты меня очень сильно расстроил и поставил в затруднительное положение. Я от тебя такого не ожидал. 

    Нависнувшая пуза, начала затягиваться и я подумал, что мне самое время что-то сказать, но он резко продолжил:

    - Хотя, кого я обманываю. Я как только услышал про то, что бог умер, сразу подумал о том, что нужно не дать твоей статье ход. Неужели ты не понимаешь, что бы могло случиться, если бы твоя статья вышла в недельном выпуске? И как ты до этого вообще додумался, тебя не смущает вообще моя принадлежность к евреям? Причем по моей фамилии сразу понятно, кто я по национальности. И все в этом чертовом городе знают, что я еврей и что именно чистокровный еврей хозяин этого журнала. Что бы начали говорить люди? Какие бы они начали мне задавать вопросы? Ты хоть на секунду задумывался об этом?

    Он расхаживая по комнате, резко остановился около меня, оперевшись руками в стол, и нависнув надомной, продолжил:

    - Я конечно, понимаю, что ты человек порыва, что ты, поймав вдохновение за хвост, тут же садишься писать, но ты же потом читал, исправлял. Неужели нельзя было додуматься до этого, почему я должен тебе это все говорить? Да и ладно, если бы эту статью читал только я, ее же читал еще и редактор. Вот ответь мне, что если завтра пойдут слухи об этом, начнут задавать вопросы, что мне нужно будет делать с тобой?

    Я, немного помявшись, выдал простой, короткий, ясный ответ:

    - Ну зато мы будем знать, кто пустил эти слухи. И потом, зачем мне вам говорить, что вам делать, вы владелец и вам решать, это ваша работа, разбирайтесь сами со своими сотрудниками. 

    Он, устало вздохнув, сел за свое кресло и грубым приказным тоном сказал:

    - Значит так, от тебя нужна новая статья на эту же тему до конца недели. Статья твоя была хорошая, поэтому тебе нужно не отходить от сути, изложенной в ней. Но тебе нужно рассмотреть всю ситуацию под разными углами. Тебе нужно серьезно поработать, найти эксклюзивные факты по этому делу, возможно даже провести расследование. Я знаю, как ты это все ненавидишь, знаю, что тебе нравится просто сидеть и размышлять, поэтому тебе это будет и наказанием за твои необдуманные действия. А теперь проваливай, что бы я тебя тут не видел до конца недели. И скажи секретарше, что бы она сделал мне кофе.

    Я встал с ленивым видом и направился к выходу, а он достал свою сигару и начал ее подкуривать. 

     

    3 (уборщик чужих мнений) 

    На улице поднялся ветер, и он с режущей болью врезался мне в лицо. По дороге домой, я решился пройтись по всем злачным местам, где меня знают, и собрать мнения. 

    На самом деле это не очень приятное занятие. Голова большинства людей напоминает свалку. Свалку из всего, что им туда набросала реклама, новости, газеты и соседи. Есть, конечно же, люди, которых, несомненно, было интересно слушать, и делиться с ними своим мнением. Но большинство людей ненавидели слушать. Именно поэтому собирать чужие мнения не особо трудная задача. Люди ненавидят слушать, но зато обожают рассказывать. Я столько раз находился в компаниях, в которых начинали травить истории, и каждый из них, даже не обращал внимание на то, что говорит другой. Он только то и делал, что ждал своей очереди рассказать. И естественно так же поступали с ним другие, никто не слушал, что он там говорит, а просто ждал, пока к нему дойдет его очередь. 

    Я был замечательным слушателем, поэтому во всех этих грязных пабах, большинство людей просто обожали меня. Я приходил и спрашивал, как у них дела, не рассказывая им ничего своего. Каждый из них вываливал на меня целые помойные ведра своих проблем, а я с сочувствием на лице внимательно слушал их. Иногда эти истории были безумно нудные, они повторялись. Некоторые даже рассказывали, что случилось плохого у других, а затем приходили те, у кого это действительно случилось и рассказывали мне это заново. Но порой случалось нечто оригинальное. К сожалению, это бывало редко. 

    Пока, я шел к первом по списку пабу, то терпел жутко неприятный ветер, ударявшийся мне в лицо. Моя ненужная шапка, стала очень даже нужной. Я вытащил ее из кармана, встряхнул ее от пыли и натянул на глаза, оставив небольшую линию видимости. Я поднял воротник своего пальто и подтянул его повыше, что бы прикрыть шею. До самого бара, мне приходилось придерживать его руками.

    Вот, наконец, передо мной вырос он - «пивной бар Джимбо». Очень неплохое место, всегда играла отличная музыка, а посетители этого места были в основном любители качественно музыки. Там все время играли; “The Doors, Joy Division, Sex Pistols” и подобные им. Хозяина все называли Джимбо. Настоящего имени я не знал. 

    Я открыл входную деревянную дверь – от туда, сразу же, потоком хлынула на меня волна смеха, громкой музыки и пивного тепла. Когда я зашел внутрь, многие обернулись, для того что бы проверить кто пришел. От неловкости, мне пришлось всем улыбнуться и кивнуть. Все ответили тем же жестом. Я снял пальто, повесил на вешалку у входа, подошел и сел за барную стойку. Дальше, заказал бокал темного, нефильтрованного. Я не особо-то любил пиво, но вынужден был его постоянно пить, так как за ним всегда идет легче разговор. Если ты затеваешь душевный разговор с незнакомым тебе человеком и, при этом, отказываешься с ним выпить, то он настораживается и не особо располагается на разговор с тобой. Напитки по крепче выбивают меня из ясности, и я не могу адекватно контролировать ситуацию. 

    Примерно минут двадцать, мне приходилось сидеть и маленькими глотками пить не особо вкусное пиво. И тут, наконец, рядом подсел мужик с недельной щетиной и крепким запахом перегара. Я сразу понял, что это мой клиент и поздоровался с ним. 

    - Добрый вечер, смотрю, у вас веселый денек выдался. По белому вам завидую, у меня лично сплошные проблемы из-за смерти сами знаете кого.  

    - Да! Черт Подери! Сегодня просто шикарные день. У меня родилась дочь. Дочь родилась в том году, когда и умер господь, это значит, что я могу сам решать, как мне ее воспитывать. Я могу, теперь слать церковь ко всем чертям собачим, свобода и не иначе. Теперь я могу говорить это без капли страха.

    Я абсолютно не понимаю вас, печальные людишки. Вы просто привыкли жить в рабстве, вам нравится то, что за вас все время решают все самые важные дела, вы все боитесь ответственности. Вам легче получать указания и - выполнять их за жалкие гроши. 

    Я лично давно мечтал о главенствовании естественного отбора. Пусть слабаки и нытики катятся туда же, куда и эти жалкие святоши. Пусть вершины достигают сильнейшие, как это было раньше. Сильнейшие они же и умнейшие знают, как управлять слабаками. А слабакам, по-моему, вообще все равно, кто ими управляет. Они могут привыкнуть к чему угодно. У них судьба такая – привыкать.

    Я, протягивая ему бокал пива, со словами – «Угощайтесь!», попытался продолжить его речь:

    - Вы так бесстрашно об этом говорите, вы не боитесь, что на вашем пути встретиться такой силы человек, для которого вы будете слабаком, и который сотрет вас со своего пути? 

    - Я, по моему, ясно дал понять, что силу уважаю и принимаю. Если я встречу человека намного превосходящего меня, то я либо, погибну сражаясь, либо уступлю ему дорогу, в зависимости от самого себя. 

    Этим мы и отличаемся от слабаков; мы не боимся проиграть. Мы знаем о том, что можешь потерпеть поражение, но нас это не останавливает, нас ничего не останавливает на пути к нашей цели, мы будем бороться до конца. 

    - Неплохо – ответил я. - Интересные вещи вы говорите, вам бы на трибуне с лозунгами выступать, либо вести семинары на эти темы. Ладно, спасибо за беседу, приятно было с вами пообщаться. Вы очень интересный человек, желаю вам удачи. 

    Он засмеялся и обнял меня, (что для меня было неожиданностью.) 

    -Ладно, и тебе удачи, старина. Надеюсь еще встретимся за бокалом холодного пива. Ты не пропадай. Я тут, если что, часто бываю. 

    - До скорого – ответил я. И с мыслями – «цель достигнута» направился к выходу. Конечно же, можно было еще попытаться с кем-то заговорить. Но мне жутко надоело, и я хотел отложить эту идею до завтра. А пока что добраться домой и обдумать все самому. 

    Я не мог определиться, что же делать. И решил зайти в еще один бар по списку, а после уже домой. 

    Следующий бар держал один еврей. Я решил, немного изменить курс и зайти в тот бар, где встречусь с мнениями оппозиции. В этом баре мне даже не пришлось ничего делать. Я зашел, сел за стол и заказал себе суп. Во всем баре царил хаос. Примерно шесть человек спорили на актуальную тему. Но их спор не совсем был спором. Они как бы винили всех, за то, что их незаслуженно обвиняют в смерти бога. Хотя бога они любили чуть ли не больше всех. Они и людей всех любят, и желают им качественно служить за небольшую плату. Я слышал их высказывания о том, что в независимости от национальности, нечестные люди есть везде и глупо осуждать кого-то, только за его предков. Сорились они в основном из-за того, что одни радовались смерти бога, а другие горевали.

    Одни радовались по той причине, по которой радовались и все – «Чувство приближающейся свободы». Другие горевали из-за того, что теперь нет никаких рамок и морали, поэтому всех ждет полнейший хаос. Горевали потому, что теперь открылось место на главу всей планеты, и нас всех ждет страшная война, которая унесет жизни многих хороших людей. В этом мире теперь нет места доброты и сожаления. 

    Я доел свой суп, дождался конца спора. И на радостях, что все так легко получилось - вышел на улицу. 

    От этого бара до моего дома по такому холоду, мне не очень-то хотелось добираться пешком. Я подумывал поймать такси, но недалеко на остановке, я заметил остановившийся автобус, который шел прямо к моей улице. Но, что бы успеть сесть в него, мне пришлось пробежаться, и чуть не упасть. Но все было хорошо, я успел и даже смог устоять на своих двух. 

    В автобусе опять обсуждалась эта тема. Мне это же немного надоело. В принципе, говорили тоже самое, но другими словами. В основном, это были пенсионерки, бабки и деды, которые пытались осознать всю ситуацию своими старыми, слепленными из стереотипов мозгами. 

    Меня стало поражать, что все такие специалисты. Любая политическая ситуация обсуждалась так, как будто-то все имеют огромный багаж знаний в этой области. Любое решение на заседании парламента обсуждалось в автобусах и троллейбусах. Люди настолько считают себя грамотными, что становится иногда страшно. Получается, что политики не на своих местах. Лучше на их место сажать бабушек с базара, которые знают, как лучше, и знают, что нужно делать. 

    Парой, споры заходили до криков, из-за этого водитель нервничал и кричал, что выгонит сейчас весь автобус, если все не заткнуться сейчас же. На какое-то время это их успокаивало, но потом они начинали осуждать самого водителя. Мол какая сейчас пошла молодежь, стариков никто не уважает, от того и все беды.

    Я доехал до своей остановки и вышел. Зашел в подъезд, поднялся на свой этаж и около двери, заметил своего любезного друга. Он лежал без сознания с наполовину откупоренной бутылкой красного вина. Он пытался длинным ключом протолкнуть пробку внутрь, но сон его одолел прежде, чем он смог с этим справится. 

    Я затащил его домой, открыл вино штопором и выпил его сам. Я попытался сформировать мысль, пока немного пьянствовал, но получилась бесформенная каша. Я решил, что виной тому моя усталость. И действительно, у меня очень сильно болела голова, поэтому я упал на свою кровать и уснул. 

    Утром меня разбудил мой друг. К моему удивления, он прибрался в квартире и приготовил завтрак из яичницы и отваренной кукурузной крупы.

    Мы позавтракали, и я спросил его о причине визита. Я подумал, что он решил поделиться своими мыслями по этому поводу, но на самом деле он просто напился со своими приятелями, с которыми я не особо-то люблю встречаться. И когда они все разошлись, то он хотел продолжить со мной, но его организм дал ему отбой. 

    - А какими мыслями ты хочешь, что бы я с тобой поделился? Ну умер бог, ну и что с того? Ты вообще уверен, что что-то поменяется? Вот он мертв уже как минимум два дня, а то и больше, но что поменялось, кроме того, что все начали это обсуждать? Может и не было этого бога вовсе, может они его придумали сами в внутри себя, а потом сами и убили. Хотя это не то, как я на самом деле думаю, это так, размышления с похмелья. На самом деле, бог и не умирал вовсе. Это все проверка на самостоятельность. Как Он вообще может умереть? Если Он когда-нибудь все-таки умрет, то вы все сразу почувствуете разницу, поверь мне. 

    Я уверен, что это все огласили, что бы проверить, на сколько бог жив в каждом человеке отдельно. Как мне кажется, этот эксперимент не принесет положительного результата. Лично для меня бог все еще живет, и всегда жил. И будет жить со мной тут, пока я сам не умру и не стану жить там вместе с ним. 

    Так что, все эти рассуждения, вопросы, ответы – все это глупость. Бог живет в каждом отдельно и всецело и в каждом отдельно и всецело погибает. Поэтому кто виноват, кто прав не имеет значения, потому что виноваты все. 

    Вот только теперь интересно наблюдать, как будет продвигаться жизнь после этого. Многие люди потеряют себя на фоне других, на фоне другого. Вещи завладеют людьми, деньги завладеют планетой. 

    Затем, он резко замолчал, глядя прямо мне в глаза. Я решил, что мне пора что-то сказать:

    - Твои мысли всегда отличались от мыслей большинства. Все остальные обычно принимаю какую-то сторону, и необъективно ее защищают. А ты всегда, как-то остаешься в стороне, при своем. Ты всегда можешь принести что-то новое. 

     

    4(последний этап)

    Я решил, что сделал все необходимое, для того, что бы написать статью. Оставалось лишь знать какие-то официальные данные. И потом, в статье, ссылаться на некоторые источники. 

    До конца недели, я смотрел новости и попивал вино. Я не был пьяницей, просто мне приходилось смотреть новости несколько суток подряд, с перерывами на сон и на туалет. Поэтому я все это время предпочитал разбавлять свой разум алкоголем, ведь я ненавидел новости. 

    Когда я учился на журфаке, то у нас был одни дотошный профессор, который каждый день заставлял смотреть нас новости, и на каждой лекции он поднимал по очереди, рандомно человек десять, и спрашивал, что нового произошло в мире. И если ты ничего ему не отвечал, то он помечал тебя в своем списке и потом, к концу семестра, когда приходило время выставлять зачеты, он подсчитывал твои отметки, и чем больше у тебя их было, тем больше вопросов он у тебе задавал. Он объяснял это тем, что человек должен быть информированным. Он должен знать все, что бы в любой момент поддержать беседу. А тем более, если вы журналист. 

    Журналист - вдвойне обязан знать, что происходит в мире, ведь это его сфера деятельности. Я естественно был с этим не согласен. Я считал, что новости засоряют мозг, не дают объективно размышлять и делать свои выводы. И естественно, с этим профессором у меня было больше всего проблем.

    В итоге я сдал статью, которая понравилась моему шефу. Он был рад, что она не потеряла своей язвительности, и могла зажечь, но при этом оставалась толерантной. 

    Из-за смерти бога ничего не поменялось. Люди лишь стали винить смерть бога, в своих пороках и несчастьях. Они не могли ничего с собой поделать, ведь бог же умер, им некого больше бояться, за них никто больше не отвечает.

     В конце концов, люди не забыли бога, все как бы верили в него, верили, что он им помогает, и что ему нужно молиться. От туда он все слышит и за всеми следит. Ну, это только на первый взгляд, если же всмотреться лично в каждого, то сразу становилось понятно, что все они обманывали самих себя. Они продолжали врать, продолжали жаловаться завидовать, обманывать, при этом они не переставали ходить в церковь, молиться и ставить свечи. Для всех них было одно оправдание – «все мы грешники», это в своем роде было для них разрешением на грех, главное потом, не забыть покаяться.

     

    *

    Это был Лев Николаевич Лях с рассказом «Бог умер». Ваши мнения? Обсуждаем! Если понравилось – нажимайте на кнопки социальных сетей, таким образом автор сможет выйти в финал!

    Первый тур литературного конкурса «Твоя первая книга-2» близится к завершению, приём работ – до 12 января, включительно.

    Почитайте пока и другие рассказы наших авторов!

    С уважением,

    Артём Ваюкович

    Поделиться в соц. сетях

    Подписывайся на обновления!

    Ваш e-mail: *

    Ваше имя: *

    Мария Розенблит - «Любовь... от печки»
    Елена Троицкая - «Доверься мне»
    Ксения Горбунова с рассказом «Маленькие тайны»
    Комментарии
    • Виталий Лобановский:

      Нельзя сказать, что читается на одном дыхании, но сильно. Даже очень.
      В рассказе есть провокационные моменты. Думаю, что он (рассказ) вызовет массу обсуждений.
      У меня по прочтению возникло двоякое чувство.
      Смотря на рассказ с профессиональной точки зрения (термин для объяснения точки зрения, а не своего статуса. Не подумайте чего…) — я вижу что это сильная и мощная вещь.
      Но смотря просто с человеско-гражданской позиции — я, Лев Николаевич, начинаю Вас ненавидеть. :-D Я же в некоторых местах себя узнаю. Зачем же Вы меня так на изнанку? :-D
      Но с другой стороны — именно это придает силу и мощь рассказу.
      Ох! Похоже сам запутался в своих рассуждениях :-D
      Вообщем Вы молодец. Рассказ достойный.
      Удачи Вам в конкурсе и не только!

      Ответить
      • Лев:

        Виталий Лобановский, Большое спасибо, очень приятно читать такое о своем рассказе.) Безумно приятно. )

        Ответить
    • Уважаемый автор, приветствую Вас на страницах конкурса!
      На комметарий к рассказу меня сподвиг Виталий. Рада, что не ошиблась и на этот раз (реверанс в сторону Лобановского).
      Но, но, но! У меня их очень много, этих «но»!
      Начнём.
      Лев, много ошибок, как грамматических так и стилистических. К примеру: у Вас «…От туда…» … Ну что это такое? Должны знать, что это вместе пишется! — «Оттуда». (Привела один пример, больше не буду, их много по всему тексту)

      Я бы не стала «мелочиться», если бы рассказ действительно не был достойным и серьёзным. (немного неточные определения, я бы даже сказала — рассказ нужный!) Поэтому и обидно за подобные мелочи. Дальше, очень много местоимений «Я». Треть их можно убрать безболезненно, даже ничего не исправляя, просто — вычеркнуть.
      Фраза: «…это алчное, коварное зверьё…) — У Вас речь идёт о еврейской нации. Если вдуматься, «зверьё» не подходит. Слишком «в лоб», евреям это несвойственно.
      «…на нас, безразличных, спокойных овечках…» — а вот здесь «безразличных» я бы заменила другим синонимом: «равнодушных», даже «ленивых».
      «…ДописаВШИ свою статью…» — пишущие уже знают — поменьше употреблять «вшей».
      «…А вторая была толстушка, но выглядела ОНА свежо…» — «она» не надо.
      «…крупный, аппетитный задок…» — «задок» — не аппетитно. Мне кажется, «аппетитную заднюю часть…», где-то так.
      «…прежде я никогда не садил за стул вокруг стола…» Даже с учётом опечаток не получается. Говорит о том, что текст не проверили, не «почистили».
      «Мне БЫЛО ТАМ ОЧЕНЬ некомфортно…» подряд тир слова-паразита. Изменить фразу — «…Чувствовал постоянно дискомфорт…» или что-то другое…

      «…ОБ спинку кресла…» — «…о спинку кресла…»
      А сейчас — «шедевр» — «…и с униженными глазами, пытался дать понять мне, что хочет взять у меня…» Вы имели ввиду — униженно, с униженностью во взгляде и т.д. А глаз униженных не бывает, как не бывает униженных рук, ног.
      «…Голова большинства людей напоминает свалку…» Уверена, Вы имели ввиду «вместимость головы», тогда так и пишите.
      «Что выгонит сейчас весь автобус…» — Вы имели ввиду пассажиров?

      Уважаемый Лев Николаевич! Вы замечательно пишете, талантливы! Мои замечания, это всего лишь мой личное мнение, можете их проигнорировать. Я слишком близко приняла «к сердцу» рассказ. Да, узнала кое-что о себе…
      Без последнего замечания не обойдусь. Название рассказа мне категорически не нравится. Считаю, мы (пишущие) не имеем права «употреблять» слова-символы, дорогие миллионам людей. можно было по-другому.
      Вам успехов, здоровья! С добром МарияЭст.

      Ответить
      • Мария, мы видимо писали отзывы одновременно. :(

        Ответить
      • Лев:

        maria, Большое вам спасибо, я все ваши замечания принял, буду над этим работать. Прошу прощения за одно у все за это, признаюсь, что в этом я слаб, и опыта мало еще. )) Большое спасибо еще раз!)

        Ответить
    • Совет автору — поработать над текстом и убрать засоряющие его слова, в частности — «свое». Свое пальто, свое место, свою статью, свой кабинет, своими мыслями…. По тексту и так понятно, кому принадлежит это все «свое», встречающееся по несколько раз в 1 предложении. Текст значительно сократится, станет легче, читабельней. Вот пример с одним предложением: «Он не раз подходил ко мне и с униженными глазами, пытался дать понять мне, что хочет взять у меня уроки писательства». Зачем все эти «мне и у меня»? Перечитывать и чистить текст от мусора — задача любого писателя.

      Ответить
      • Лев:

        Елена, Так же, вам спасибо. Я обязательно воспользуюсь вашим советом. И так же прошу прощения за такие моменты, я о них знаю, понимаю, буду над этим работать.

        Ответить
    • Дмитрий:

      Опуская все ошибки, скажу.
      Хорошо.
      Да и ошибки-то были потому что автор писал взахлеб. Хотя, пред тем как выложить, нужно было чуть подправить. Так, из уважения к читателям..
      Автор молодец (повторюсь).
      Не буду все конструктивно раскладывать, а так, на эмоциях.
      Молодец.
      Ура!!!

      Ответить
      • Лев:

        Я честно его подправлял после, но тяжело мне это датеся, да и опыта в этом деле мало. Я буду работать над этим) Большое спасибо, приятно)

        Ответить
    • Виталий Лобановский:

      Ребята! Посмотрел на Прозару — так ведь мальчик. =) Совсем мальчик!
      Если среди тинэйджеров нашелся хотя бы один, который написал ТАКОЕ!, то я спокоен за нашу молодежь =)
      Молодец, Лев, молодец!
      Ты меня очень сильно поразил!

      Ответить
      • Лев:

        Виталий, очень приятно читать ваши отзывы. Честно, я не ожидал, что у рассказа будут лестные комментарии. Скорее ожидал осуждения за грубости в адрес человечества )
        Всем большое спасибо за похвалу и за конструктивную критику. )

        Ответить
      • Виталий, Вы хотите сказать, что автор — молодой человек?! Это было бы … удивительно, изумительно.
        Если это так, ещё раз «браво» автору! Мария Эст.

        Ответить
        • Лев:

          Мария, на сегодняшний день мне 19 лет. )

          Ответить
    • Лев, я искренне желаю Вам успехов в «писательском деле»! Ни в коей мере не бросайте писать! У Вас получится. Пишите. Пока ещё ма-а-ленькая точечка, обозначающая талант… Берегите её. Помогай Вам Бог (всегда живущий!. С добром Мария Эст.

      Ответить
      • Лев:

        Огромнейшие вам спасибо, Мария) Очень греют ваши слова) Добра вам и душевного равновесия)

        Ответить
    • Анна Tартынская:

      Те, кто любят Бога не боятся вообще ничего. Бога и Его суда боятся грешники. Господь же любит всех и хочет, чтобы мы стали лучше и вернулись к Нему.
      Шрила Прабхупада говорит, что «смысл жизни человека — полюбить Бога», все остальное — «майя» — обман, иллюзия.

      Ответить
      • Лев:

        Знаете, проблема в том, что большинство людей ходят в церковь из страха оказаться в аду.

        Ответить
        • Анна Tартынская:

          Лёва, это не проблема. Пусть ходят. Рано или поздно они поймут, что нужно давать, а не просить =) На определенном уровне сознания (Вы то думаю знаете) у людей послушание — от страха, но это все же лучше чем откровенный демонизм (отрицание Бога).

          Ответить
          • Лев:

            Ну сложно сказать, что лучше. Те, хотя бы искренне верят в отсутствие бога. Сложный вопрос, очень сложно прийти к определенности. )

            Ответить
            • Анна Tартынская:

              Ну и Бог с ними… со всеми =) Лёва, Вам просто необходима помощь хорошего корректора. Читать тяжело…

            • Лев:

              Я уже сам попотел) И теперь у мене должно быть сносно) Нужно самому навык приобретать)

    • Рассказ отличный, один из лучших на конкурсе. Согласна, что тут нужна рука редактора. И тогда будет Отлично с большой буквы))
      От души желаю Вам всяческих успехов!

      Ответить
      • Лев:

        Rose Absolu, Мне безумно приятно читать) огромное вам спасибо)

        Ответить

    *

    *

    Твоя первая книга - Клуб книжных дебютов. Здесь живет Ваша первая книга — забери её! Copyright © 2013