МЕНЮ САЙТА
  • Скачай бесплатно книгу
  • Рекламные объявления
  • Обратите внимание
  • Рубрики
  • Подпишись на наш канал
  • Обязательно читайте
  • Это интересно
  • Антон Чудов — «Ремонт»

    Anton Chudov RemontИтак, следующий наш участник – это Антон Чудов. Он представляет нам рассказ «Ремонт» из сборника «Старый дом». Категория – «современная проза». Давайте посмотрим, чем нас порадует автор! Ну а литературный конкурс «Твоя первая книга-2» по-прежнему открыт новым героям:)

    «Ремонт»

    (из сборника рассказов «Старый дом»)

    Антон Чудов

     

    1.

    - Живы вы тут?! – с обычным для себя приветствием появилась тётя Клава на пороге квартиры Мальцевых. – Можно водички набрать?

    - Проходи, Клавочка, набирай, сколько нужно! – с естественной добротой в голосе ответила Анастасия Арсентьевна. Она уже привыкла к стандартному вопросу о жизни и смерти, который когда-то возмущал её своей мистической составляющей. Более сорока лет Тихоневы и Мальцевы жили на одной лестничной площадке на втором этаже старого дома в центре провинциального города. И уже скоро десять лет, как Клавдия Тихонева ежедневно появлялась на пороге квартиры Мальцевых с желанием наполнить два оцинкованных десятилитровых ведра водопроводной водой.

    Тридцать с лишним лет в квартире Тихоневых продолжается ремонт. Муж Клавдии, Анатолий Николаевич Тихонев, начал ремонт с того, что снёс все стены в большой трёхкомнатной квартире, чтобы осуществить перепланировку на свой вкус.

    Как-то раз в квартиру Мальцевых вбежала почтальон, которая с ужасом в глазах, запинаясь и задыхаясь, стала невнятно рассказывать Анастасии Арсентьевне об удивительных вещах, происходящих в соседней квартире:

    - Разношу я пенсию. Захожу к вашим соседям Тихоневым и сама не понимаю куда попала. Одна большая комната вместо квартиры, без стен и дверей… А в центре комнаты стоит унитаз, на котором сидит мелкий мужичок и предлагает мне зайти в дом. Я испугалась, выбежала в подъезд, да вот к вам забежала в беспамятстве!...

    Через несколько лет Анатолий Николаевич восстановил все стены и занялся заменой водопроводных труб. Выдрал из стен все старые трубы, демонтировал водонагревающую газовую колонку, отвинтил даже водопроводные краны. Клавдия с огромным трудом уговорила мужа не убирать раковины и ванну. Убрать то трубы, убрал. Но вот новые трубы в замену старым не приобрёл, да и пыл на трубы закончился, потому что всё внимание переместилось на окна. Таким образом, было решено заменить старые оконные рамы на новые, тем более которые должны быть сверхпрочными, сделанные своими собственными руками. Работа закипела! Старые рамы были вырваны с корнем, но новые ещё не были готовы. Решение нашлось – в оконных проёмах была натянута толстая целлофановая плёнка. Так три года Тихоневы и жили без окон. Мёрзли зимой, задыхались летом… Зато в век отсутствия интернета и даже видеомагнитофонов, у соседей появилось онлайн развлечение. По тихой улице вечерами прогуливались люди: мамаши с детьми, молодые парочки. И вот в сумрачной темноте, откуда-то сверху, неожиданно раздаётся треск и шум. Испуганные прохожие с криками разбегаются по сторонам, а жители, прильнувшие к окнам, хохочут над происходящим. Так пугающе, при дуновении ветра, шумел целлофан, натянутый на окна квартиры Тихоневых. Года два-три понадобилось Анатолию Николаевичу изготовить новые оконные рамы, укрепить их в проёмах и застеклить. Все работы велись им в вечернее и ночное время на горе соседям. Но за всё нужно платить. Онлайн развлечение было достойной оплатой за ночное беспокойство из-за ремонтных работ.

    Наконец-таки пришла очередь и водопроводных труб, которые были куплены, но пока что без применения валялись по всем углам прихожей и спальни. Тётя Клава продолжала каждый день приходить за водой к Мальцевым, что было поводом и для коротких бесед с Анастасией Арсентьевной, и для созерцания нормального быта без ремонта.

    - Как Вы поживаете? Как здоровьице? – присела тётя Клава за кухонный стол, за которым хлопотала Анастасия Арсентьевна.

    - Слава Богу! Всё хорошо! – ответила Анастасия Арсентьевна, перекручивая нарезанное мясо в мясорубке. – Скоро внучок из школы придёт, вот котлетки на обед ему готовлю. А как твои домашние, Клавочка, поживают?

    - А что с ними станется?! Толик начал свои камни перебирать, говорит, что будет археологическая выставка у нас дома. Не зря ведь он столько лет эти проклятые камни собирал… А мне хоть бы холодной воды дома дождаться, о горячей уже и не мечтаю…

    Анатолий Николаевич родился в семье известного хирурга, который с семьёй приехал в только что освобождённый от фашистов город. Ещё слышались за городом взрывы и выстрелы, а старший Тихонев приступил к круглосуточной работе в местном госпитале, в котором основными пациентами были раненые солдаты Красной армии. Толик сразу же пошёл в школу заканчивать десятый класс. Учился он хорошо, и уже начал готовиться к поступлению в институт. Врачебную династию продолжать он категорически не собирался, а хотел быть археологом. Через несколько лет он успешно окончил институт, и мечта его сбылась – он отправился в первую археологическую экспедицию в Карелию. Там он и встретил Клаву. Быстро женился на ней и привёз в отцовскую квартиру. Вскоре у них стали рождаться дети – два сына и дочь. Сыновья выросли и быстро сбежали в свободное жизненное плаванье, а дочь до сих пор жила вместе с родителями. Анатолий Николаевич в воспитании детей участия почти не принимал. Он либо отсутствовал в длительных археологических поездках, либо занимался ремонтом.

    Раз в месяц тётя Клава выходила во двор. Созывала всех играющих на улице детей и направлялась с ними на почту. С почты они возвращались с огромной тяжеленной посылкой, которую ели-ели доносили до дверей квартиры несколько ребят. Если коллеги Анатолия Николаевича присылали своим семьям из дальних уголков огромной страны дефицитные шпроты, сгущённое молоко и иные деликатесы. То Анатолий Николаевич слал домой различные камни, которые находил в своих экспедициях. Это были горные породы, полудрагоценные камни и прочие сланцы. Последние годы тётя Клава перестала даже вскрывать посылки, а лишь составляла их одну на другую в кабинете-цехе мужа.

     

    2.

    - Живи вы тут? – вместо приветствия спросила тетя Клава, заходя к Мальцевым, едва переставляя ноги. – Можно я у вас голову помою?

    - Проходи, Клавочка. Проходи в ванну, спички на подоконнике найдёшь, поджигай колонку и мойся, сколько хочешь, - привычно ответила соседке Анастасия Арсентьевна.

    Вымыв голову, тётя Клава прошла в комнату, где в кресле сидела Анастасия Арсентьевна и читала книгу.

    - Как Вы поживаете? Как здоровьице? – присела Клавдия в свободное кресло.

    - У нас всё как всегда. Дочь на работе, внук в командировке, а я вот бездельничаю, - сняла очки Анастасия Арсентьевна и обернулась к соседке. – А у вас что нового, Клавочка?

    - Толик, вчера газовую колонку установил. Говорит, что скоро у нас будет горячая вода. А меня это уже совсем не радует. Скоро помирать, а я всю жизнь в ремонте прожила. Думала хоть последние денёчки в отремонтированной квартире с газом, с теплом, с холодной и горячей водой поживу… Без грохота, пыли, стройки, в порядке… Ан нет, Толик начал стеллажи под свои книги конструировать. Вся квартира в стружке и досках…, - тетя Клава всплакнула.

    - Не переживай, Клавочка. Поживёшь ещё ты без ремонта. Толик твой уже и сам больше не осилит тяжёлых ремонтных работ. Так что скоро он успокоится, а ты потерпи. Бог терпел и нам велел.

    Клавдии недавно исполнилось шестьдесят, но выглядела она старухой. Нерасчёсанные волосы уже полностью поседели. Зубы почти все сгнили. Прокуренная махорочная кожа пахла старостью и болезнью. Грязные ногти не стрижены. Но главной бедой была правая нога.

    Молодой женщиной Клавдия работала в химической лаборатории и однажды обернула на ногу колбу с кислотой. Лежать в больнице было некогда: дома её ждала новорожденная дочка и двоё подрастающих сыновей. Домашние хлопоты отложить было нельзя, а помощи ждать было не от кого. Забытая раненная нога вначале просто побаливала и пощипывала, но перевязки и мази притупляли боль. Вскоре стало тяжело вставать с кровати, потом спускаться по ступенькам, затем стало просто больно ходить. Болезнь жены не очень беспокоила мужа, который жил своей жизнью в ремонте и археологии. Когда появились видимые симптомы гниения кости ноги, лечиться было уже поздно. Так тётя Надя и мучилась от неудобств и боли, с трудом перемещаясь по разрушенной ремонтом квартире, заходя к соседям по лестничной площадке и, не чаще раза в месяц, выбираясь на лавку во дворе дома.

    - Зачем моему Толику эти книги и эти стеллажи сдались?! Ну разве ему что-нибудь скажешь?... Он и не слушает что я ему говорю, и никогда не слушал… Помните, Анастасия Арсентьевна, когда он стеллажи под свои камни наделал и по всем стенам их развесил? Так нашёл же места для этих тяжеленных стеллажей – над кроватями. Хоть он их и крепко к стене привинтил, но я до сих пор ночью просыпаюсь от страха, что на дочку или на меня эти каменные стеллажи рухнут.

    Анастасия Арсентьевна не знала чем успокоить Клаву. По мнению Анастасии Арсентьевны все люди обязательно хорошие, лишь со своими изъянами и ошибками, которые будут обязательно исправлены. Она очень переживала за Клавочку, но также ей было за что-то жалко и Анатолия Николаевича. Ей очень хотелось им помочь, но она ничего не могла сделать.

     

    3.

    Анастасия Арсентьевна проснулась уже давно. Проводила на работу дочку. Внук дома сегодня не ночевал. Но по привычке Анастасия Арсентьевна стала готовить обед для внука, не зная, придёт ли он кушать. Анастасия Арсентьевна подумала, что вот-вот должна открыться входная дверь, которая закрывалась на замок лишь на ночь, и она услышит привычное и нелюбимое ей – живы вы тут? Вспомнилась история прошедших лет…

    На майские праздники в квартиру к Мальцевым вбегает малолетняя дочка Клавдии с жуткими криками: «Пожар! Пожар!! Пожар!!!». Анастасия Арсентьевна побежала к соседям. Квартира была вся в дыму. В середине комнаты на полу сидела тётя Клава и горько плакала, держа в руках тлеющую шубу. По всей комнате валялись разбитые ёлочные игрушки, обрывки электрической гирлянды и обгоревшие сухие ветки ёлки. К каждому новогоднему празднику Тихоневы украшали новогоднюю ёлку. Обычно зелёная красавица стояла до крещения. Но в том году разбирать её никому не хотелось, а тётя Клава самостоятельно это сделать не могла. Так, украшенная игрушками, гирляндами и красной звездой, ель простояла до майских праздников. Правда эта лысая палка с новогодними игрушками перестала быть похожей на пышную ёлку, потому что засохла, а все иголки осыпались. Май выдался солнечным и жарким и, вероятно от жары и солнца, пробивающегося своими лучами через стёкла окон, ёлка самовоспламенилась. Тётя Клава смогла потушить пожар своей шубой. С тех пор в квартире Тихоневых никогда не появлялась новогодняя ель, а у тёти Клавы никогда не появилось новой шубы.

    Дверь открылась, но на пороге стояла не Клавочка, а её муж Анатолий Николаевич. За последние годы он очень постарел: волос на голове совсем не осталось, от постоянного курения «Беломора» зубы были все чёрные, короткие руки, за которые его прозвали Кенгуру, стали ещё короче, начал появляться горб. Сегодня он был слишком удручён и печален. Он подошёл к Анастасии Арсентьевне, обнял её и дрожащим голосом сказал:

    - Клава умерла.

    20.11.2011г.

     

    *

    Это был Антон Чудов с рассказом «Ремонт». Что скажете? Если считаете, что рассказ достоин финала – нажимайте на кнопки социальных сетей»!

    Напоминаю, что литературный конкурс «Твоя первая книга-2» принимает работы до 12 января.

    А пока предлагаю почитать другие рассказы наших авторов.

    С уважением,

    Артём Васюкович

    Поделиться в соц. сетях

    Подписывайся на обновления!

    Ваш e-mail: *

    Ваше имя: *

    Ксения Лиса с рассказом «Кошка»
    Михаил Полежаев - «Отрывок из дневника не совсем удачливого писателя»
    Анастасия Вишневская - «Стёртые воспоминания»
    Комментарии
    • Приветствую автора! Уважаемый Антон, мне рассказ понравился, на время чтения жила жизнью героев. Вы достаточно правдиво выписали образы своих героев. Возможно, мой комментарий будет не совсем объективен — я питаю «слабость» к подобным сюжетам.
      А чтобы меня не очень обвиняли в необъективности, на некоторые ошибки (только с моей точки зрения!) всё же укажу.
      Антон, «Живы вы…». Очень неудачное словосочетание — «вы — вы». Несколько раз оно упоминается. Его надо сделать более «удобоваримым», пример: «Вы здесь живы?»
      Предложение «…с естественной добротой в голосе ответила…» лучше будет — «…тепло ответила Анастасия Арс…»
      Дальше у вас «…и иные деликатесы.» Здесь надо поставить запятую, чтобы дальше продолжить «…то Анатолий Ник…»
      «Обернула на ногу колбу с кислотой…» Будет лучше — «вывернула на ногу…»
      Дальше о пожаре. Три раза не надо, достаточно — два. Вот такие мои замечания. Повторюсь, Вы можете их проигнорировать.
      Вам желаю успехов! Пишете хорошо.
      А сейчас обращаюсь ко всем участникам нашего конкурса.
      Уважаемые коллеги, мы все можем (и даже желательно!) читать все работы, публикующиеся на страницах. И, самое главное, высказывать каждый своё мнение по поводу того или иного рассказа. В нашем конкурсе это (если хотите) основная, замечательная «фишка»! Пройдитесь по другим конкурсам — этого нету.
      Но комментарии очень помогают в нашем «писательском» деле, как авторам произведений, так и самим комментаторам. Так что, давайте, будем общаться! Всего доброго. Мария Эст.

      Ответить
      • Антон:

        Добрый день, Мария! Спасибо за указания на мои ошибки. Я приму всё во внимание и сделаю исправления. Одно лишь — Живы вы тут?. Эта реальная фраза из реальной жизни, стоит ли её улучшать, чтобы сделать более удобоваримой? Хотя я теперь вижу, что «вы — вы» немного не удобно и не звучно. Спасибо.

        Ответить
        • Антон, я понимаю, что Вы хотели фразой «…живы вы тут…» подчеркнуть характерный образ Клавдии. Но тогда надо было больше сцен с её разговором, и именно с употреблением «…живы вы тут…», чтобы понять, что это чуть ли не её поговорка. Тогда с автора снимается «небрежение» текста.
          Коряво получилось, но, надеюсь, Вы поняли. С уажением Мария Эст.

          Ответить
    • Дмитрий:

      Ну, Антон, ну, с первого же абзаца нужно хватать читателя..))
      Цитата: «-Проходи, Клавочка, набирай, сколько нужно! – с естественной добротой в голосе ответила Анастасия Арсентьевна».
      Почему «с естественной?», просто с добротой..)
      Не нужно вот этих вот местоимений. или как их..))))
      ЭТА МАЕ МИНЕНИЕ И ФСЕ!!))))
      Пишите!
      Ура!!!

      Ответить
      • Антон:

        Добрый день, Дмитрий! Спасибо, уже отметил для себя, что «естественная доброта» получилось неудачно. Хотелось просто отметить, что героиня всегда и ко всем добра… Теперь буду внимателен к подобным оборотикам. Спасибо!

        Ответить
    • Виталий Лобановский:

      В целом хорошо. Мне понравилось.
      Депрессивный рассказ правда получился. Немного бы юмора… и даже не смотря на отсутствие хэпи-энда, он бы (благодаря Вашему стилю) вписался бы здесь великолепно.
      Надеюсь, что в сборнике «Старый дом» присутствуют и весёлые моменты. Тогда всё будет читаться органично.
      Удачи!

      Ответить
      • Антон:

        Виталий, большое спасибо! Да, есть рассказы и с весёлыми моментами и хэпи-эндами.

        Ответить
        • Виталий Лобановский:

          Если не сложно, дайте ссылку в группе конкурса (Твоя первая книга) Вконтакте на что-то ещё из Ваших произведений. Интересно было бы посмотреть на Ваши «юморные» вещи.
          Заранее благодарен!

          Ответить
    • Анна Tартынская:

      Антон, какая печальная история :( Хоть в ней все несколько утрированно, но думаю есть такие семьи неудачников.
      Позвольте несколько поправочек:

      отвинтил даже водопроводные краны (почему даже?)

      да и пыл на трубы закончился (пыл мне кажется на чем-то заканчивается, а не перед чем-то…)

      Таким образом, было решено заменить старые оконные рамы на новые, тем более которые должны быть сверхпрочными, сделанные своими собственными руками. (Может «заменить старые оконные рамы на новые, сверхпрочные, сделанные собственными руками»?)

      Так три года Тихоневы и жили без окон. (неужели так бывает… верится с трудом)

      Все работы велись им в вечернее и ночное время на горе соседям. (Вообще-то я поняла к концу рассказа; хозяева не только себя и близких не любили, но и соседей тоже :( )

      Когда появились видимые симптомы гниения кости ноги, лечиться было уже поздно. (Как можно так???)

      Анастасия Арсентьевна проснулась уже давно. Проводила на работу дочку. Внук дома сегодня не ночевал. Но по привычке Анастасия Арсентьевна стала готовить обед для внука, не зная, придёт ли он кушать. Анастасия Арсентьевна подумала (Антон, видите, АА можно заменить на «пожилая женщина», к примеру.)

      дрожащим голосом сказал:
      - Клава умерла. (Вот здесь вообще не верю (в дрожащий голос)! То ли муж был так работой увлечен и ничего не замечал… так он и не заметил бы, что жена умерла, так и ходил бы о труп запинался…

      В общем, уважаемый автор, осадок после прочтения очень неприятный. Чего-то мне не хватило… закусить… Хотя история читается хорошо.

      Ответить
      • Антон:

        Добрый день, Анна! Спасибо за комментарии! История печальная, но почти полностью списана с реальной жизни героев. Можно, оказывается жить и без окон годами и с гнилой ногой.., и голос задрожать у тирана тоже может… Ваши советы мне очень нужны, я к ним очень внимательно прислушиваюсь. Спасибо!

        Ответить
        • Анна Tартынская:

          Антон, тогда «УжОС!», «да ни дай Бог!», если такое бывает =-O
          Может хоть здесь http://vk.com/topic-39219187_29111107 похохочем, а то что-то тоскливо уже совсем…

          Ответить
    • Антон:

      Большое спасибо всем за поддержку, оценки и советы! Для меня это очень важно и необходимо. С нетерпением жду ещё Ваших отзывов!

      Ответить
    • Неплохо.

      Ответить

    *

    *

    Твоя первая книга - Клуб книжных дебютов. Здесь живет Ваша первая книга — забери её! Copyright © 2013