МЕНЮ САЙТА
  • Скачай бесплатно книгу
  • Это интересно
  • Рекламные объявления
  • Обратите внимание
  • Рубрики
  • Подпишись на наш канал
  • Обязательно читайте
  • Виталий Бабич «Откровение Люцифера Глобли»

    Виталий Бабич "Откровение Люцифера Глобли"Приветствую! Сегодня в литературном конкурсе "Твоя первая книга-4" Виталий Бабич и его история "Откровение Люцифера Глобли". Давайте ознакомимся с работой и поделимся впечатлениями в комментариях.

    ПРЕДИСЛОВИЕ

    Изложенное ниже можно назвать фантастикой относительно названия планет, особенностей жизни на них и местной лексики, а так же дат и форм описанных событий. Отражённые процессы планетарного и вселенского масштабов, информация о которых взята из достоверных источников, далеки от фантастики.

    Слова из лексики обитателей планеты Иста

    (периоды времени, близкие земным понятиям):

    цикл – десятилетие,

    сфера – год,

    цест – квартал,

    матер – месяц,

    коом – день,

    чаак – час,

    милена – минута.

     ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

    Планета Иста,

    4-й цест 20-го цикла по местному летоисчислению,

    3-й весенний матер

    Элларейский колледж духовных искусств открылся, как обычно, в 8 чааков утра. Его новым пристанищем стала вершина плато Летта, где он расположился до восхода Светила-альфа.

    Было ещё довольно ветрено, когда ученики лиги Сострадания под верховодством Маро Ханды поднимались по лестнице эмоций на средний уровень Летта. Этих юношей и девушек ожидал заключительный урок-медитация по «Истории Мироздания позднего периода».

    Когда все благополучно добрались до середины пути, Маро обратилась к ученикам:

    – Отличные результаты, ребята! Ваши эмоции в этот раз были под надёжным контролем – лестница была натянута в самый раз.

    Все улыбнулись, а самые вдумчивые ученики посмотрели вверх-вниз, оценивая, как за прошедший коом (после последнего урока, состоявшегося на другом, более низком и более просторном уровне Летта) расширилось плато, чтобы разместить колледж на своей вершине.

     Знакомство с Мастером

    А вскоре все уже сидели на мягком ковре в самом просторном классе, допивали бодрящий коа, пока Маро Ханда вела к ученикам Мастера Глобли, прибывшего с планеты Верна.

    Когда оба вошли в класс, ребята сразу же переключили внимание на педагогов. Взгляды учеников восторженно смотрели на легендарного Глобли – того самого Мастера Преображений, героя межпространственных перемещений, о котором они читали в учебниках. Все ребята знали, что для визита этого супермена есть особый повод.

    – Итак, друзья, сегодня, в начале четвёртого цеста двадцатого цикла, исполняется двести истианских сфер Великому Обновлению Вселенной, – начала свою вступительную речь Маро. – Исходя из того, что наши двести сфер соответствуют пятидесяти земным годам, посчитайте, какой теперь год на Земле?

    Ученики переглянулись, и от имени всех ответил староста лиги Карри Флам:

    – Две тысячи девяноста пятый, учитель.

    – Правильно! Поэтому наш урок сегодня проведёт мастер Глобли, которого вы узнали с первого взгляда и вздоха.

    – Приветствую вас, без пяти милен первых выпускников этого замечательного колледжа! – посыл Мастера был настолько бодрым, что мгновенно подпитал каждого из присутствующих свежим зарядом вдохновения, и лестница эмоций прореагировала на это. – В течение ближайшего чаака вы совершите первое в вашем воплощении на Исте межпространственное перемещение в прошлое Земли, планеты третьей плотности. Итак, проведу небольшой инструктаж. Во-первых, от каждого из вас требуется концентрация внимания на позитивном состоянии как минимум в два раза больше, чем вы этого достигли при подъёме по лестнице эмоций. Малейшее отклонение от высоких вибраций трёх верхних энергетических центров – и наше совместное путешествие в иную материальность будет подвергаться воздействиям эгрегоров хаоса, блуждающих между третьей и четвёртой плотностями. Поэтому наше единство должно быть не просто идеальным, а триумфальным. Во-вторых, при вхождении в третью плотность вплоть до приближения к Земле, вы должны настроиться на частоты более долгого течения времени-действий-событий. Как вам уже известно, время в нашей, четвёртой, плотности, в отличие от третьей, является всего лишь производной пространства и течёт примерно в четыре раза быстрее, чем на Земле. Диссонанс частотных импульсов двух соседних миров вы испытаете теперь на собственном опыте. И, в-третьих, каждому из вас необходимо определить и зафиксировать свой индивидуальный диапазон состояний сострадания и мудрости, с которыми вы будете созерцать картины проявленного Апокалипсиса и земного суда над Вестником. Ну, а мне... Мне будет забавно в очередной раз встретиться с самим собой двухсотлетней давности в истианском смысле слова...

     В добрый путь!

    Задорный смех Мастера Преображений сменился пожеланием каждому ученику сдать этот самый сложный выпускной экзамен на высокую оценку. Затем команда путешественников, включая Маро Ханду, встала в круг. Все взялись за руки. Освещение класса замигало разноцветными огнями, зазвучала медитативная музыка. Пространство вокруг них стало постепенно расширяться, затем – колебаться, как круги на воде, и мутнеть...

    Прошло не больше десяти милен, когда совместная медитация вошла в кульминацию, и от каждого участника экзамена остались на Исте только застывшие эфирные тела. Сознание и более тонкие тела каждого были уже далеко...

     ЧАСТЬ ВТОРАЯ

     Планета Земля,

    1 сентября 2039 года

     В зале судебных заседаний Дома правосудия в Белизе было немноголюдно, хотя желающих попасть на закрытый процесс по делу самопровозглашённого Вестника было много. Это был суд нового веяния: в результате бурного роста правонарушений во многих странах мира приговоры по особым делам выносились без предварительного следствия.

     – Подсудимый, назовите своё подлинное имя и фамилию, – обратился главный судья Пабло Рико к высокому мужчине средних лет со спокойным и даже улыбающимся выражением лица.

    – Анжел Августин Люцифер Глобли.

    Господин Рико нахмурился.

    – Я просил вас назвать своё настоящее имя.

    – Я так и сделал, – невозмутимо ответил подсудимый. – Назвал вам полный вариант моей цепочки имён, относящейся к фамилии Глобли.

    В зале послышался шум. Судья продолжил:

    – И вы не находите странным, что Анжел, то есть ангел, и Августин – имя одного из отцов христианской церкви – стоят в этой цепочке вместе с... Люцифером?

    – Что же тут странного? Просто человечеству до сих пор так и не известен Люцифер истинный, который, кстати, по своей работе-заботе в отношении землян ничуть не хуже Августина Блаженного. Странным кажется совсем другое: напротив этого храма правосудия находится самый крупный ночной клуб Белиза? Вы об этом не задумывались, господин главный судья?

    Молчание было коротким.

    – Этот ваш вопрос, подсудимый Глобли, к делу не относится, – возразил Рико. – Потрудитесь максимально точно отвечать на наши вопросы и не задавать нам свои.

    – Первое для меня реальнее, чем второе, ведь суд – в точном смысле слова – это поиск истины. А какой же поиск истины без двусторонних вопросов?

    Судьи и присяжные заседатели переглянулись, Рико тяжело вздохнул и предоставил слово государственному обвинителю Клаю Стейку, который потёр руки от предвкушения быстрой победы и сразу же направил процесс в нужное русло:

    – Итак, подсудимый, слово Люцифер в вашей, как вы выразились, цепочке имён даёт повод сделать вывод, что вы принадлежите к сатанинской организации. Так ли это?

    Глобли улыбнулся шире и, размышляя, ответил:

    – Разве можно принадлежать к тому, чего нет, не было и не будет в действительности?

    Округлившиеся глаза большинства присутствующих требовали объяснения. Стейк, недовольно поправив галстук, поспешил прервать оцепенение:

    – А теперь, пожалуйста, ещё раз, но без загадок и вопросительного тона.

    – Загадки созданы до меня. Если Сатаны в том качестве, в каком его себе вообразили люди, в действительности нет, то и сатанинские организации – всего лишь низкопробная игра, иллюзия, которая меня никогда не привлекала. Люди, объединяющиеся в группы, будь то сатанисты или террористы, сами создают эгрегоров, вселяющих ужас, хаос и прочий негатив.

    – Но ваши слова можно расценивать двояко, – оживился Стейк посетившей его мыслью. – Заставь людей поверить в то, что зла не существует, и делай с ними, что хочешь. Вам, не сомневаюсь, известен такой инструмент манипуляции.

    – Вы даже представить себе не можете, как он мне хорошо известен. Но он действует лишь потому, что люди клюют на эту приманку.

    В зале поднялась волна эмоций. Стейка такой ответ обезоружил, но обвинитель не отступал:

    – Вы продолжаете говорить загадками, господин Глобли. Подобное уместно где-нибудь на форумах виртуал-интеллект-клуба, но не на судебном процессе.

    – Обвинитель Стейк, попрошу вас избегать оценочных суждений. Задавайте свои вопросы. Оценивать будут судьи, – возразил Рико.

    Стейк не ожидал такого выпада из лагеря «своих». Он был уверен, что главный судья позволит стереть в порошок этого чудака, называющего себя Вестником. Кстати, вот подходящий вопрос.

    – Подсудимый, выступая на мегафорумах в интернете и в реалии перед публикой, вы называли себя Вестником. Не означает ли это, что вы претендуете на роль Спасителя – Иисуса Христа?

    – Глубокочтимый господин Стейк, это подтверждает то, что в вопросах духовной культуры преобладают искажения даже у элиты современного общества, к которым, несомненно, причисляете себя вы. Спаситель и Вестник – это разные миссии. И вторую, в отличие от первой, под силу выполнить существу человеческому.

    Ответ опять оказался неожиданным, но у Стейка был наготове следующий вопрос:

    – Однако у этих разных миссий должен быть один и тот же, если говорить образно, заказчик? Не так ли, господин Глобли?

    – О, да! – усмехнулся Вестник. – За такой образ вам десять баллов из десяти возможных!

    – Подсудимый, отвечайте на вопросы обвинителя по существу и тоже избегайте оценочных суждений, – сделал очередное замечание Рико.

    В этот миг Стейк почувствовал себя отомщённым, поднявшимся на утерянную высоту. Азарт игрока воспрял в нём в полный рост.

    – Господин главный судья, я уверен, что пару капель позитивных эмоций в таком сухом деле как судебный процесс не испортят рецепт поиска истины, – осмелился возразить подсудимый. – Просто образ заказчика, спасибо в этом господину Стейку, очень удачный для того, чтобы максимально раскрыть смысл моих действий.

    Стейк поджал расправленные крылья:

    «Во всём находит для себя плюсы этот тип».

    – Жду новых вопросов, господа, – не переставал улыбаться Глобли.

    Стейк, поймав себя на мысли, что его вдохновение передалось подсудимому, продолжил:

    – Итак, теперь о фонде «Новая Планета». В своих выступлениях вы говорили о том, что вся программа специалистов фонда по созданию копии Земли построена на подмене истинных ценностей. Что даёт вам право выступать обвинителем, а с другой стороны – гарантом ценностей якобы истинных?

    – То же, что и вам, господин Стейк, даёт право обвинять подсудимых и при этом быть гарантом справедливости Закона. Догадываетесь, о чём идёт речь?

    Ошарашенный Стейк хотел осечь Глобли: «Здесь и сейчас вопросы задаю я», но какая-то сила ввела его в ступор. Не последовало, как ни странно, возражений и от Рико.

    – Речь идёт о служении. Вы служите правосудию земному, а я – вышестоящему. Люцифер – это одна из Династий, неземного происхождения, которые координируют процессы развития в вашей, третьей плотности. Да, Земля – это всего лишь третья, одна из низких плотностей Мироздания. Мы, коллективная душа Люцифер,  вернулись в третью из шестой плотности, чтобы...

    – Стоп, подсудимый, – прервал эту речь строгий голос главного судьи, который даже встал со своего места. – Вы отклонились от темы вопроса и перешли на агитацию, провокацию и...

    – И вы, Паби Мио Рико, тоже являетесь представителем Династии такого уровня. Вы плеяреанец…

    Время, пространство, третья плотность – всё вокруг, казалось, застыло. Но застыло на эти пять-семь мгновений, чтобы взорваться.

    Взрыв грянул со всех сторон. Стейк и один помощник главного судьи разразились смехом. Второй помощник успокаивал первого. Присяжные заседатели стали громко возмущаться, к ним присоединилась большая часть присутствующих в зале. Охранник всё это время не снимал руку с кобуры с лазер-пистолетом.

    Самыми неподвижными и молчаливыми были лишь двое – Рико и Глобли. Со стороны могло показаться, что главный судья застыл от возмущения. Но застывшая поза означала совсем другое состояние: растерянность, которая стала производной целой гаммы противоречивых чувств. Отчего?..

    От этого «Паби Мио Рико» – так называла его в детстве горячо любимая бабушка Джулия. Именно она и никто иной. Бабушка была ясновидящей и... О, боже, она этой ночью ему снилась.

    «Будь снисходительным и помоги ему»– эту фразу из сна в прошедшей ночи, фразу, произнесённую Джулией, её постаревший внук вспомнил теперь очень чётко.

    «...снисходительным...»

    «...помоги...»

    «...ему».

    Тет-а-тет

    Понимая, что пауза затянулась, главный судья объявил перерыв, во время которого посетил подсудимого. Они беседовали с глазу на глаз в специальной комнате. Охранник ждал за дверью. Голос Рико хоть и звучал уверенно, но растерянность ещё сквозила в его взгляде.

    – Подсудимый Глобли, вы затронули мои личные чувства, и я склонен требовать для себя отстранения от этого дела. Но прежде скажите, откуда вам знакомо обращение «Паби Мио Рико»?

    – Вы бы хотели, чтобы это оказалось случайностью, но... знать родовые линии плеяреанцев – это одна из моих обязанностей.

    – Тогда скажите, кто меня называл Паби Мио Рико?

    – Джулия Рико с девичьей фамилией Маккерис, уроженица Греции. Она была вашей бабушкой.

    Теперь Пабло уже не сомневался, что случайность исключена. Но ведь злоумышленник мог изловчиться и специально выучить родословную главного судьи.

    – А каким даром обладала мис Джулия и во сколько лет, при каких обстоятельствах она его приобрела? – решил проверить он дальше, зная, что эти сведения держались в тайне от постороннних людей.

    Глобли улыбнулся и, скрестив между собой два указательных пальца, на несколько мгновений закрыл глаза. Затем ответил:

    – Она была ясновидящей. Этот дар открылся ей в тридцать три года, когда...

    Глобли сосредоточился сильнее, словно рассматривал детали какой-нибудь живописной картины, продолжив:

    – ...когда она спасла из горящего дома свою мать.

    Внутри у Рико всё похолодело. К его сознанию мигом подступили прежние сомнения-размышления: о бессмертии души, о вечной жизни, о единстве всего сущего во Вселенной. Всё связано незримыми нитями. Даже этот Глобли смог соединить два пальца и, таким образом наладив связь, считать нужную информацию. Чем не суперинтернет?.. Сомнения обретали силу подтверждений. И от этого на сердце оттаяло...

    – Для чего вы используете все эти сведения? И что вам надо от меня?

    – Отличные вопросы, господин Рико! Но на них вы должны ответить себе сами. И сможете это сделать ровно через пятнадцать минут после того, как продолжится судебный процесс. Только разрешите мне начать его вторую часть с монолога. Новые вопросы обвинителя уже будут мешать мне изложить подлинную суть моих деяний.

    Рико хотел отказать в этой просьбе, но вспомнил те самые слова Джулии из своего сна: «будь снисходительным и помоги ему». Главный судья застыл в нерешительности, но быстро совладал с собой.

    – О чём вы будете говорить?

    – О сути всего происходящего на Земле за последние сто лет и о том, что ожидает всех вскоре.

    И это всё за пятнадцать минут?

    – Да. Главное – подобрать самые подходящие слова.

    – Вас вряд ли будут слушать.. А журналисты могут всё исказить.

    – Значит, такие журналисты – фантазёры. Для нас главное, чтобы услышали готовые слышать, а не слушать. А события нахлынут с огромной скоростью. В прямом смысле слова: если говорить о вашем городе, то на данный момент есть восемьдесят девять процентов вероятности того, что ураган тысяча девятьсот шестьдесят первого года, нанёсший Белизу существенный ущерб, повторится. И будет мощнее примерно в два раза.

    – О, Боже…

    Лицо Рико побелело. Он отвёл глаза в сторону, припоминая:

    – В том самом урагане погибли мои дядя и брат, который был тогда младенцем… У нас есть шансы избежать стихии?

    – Мизерные. Для этого необходимо резко повысить энергетику жителей Белиза хотя бы на процентов тридцать. Это реально?.. Кстати, общую энергетику Америки, и без того низкую за последние 50 лет, занизил ещё больше тот самый фонд «Новая Планета», а среди его лидеров два уроженца Белиза.

    – Что я могу сделать для спасения города, государства? Для вас?

    – Мы – это не я один. Мы – это Династия.

    – Ах, да. Вы же говорили об этом.

    – Что вам делать, можете решать только лично вы. В моей же власти только уточнить: приговор по отношению ко мне – это приговор ко всем шестьсот двенадцати членам нашей Семьи Люцифер. И вам должны быть понятны подобные взаимосвязи. Будучи студентом вы с большим интересом читали книги Рудольфа Штайнера по метафизическому опыту. Плюс сны, в которых продолжается ваше общение с бессмертной сущностью Джулии.

    – А к тому же я ещё и этот... Как вы меня изысканно назвали?

    Ироничный тон Рико был великолепен.

    – Плеяреанец.

    – Может, этим словом называют инопланетян?

    Глобли ответил ему серией улыбок.

    – Берите выше! Плеяреанцы – ещё одна Династия неземного происхождения, представители которой сотрудничают с Галактической Конфедерацией Планет и служат Позитивной вибрации… Вас что-то смущает?

    – Нет… Просто интересно, откуда такое замысловатое название этой Династии?

    – В вашем языке плеяреанцы названы именно так благодаря месту своего обитания: созвездию, которое вы называете «Плеяды».

    – Но почему тогда я ничего не помню про мою Династию?

    – Синдром погружения в материальное, господин главный судья. Болезнь века. Кстати, ваши коллеги «преуспели» в этом процессе деградации гораздо печальнее вас.

    – Джулия – тоже плея… плеяреанец?

    – Она тоже.

    – А кто ещё из нашей родни?

    – Дедушка Джулии – Роберто.

    – Не удивительно. Он был человеком очень влиятельным. Его портреты висят до сих пор в нескольких комнатах нашего дома. Ну, а чем же не угодил Династиям фонд «Новая планета»?

    – Как можно моделировать новую планету, не имея истинных представлений об устройстве и законах Мироздания? Это варварство, внедрение в поле деятельности элементалов и других существ работающих вместе с Яхве. Он является творцом вашей планеты ещё с той поры, когда она зарождалась на тонких, неземных, планах Бесконечной Вселенной. И именно с этих уровней, лежащих выше вашей, третьей плотности, и может быть создана новая планета. Вы представляете, какой дисбаланс уже возник с того момента, когда проект фонда был одобрен Межправительственным советом по искусственному интеллекту?

    Рико задумчиво посмотрел на часы, и в этот момент в дверь постучали. На пороге появился робот-охранник, проверяя, всё ли тут в порядке, и заодно сигнализируя: пора продолжать заседание.

    Когда он закрыл за собой дверь, чувство озабоченности мелькнуло на лице главного судьи от мысли «Чувствую себя сейчас прокуратором Понтием Пилатом, во власти которого судьба Иеушеа».

    – А главная нелепость ситуации в том, что новая планета уже создана, – продолжал Глобли. – И даже ещё одна. Обе – на том самом тонком плане, в четвёртой плотности.

    Глаза Рико округлились большущим знаком вопроса. И уже стало понятно, что спешки не будет. Главный судья получит ответы на все вопросы, прежде, чем появится в зале заседаний.

    «Очень жалею, что по этому делу не было предварительного следствия. Хотя... Может, это и к лучшему», – анализировал Рико.

    – В чём же смысл создания двух планет?

    – В сборе урожая. Одна планета – Иста, получившая название от русского слова «истина», – позитивная. На неё попадут те души людей, которые наработали более 50 процентов созидательных качеств, основанных на любви, сострадании к ближнему. Вторая – Верна (от слова «вера») – негативная. Она примет души тех, кто ещё не созрел для восхождения, ибо в их энергетике преобладают разрушительные, эгоистические вибрации.

    – Так, по-вашему, вера – это негатив? – в голосе Рико слышались недоверчиво-удивлённые нотки.

    – Не совсем так. В названии планет отражено соотношение ценностей: по вибрациям истина всегда выше веры. Вера может быть ошибочной, однобокой, иллюзорной, а истина – только верной и всесторонней. Истина – это, говоря иначе, прозревшая, поднявшаяся на новую высоту познания вера.

    Задумчивость Рико и вдохновенный тон Глобли прервал очередной стук в дверь. На пороге показался охранник (уже не робот). За его спиной – помощник главного судьи.

    – Господин Рико, – заседание должно было продолжиться пять минут назад.

    Главный судья без лишних слов вынул из кармана свою BOS-карту, приложил её к служебному терминалу, сделал на нём несколько комбинаций, и на табло в зале заседаний появилась надпись: продолжение через 5 минут. А робот-инспектор, находящийся рядом с табло, мгновенно озвучил это сообщение.

    Когда посторонние удалились, Рико подвёл итог:

    – Больше мы говорить, к сожалению, не можем. Я доведу это дело до конца. У вас будет пятнадцать минут, чтобы свою Весть ещё раз донести до людей. Есть надежда, что личный интерес и масштабы начавшегося апокалипсиса заставят прислушаться к вашим словам не только меня одного.

    – Апокалипсис – это не конец. Это обновление. Ну, а для того, чтобы я поспособствовал этому наиболее оптимально, вы, господин Рико, должны задать мне вопрос, который станет толчком к моему выступлению.

    Главный судья одобрительно кивнул и вызвал охранника...

     Заседание продолжается

    После того, как подсудимый ответил на несколько малосущественных вопросов обвинителя, выражение лица Глобли стало каким-то другим: максимально сосредоточенным. И голос его звучал ещё убедительнее.

    – Господа обвинитель и главный судья, уважаемые присутствующие в зале, мы все хотим одного: быстрейшей развязки этого дела. Поэтому, господин Рико, прошу дать мне ровно пятнадцать минут, и я гораздо быстрее и результативнее, чем в формате «ответ-вопрос», изложу суть моих действий, в которых власти усмотрели преступление. А затем я отвечу на любые вопросы.

    Стейк и два помощника главного судьи переглянулись и посмотрели на Рико. Обвинитель был уверен, что главный судья откажет, но тот ответил:

    – В виду того, что ваше дело, обвиняемый Глобли, носит тот самый особый характер, по которому не проводилось предварительное следствие, я не против предоставить вам такую возможность. Но прежде ответьте ещё раз на самый главный для суда вопрос: вы себя не признаёте виновным в распространении информации, компрометирующей деятельность межправительственного научного фонда «Новая планета»?

    – С точки зрения обывателя или закоренелого материалиста я буду виновен всегда, а с позиций истины, или же, говоря иначе, объективных процессов развития Вселенной, я выполняю самую трудную работу спасателя: стучусь в закрытые двери дома, который уже в огне.

    – Почему же? Поясните же нам свой ответ, – потребовал главный судья.

    Глобли оценил вопросы Рико и слегка усмехнулся, не теряя твёрдости в своём голосе:

    – Да, конечно, поясню и продолжу стучаться. Господин обвинитель, отсчитывайте пятнадцать минут. Прошу всех присутствующих настроиться на вдумчивое восприятие! Освободитесь на эти минуты от стереотипов мышления и прислушивайтесь к своим сердцам. Их реакция самая точная. Сегодня, первого сентября 2039 года, прошло ровно сто лет с начала Второй мировой войны. Аббревиатура ВОВ, которая в обиходе у русских и белорусов и означает «Великая Отечественная война», несёт на глобальном плане иной смысл: «Великое Обновление Вселенной». На фоне событий последних лет – затянувшиеся экологический, политический и финансовый кризисы на большей части планеты, перерастание локальных войн в глобальную – легко можно сделать вывод: победа над фашизмом в 1945 году была неполной, в основном – на внешнем, физическом плане. А идеология насилия в разного рода красивых упаковках так и не была побеждена. Ибо ещё до Гитлера была масса вождей, завоёвывающих мир. И Иисуса распяли тоже они. Но все они лишь исполнители в этой Великой игре Добра и Зла. Кто же заказчики?.. Заказчики мы – представители Династии Люцифер...

    В зале мигом поднялась волна «комментариев», а в ехидной улыбочке Стейка было чётко написано: этот чудак подписал себе смертный приговор.

    – Но наш заказ, финансируемый, если говорить на языке современных понятий, из самых внушительных источников, то есть Всевышним Творцом, направлен на развитие человечества. Ибо развитие возникает тогда, где есть свободный выбор между добром и злом. Этого выбора не было у тех прародителей землян, которые жили в раю – в плотности, которая в вашем обиходе называется «Небеса». Бог Земли – Яхве – был уверен, что его подопечные не воспримут всерьёз выбор: древо познания, которое мы предоставили им в качестве катализатора. Но эволюцию не остановишь, даже если для этого придётся спустится на более низкий уровень Мироздания. Так и получилось с землянами: с тонкой четвёртой плотности они были низвергнуты Яхве в третью плотность – в земную, трёхмерную.

    – Возражаю, господин главный судья, – вмешался Стейк, и тон его был нетерпящим возражений. – Началась какая-то мистическая проповедь.

    – Возражение отклоняю. Подсудимому дано пятнадцать компенсационных минут на объяснение своих поступков. Не перебивайте его, господин обвинитель. Продолжайте, подсудимый. Добавляю вам две минуты.

    – Я отношу свои слова не к мистической проповеди, господин Стейк, – продолжил Глобли. – а к метафизическому откровению. Ибо любые процессы сначала формируются на тех тонких планах, которые предшествуют их физическому проявлению. И тот факт, что большинство землян, как и пятьдесят лет назад, не доросло до этой истины, свидетельствует лишь об элементарном невежестве. Итак, продолжу. Творение Яхве скатилось в третью плотность, а мою Династию он заключил в пределах четвёртой плотности. И это после того, как мы, подобно вашим волонтёрам, спустились с шестой плотности, чтобы помочь отстающим. Да, мы могли бы пройти сквозь эти барьеры и вырваться на свободу, но...

    В этот миг Глобли поднял вверх указательный палец и сделал паузу, акцентируя внимание на последующих словах.

    – ...мы приняли новые правила игры: отработать созданную нами карму вместе с землянами, чтобы собрать не менее девяноста пяти процентов негативного урожая. И последняя сотая часть девяноста пятого процента, проявилась несколько минут назад, когда господин Стейк выразил возмущение моим словам. Благодарю вас за это, уважаемый обвинитель.

    Взоры всех присутствующих, как по команде, устремились к смущённому Стейку. Он от неожиданности даже опустил глаза в пол. Прийти быстро в норму стало для него испытанием.

    – Ну, а позитивного урожая всегда недостаточно. Тем не менее, зёрна, наконец, будут отделены от плевел. Для всех землян, в том числе и для вас, дорогие наши присутствующие, уже готовы две планеты в четвёртой плотности: позитивная и негативная.

    Второму помощнику главного судьи и Стейку, ой, как не по душе были такие речи. Оба вертели головами, смотрели на часы, опускали вниз глаза. Также и шёпот в зале: то поднимался, то падал вниз. Роботы-журналисты, фиксирующие всю поступающую информацию, зависли от такой незапрограммированной ситуации. Впереди же всех ожидало нечто из ряда вон выходящее. А до конца монолога Глобли оставалось чуть больше пяти минут.

    Вот уже и ровно пять минут... Глобли не смотрел на большие настенные часы, словно счёт времени он вёл на каком-то своём, тонком уровне. Вестник торопился.

    Торопился. А невозможное становилось возможным.

    – А сейчас, глубокоуважаемая публика, попробую углубить ваши представления о жизни. В двадцать первом веке, как и во времена Иисуса, народ жаждет чуда – подтверждения всемогущества Божьих посланцев. А чудеса, увы, так далеки от истинных знаний. Знания остаются, а чудеса улетучиваются.

    Глобли глубоко вздохнул и в тот же миг... поднялся вверх... Да-да, он оторвался от пола и застыл на высоте около метра. А затем, словно демонстрируя улетучившиеся чудеса, взлетел выше. Ещё выше – и застыл под потолком этого довольно высокого помещения. Вестник парил и говорил. Его голос звучал очень громко.

    – Господин Стейк, как жаль, что вы не можете подняться на такую же высоту в глазах общественности.

    Обвинитель смотрел на Глобли, не веря собственным широко открытым глазам. Лицо Стейка стало красным, как кусок старой говядины. Охранники (и роботы, и люди) метались из стороны в сторону, не зная, что делать в такой незапрограммированной ситуации. Многие присутствующие встали со своих мест. Некоторые фотографировали или же снимали видео, забыв о том, что это разрешено делать в здании суда только роботам-журналистам. А самым невозмутимым среди очевидцев «фокуса» был главный судья.

    – Господин обвинитель, я мог бы вас поднять к себе поближе. Но, боюсь, вы выдвинете мне обвинение в посягательстве на ваше личное пространство. Кстати, все пространства Мироздания, в действительности, едины. И сейчас мы все это увидим. Правда, для такого «чуда» Династии Люцифер придётся затратить гораздо больше энергии.

    Когда пространство вокруг преображалось – колебалось, растягивалось и становилось более объёмным, – началась последняя минута времени, отпущенного для речи подсудимого. Но время потекло иначе, то есть его как будто и не стало вовсе. Или же оно растянулось-растворилось во всей этой многомерности…

    – Вы оказались в четырёхмерном пространстве, – комментировал Глобли, опустившись на ноги. – А вот оно становится пятимерным... Чувствуете волны блаженства?.. Они текут благодаря близости нашего Бесконечного Творца к этим пятимерным слоям. Нечто подобное вы будете ощущать, когда покинете Землю – перед трансформацией на позитивную или же негативную планеты четвёртой плотности... Сквозь видимые вами картины протекают, словно миражи, параллельные миры. И это не иллюзия. В сравнении с этим является иллюзией ваше прежнее представление о пространстве и времени в рамках одних лишь земных законов. Кстати, о времени. Сейчас вы убедитесь, что границы между настоящим и будущим могут быть очень зыбкими. Люцифер и другие внеземные Династии стирают границы только для вас – здесь и сейчас!.. Смотрите, этот мужчина в золотистой мантии в окружении парящих вокруг него учеников – ваш покорный слуга, то есть я в будущем... Оно, будущее, проектируется в настоящем. Его главный материал – ваши мысли и чувства. А машина времени – это механизм работы законов межпространственных перемещений... Чудес не бывает, ибо есть эти и другие законы, и их исполнение... А теперь возвращаемся в трёхмерное пространство Земли... Не называйте увиденное вами мистикой. Ваше Европейско-Азиатское эзотерическое общество и вместе с ним моя Династия вам этого так просто не простят. И не забывайте сегодняшний урок!

    Никогда!..

     ПОСЛЕСЛОВИЕ

    А вскоре, в истианском смысле слова, Мастер Глобли и его спутники из Элларейского колледжа, посетив несколько других апокалипсических центров Земли, возвращались в мирное пространство Исты...

    Это был Виталий Бабич "Откровение Люцифера Глобли". Ждем ваших комментариев.

    С уважением,

    Артем Васюкович

    Поделиться в соц. сетях

    Подписывайся на обновления!

    Ваш e-mail: *

    Ваше имя: *

    Ксения Кожевникова "Мой Пес"
    Эрмек Турдубеков. "Педали" Амана"
    Филипп Симаков "Урок длиною в жизнь"
    Комментарии
    • НИКОЛАЙ:

      Статья отражает скрытую от сознания многих суть происходящих сегодня на нашей планете событий.
      Происходит постепенный выход нашей планеты на более высокие квантовые уровни бытия. Причём в 2015 году намного активнее, чем в предыдущие три года. Соответственно происходит поляризация сознания населения планеты. Кто-то направляет основную часть своего внимания на материальные процессы, сужая круг своих интересов, понижая уровень своего сознания, рассчитывая только на силу интеллекта. А кто-то устремляется к познанию всё более глубоких причин, сути происходящих процессов, постоянно расширяет своё сознание, всё больше доверяет своему чувствознанию. Чем-то же это должно закончиться? Как всегда, интересы обоих полюсов будут удовлетворены: одни окажутся на планете Верна, другие – на планете Иста.
      К сожалению процент устремлённых к познанию первопричин в настоящее время менее 0,01% всего населения. Для этой части и предназначена эта статья.

      Ответить
      • Виталий:

        Большое спасибо, Николай! Ваше обобщение — прямо в точку! Именно поэтому во вступительном слове написано, что процессы отражаются не вымышленные (фантастические), а реально происходящие. А вот формы для передачи их сути можно отнести к фэнтези.
        Кстати, о формах. По жанру это не статья, а рассказ.

        Ответить
    • Виталий:

      Прочитанный рассказ — рассуждение о мире, альтернативная версия существования вселенной и всего вокруг.
      Читается нормально, вроде как даже неплохая идея для более полного произведения. Вот только пожелание есть — сразу не давать столько не совсем ясных слов. По тексту конечно все ясно, но все же хочется чтоб начало не резало глаз.
      По тексту показалось, что люди и судьи какие-то простоватые и достаточно легковерные. Мне кажется, что словами почти никого не убедить, а сомнения людей позже даже полет в воздух сочтет за галлюцинацию или фокус.
      Ну и наконец про саму суть рассказа — слишком напоказ, такая альтернатива мира. Все вроде связано и вполне логично, но хочется(по привычке может) как и у всех сокрытия этой сути каким-нибудь фантастическим рассказом.
      Можно конечно придраться к чему угодно в мире и это субьективно, но надеюсь мои замечания будут восприняты как советы, или просто мнение.
      Написать целый рассказ и выдержать его целостность очень сложно( хотя конец чуть скомкан), поэтому поздравляю с завершением нелегкого труда.

      Ответить
      • Виталий:

        Виталий, спасибо за поздравление! Учту любые замечания-мнения. В этом рассказе идея отражения мироустройства иная: вдруг расскрывается нечто противоположное тому, что считалось нормой, фундаментом человечества, у которого Земля уходит из-под ног уже почти в прямом смысле слова.

        Ответить

    *

    *

    Твоя первая книга - Клуб книжных дебютов. Здесь живет Ваша первая книга — забери её! Copyright © 2013