МЕНЮ САЙТА
  • Скачай бесплатно книгу
  • Рекламные объявления
  • Обратите внимание
  • Рубрики
  • Подпишись на наш канал
  • Обязательно читайте
  • Это интересно
  • Аюна Хилханова — «Смена Верховного Магикалла»

    Ayuna Khilkhanova Smena Verhovnogo MagikallaДорогие читатели, а вот и следующий участник литературного конкурса «Твоя первая книга-2» - Аюна Хилханова с рассказом «Смена Верховного Магикалла». Автор о себе: «Пишу давно (и прозу, и поэзию), но моей основной деятельностью это стало около полутора лет назад. Прошлой осенью я закончила свою первую книгу "Письмо из терминала", сейчас работаю над второй книгой. Веду собственный сайт.». Читаем, обсуждаем!

    «Смена Верховного Магикалла»

    Аюна Хилханова

    1

    Тенериф Старый стоял у окна и смотрел в небо. Его покои располагались на самой вершине Пронзающей Облака. 

    Чем ближе к земле жил Магикалл, тем ниже была его стадия.

    Только Магикаллы могли строить башни такой высоты – разумеется, именно потому, что они были Магикаллами. 

    Без их недоступных простым смертным знаний и умений такое высокое сооружение ни за что было бы не возвести. 

    Даже эти надменные Сентеторосы, помешавшиеся на высчитывании всего и вся, не cмогли бы построить такую. Самое высокое их сооружение едва ли достигало одной пятой Пронзающей Облака.

    Таким образом, окно, в которое смотрел Тенериф Старый, располагалось весьма высоко, и он мог наслаждаться поистине прекрасным видом. По небу всходило юное солнце, озаряя густой лес, окружавший Магикаллов со всех сторон. 

    Ох и непростой это был лес! Тенериф Старый невольно улыбнулся при мысли о том, скольким вещам Магикаллы научили свой лес с тех пор, как поселились здесь, в Долине Великого Заклинания. Так эту местность окрестили сами Магикаллы, когда пришли сюда после того, как окончательно рассорились с Сентеторосоми. До них это была просто еще одна безымянная поросшая густым лесом долина. 

    Изу, хоть и выглядел достаточно подтянуто и спортивно, был совершенно вымотан к тому моменту, когда он-таки достиг двери Тенерифа Старого. Он добирался туда от самой земли по головокружительным винтовым лестницам. Перед тем, как зайти, он долго стоял под дверью, опершись ладонями о колени и силясь восстановить дыхание. Однако, когда он наконец вошел в покои Верховного Магикалла, тот, даже не оборачиваясь, сразу же по звуку его дыхания все понял.

    - Вчера ты был лучше, - сказал он, и тон его голоса заставил Изу почувствовать себя еще более ничтожным, чем обычно. – Что с тобой случилось? Другие преодолевают этот путь, даже не вспотев, еще на тридцатых годах обучения.

    - Я… - говорил Изу, стараясь как можно менее заметно ловить ртом воздух, хотя и сознавал, что все его ухищрения мало к чему приведут, - Я еще не до конца… Не до конца восстановился. Я вчера прошел сквозь стену, - в голосе Изо звучала робкая гордость.

    Тенериф Старый так и не обернулся, так что Изу разговаривал с его затылком. Судя по движениям головы, Верховный Магикалл был занят разглядыванием облаков затейливой формы, висящих прямо напротив окна.

    - Сквозь какую стену? Партасскую?

    - Нет, - сник Изу, - Сквозь Нириманскую.

    - Нириманскую, - презрительно хмыкнул Тенериф Старый, - Нириманскую! Ты вчера прошел сквозь Нириманскую стену и ты до сих пор не можешь прийти в себя?! Ты бы еще сказал, что вчера прошел сквозь кусок папируса и поэтому сегодня с утра не можешь встать!

    Изу переступал с ноги на ногу и молчал. Он не знал, что сказать. До этой минуты он даже гордился своим вчерашним достижением. Когда он оказался по другую сторону стены, он долго не мог поверить в то, что у него таки получилось. Теперь же он убедился в том, что он по-прежнему самый никчемный из всех учеников. 

    Впрочем, это было ясно и без слов Тенерифа Старого. Большинство его сверстников уже давно считали Нириманскую стену детской забавой. Нет, никогда ему не стать таким, как они, таким, как Тенериф Старый… 

    Хотя что это он размечтался, таким, как Тенериф Старый, даже они не надеются стать. Впрочем, может, кто-то и надеется – молодым людям свойственна известная самоуверенность – но навряд ли у кого-то получится. 

    Очень странно, почему Тенериф Старый выбрал своим хедо именно его, Изу. Ведь традиционно хедо Верховного Магикалла становился один из лучших учеников. 

    Изу успел отдышаться и уже со своим неиссякаемым любопытством оглядывал покои. Конечно, на правах хедо он здесь бывал уже не раз (хотя и не очень часто; вызов хедо прямо к себе в покои было скорее чем-то исключительным, нежели обыденным), но в этих комнатах было столько всего, смотреть не пересмотреть! 

    Со стен смотрели многочисленные хрустальные шары самых разных размеров, истрепанные книги по магическому искусству, магические палочки - устаревшие артефакты, уже давно на деле не используемые Магикаллами. 

    Когда-то Магикаллы ими пользовались, но теперь они уже были вчерашним днем – развитие магии не стояло на месте, и если раньше палочки подходили для заклинаний, то с какого-то момента их перестало хватать для осуществления все более и более мощной магии… Однако, они остались в жизни Магикаллов в виде сувениров, предметов статуса и роскоши. 

    Раньше, когда ими пользовались, в них инкрустировались известные драгоценные камни ради увеличения силы палочек – теперь же Магикаллы продолжали делать то же самое, но уже просто ради красоты и в качестве дани традициям. У Тенерифа Старого было, наверное, с полсотни палочек – казалось, ему дарили их по каждому поводу. Каждая была богато украшена узорами, резьбой, камнями… 

    Итак, негаснущие огни под стеклянными колпаками, пустая птичья клетка – Тенериф Старый не любил птиц, хотя многие Магикаллы держали их, большая, искусно выполненная модель мира, подаренная Тенерифу Старому на его прошлый семьсот двадцать первый день рождения. Изу задержал на ней взгляд: большое блюдо было наполнено водой, вода переливалась через край, а в центре была суша: островок, точь-в-точь повторяющий Таластанию… 

    На модели можно было разглядеть все: и Сады, и пересекающий весь остров хребет Пирана, и Побережье вместе с золотистым Битран-Кейраа, и обширную пустыню Мидаас, и Долину Великого Заклинания, и даже Пронзающую Облака сделал мастер… Она возвышалась над Долиной, в точности такая же, как на самом деле, только во много раз меньше… А вот и большой, темный Замок Сентеторосов, за скалами…

    И посреди всего этого спиной к Изу стоял высокий, статный Тенериф Старый. Он был обнажен по пояс, и было видно, как на его смуглой спине бугрились мускулы. Тенериф Старый был, конечно же, самым сильным из Магикаллов. 

    Он ведь был Верховным Магикаллом, а хорошо известно, что магическое искусство требует огромного напряжения всех физических сил. 

    Поговаривали, что один удар кулака Тенерифа Старого может убить будварра – громадного рогатого зверя, до сих пор водящегося в окрестных лесах. А одна пощечина – может будварра оглушить. Конечно, никто из Магикаллов не пойдет в лес бить будварра. Это считается глупым и никчемным расходованием своей физической силы, ведь она так необходима для самой магии. 

    А вот Изу, будь он хотя бы вполовину так же силен, хотел бы сходить на будварра. Это ведь какое, наверное, наслаждение: одним ударом свалить такое грозное животное! А заклинания, для которых физическая сила еще более необходима, могут и подождать.

    Хотя, когда он однажды рассказал это Тенерифу Старому, тот очень рассердился и сказал, что потому-то Изу никогда не станет по-настоящему силен. Что у него совершенно неверные представления о своем предназначении и своей ответственности. 

    Некоторые из обычных жителей Таластании, слыша «Тенериф Старый», думают, что он выглядит так же, как выглядят старые жители у них в деревнях.

    Но это не так. Слово «Старый» прибавляется к именам Магикаллов никак не ранее достижения ими возраста пятисот лет и служит знаком большого почета и уважения. Его удостаиваются не все. 

    Внешне же хоть шестисотлетнего Магикалла от шестидесятилетнего отличить невозможно. 

    Впрочем, это что касается внешности. 

    По годам же, Тенериф Старый и вправду самый что ни на есть старый. Ему за семь сотен лет. Для нынешних времен это довольно много – даже для Магикалла. 

    Во все глаза продолжая разглядывать комнату, Изу не расслышал, что только что произнес Тенериф Старый.

    - Простите? – переспросил он.

    - Я сегодня уйду, - терпеливо повторил Тенериф Старый.

    - Что? – не поверил своим ушам Изу.

    - Я сегодня уйду, - уже в третий раз размеренно повторил Тенериф Старый.

    Изу так и застыл, раскрыв от удивления рот. 

    Конечно, хедо должны быть готовы к тому, чтобы услышать это. 

    Поскольку Магикаллы физически могут жить вечно, то в обычных условиях проблема внезапной насильственной смерти или смерти от болезни им не грозит. Они могут жить сколько угодно – и, должно быть, именно о вечной жизни когда-то мечтали первые Магикаллы. Некоторые Магикаллы до сих пор верят в то, что это возможно. 

    Однако, за тысячелетия существования Ордена, это так никому и не удалось сделать. Рано или поздно все исчерпывали свою жизнь… 

    Поскольку к этому моменту Магикаллу обычно было уже весьма много лет, он способен был самостоятельно это понять и принять. Таким образом, решение об «уходе», как это было принято называть, принималось самостоятельно. 

    Хедо всегда были осведомлены о возможности такого решения своего Магикалла. Существовал целый ряд действий, который должен был неукоснительно выполнен хедо после того, как Магикалл говорил ему эти слова. Но Изу и думать забыл обо всех этих правилах.

    - Вы не можете!.. – горячо заговорил он.

    Тенериф Старый вдруг впервые за весь разговор повернулся к Изу лицом.

    Изу так и ахнул. Красивое юное лицо Магикалла на глазах словно бы сползало вниз, и его сменяла неузнаваемо иссохшая, сморщенная старческая личина. Не успел Изу как следует испугаться, как лицо Тенерифа Старого вновь стало гладким и молодым.

    - Пора, - сказал он каким-то выцветшим голосом, - Давно пора. Видишь, я и так уже слишком задержался… Уже с трудом… Все надеялся исправить… Пора, Изу, сделай же все, что тебе положено.

    Лицо Тенерифа Старого вдруг снова стало на глазах темнеть и морщиться, и он быстро отвернулся обратно к окну.

    Изу, пятясь, вышел из покоев Верховного Магикалла и в ужасе схватился за голову.

     

    2

    Похороны Верховного Магикалла длились несколько дней. Прошлые похороны такого уровня проводились более семисот лет назад, и члены Совета Магикаллов изрядно нервничали. Тем не менее, все прошло без сучка без задоринки.

    Изу во всех этих церемониях не принимал никакого участия. Убитый горем, он все дни просидел, прислонившись к Партасской стене с внутренней стороны. Здесь, под стеной, вкусно пахло свежими травами, дул приятный ветерок. Время от времени Изу в отчаянии бил рукой по стене: каменная, она совершенно не желала его пропускать.

    Возможно, как раз-таки потому, что Изу и не надеялся никогда сравниться по силе с Тенерифом Старым, своим Магикаллом, он и любил его так искренне и беззаветно, как вряд ли любили своих Магикаллов другие ученики. 

    Все они, конечно, безмерно уважали своих Магикаллов, тех, кому обязаны были прислуживать денно и нощно, перенимая, вместе с тем, опыт и знания. 

    Но все они мечтали однажды достигнуть того же уровня и превзойти учителей, все они грезили однажды победить их на Совпадении Трех Посохов, большом ежегодном празднике, когда любой мог сразиться в магическом искусстве с любым. 

    Изу же ни о чем таком не мечтал, поэтому его восхищение Тенерифом Старым было совершенно незамутненным завистью или желанием догнать его и превзойти.

    Вообще-то хедо должен был принимать непосредственное участие во всех обрядах. 

    Но к Изу, по всей видимости, относились как к безнадежному ученику, от которого все равно никакого толку не выйдет, поэтому никто его, похоже, даже и разыскивать не стал.

     

    3

    Перед мальчиком разложили: нож, подстилку для колен, трубочку для курения специальных листьев, котомку, хрустальный шар и лист бумаги, весь исчерченный непонятными знаками. В маленькую комнатку с низким потолком набилось столько людей, что некоторым некуда было поставить ступни. Слышно было, как на улице голосила мать. 

    - Что там такое до сих пор? – сердито спросил самый старый из присутствующих. 

    - Дык ведь единственный он у нее, Тхесалис… - встрял в разговор один из самых молодых.

    Тхесалис одарил его таким взглядом, что тот мигом замолк.

    - Сделать так, чтобы здесь не было слышно абсолютно ничего, - приказал Тхесалис, - Не хватало еще прослушать что-нибудь из-за ее воплей. Что она за дура?! Другие женщины радовались такой чести, всю жизнь гордились!..

    Двое Магикаллов направились было к двери, но другой голос негромко произнес:

    - Оставь женщину в покое.

    Тхесалис бросил на сказавшего такой же тяжелый взгляд, но на этот раз, судя по всему, это не подействовало. Тогда Тхесалис немного помялся и сказал:

    - Она не должна нам мешать, Прикардо Старый.

    - Я с ней поговорю, - ответил Прикардо Старый и вышел. Спустя недолгое время, крики прекратились.

    - Продолжим, - сказал Тхесалис, когда Прикардо Старый вернулся, и церемония продолжилась.

    Мальчику было лет шесть. Он с интересом рассматривал лежавшие перед ним предметы. Вот он потянул было ручку к ножу. Все присутствовавшие затаили дыхание. Но мальчик в последний момент передумал брать нож. 

    Не успели все перевести дыхание, как он потянулся к котомке. «О, нет, я так и знал…» - прошептал кто-то в задних рядах, но на него сразу зашикали. До котомки оставалось совсем чуть-чуть, когда он и ее решил не брать. По комнате пробежал вздох облегчения. 

    Большинство обычных детей первым делом хватали хрустальный шар – должно быть, потому что он заманчиво сверкал и переливался. Поэтому, когда ребенок брался за шар, это, как правило, означало, что можно было забирать всё и уходить из этого дома: ребенок не был перерождением Верховного Магикалла.

    И вот и этот ребенок потянулся к хрустальному шару. В тишине было слышно, как несколько человек нетерпеливо переступили с ноги на ногу: мысленно они уже уходили отсюда по направлению к следующему дому. Прикардо Старый предостерегающе поднял руку. Тишина стала полной. Ребенок уверенно схватил хрустальный шар.

    По комнатке пронесся вздох досады и облегчения. Все почти одновременно сделали шаг к двери.

    Но Прикардо Старый вновь взмахнул рукой:

    - Всем остаться, - сказал он голосом, не терпящим возражений.

    Все остановились, хоть и с трудом скрывая свое нетерпение.

    - Это он, - произнес Прикардо Старый.

    Все смотрели на него с удивлением и недоумением.

    Первым нарушил молчание Тхесалис:

    - Ты в своем уме? – резко спросил тот, - Ребенок выбрал хрустальный шар.

    - Да, - согласился Прикардо Старый, - Выбрал. Только это был не «пустой» шар.

    - Что ты хочешь сказать не «пустой»? – медленно спросил Тхесалис, в упор глядя Прикардо Старому в глаза.

    - Это был шар Тенерифа Старого, - не отводя глаз, ответил Прикардо Старый.

    - Какого черта ты подменил шар и ничего никому не сказал? – зло спросил Тхесалис.

    - Такова была воля Тенерифа Старого, - ответил Прикардо Старый.

    - Подменить шар?

    - Нет какого-то правила, предписывающего нам всегда использовать «пустой» шар, - сказал Прикардо Старый, - И Тенериф Старый отдельно оговорил, чтобы в его случае детям среди прочих предметов всегда предлагался и его собственный хрустальный шар.

    Верховные Магикаллы никогда не рождались среди Магикаллов. Чаще они рождались в самых обычных семьях, живущих в окрестных деревушках. Ребенок появлялся на свет незадолго до того, как Верховный Магикалл начинал ощущать необходимость «уйти». Дальше, как правило, Верховный Магикалл «уходил» и тем самым окончательно переносился в тело ребенка. 

    Однако, его сознание при этом не оставалось неизменным. Хоть это и была та же самая душа, жизнь в новом обличье, однако, для нее начиналась заново. Поэтому прямого способа выяснить, переселился ли в этого ребенка Верховный Магикалл, не было. Вот поэтому и приходилось использовать личные вещи умершего. Их перемешивали с «пустыми» предметами, то есть предметами, ничего не значившими для «ушедшего» Верховного Магикалла. 

    Если ребенок опознавал «свои» вещи, то есть вещи, принадлежавшие «ушедшему», он признавался как новое воплощение Верховного Магикалла.

    Тхесалис сплюнул на земляной пол хижины:

    - О какой еще воле Тенерифа Старого ты нас не оповестил?

    Прикардо был личным помощником Тенерифа Старого, его приближенным лицом. 

    - Еще он велел дать новому мальчика Изу в свои хедо.

    - Изу? Этого непутевого мальчишку? – снова зло сплюнул Тхесалис.

    - Его самого, - подтвердил Прикардо Старый.

    Тхесалис присвистнул:

    - Так он ведь совсем никуда не годится. Что, по твоему, ребенок будет с ним делать? Мальчику нужен будет опытный, умудренный годами хедо!

    Они оба одновременно оглянулись на мальчишку. Тот сидел неподвижно, кончиками пальцев держа гладкий, прозрачный шар. Взгляд его ничего не выражал.

    - В любом случае, Прикардо Старый, что это за шар?

    - Один из неиспользуемых Тенерифа Старого, - пожал плечами Прикардо Старый, - Ну, знаешь, когда-то использовалось для всякой мелочи вроде уточнить поварятам, как приготовить яйца на завтрак. Насколько я знаю, ни для чего серьезного он никогда не использовался.

    Они снова посмотрели на мальчика. Тот так и продолжал сидеть с шаром в руке, не двигаясь.

    - Это не тот мальчик, Прикардо Старый, - едва сдерживая раздражение, произнес Тхесалис. – Ты же сам говоришь, что Тенериф Старый не пользовался шаром. Значит, шар может и не нести на себе отпечаток. Этот ребенок просто схватил шар, как и множество всех тех самых обычных детей, единственная связь которых с умершим Верховным Магикаллом – это совпадение их даты рождения с той, что он назвал. Они берут шар, потому что он блестит, а они просто маленькие дети. Ты и сам это знаешь. 

    Конечно, Магикаллы не врывались в каждый попавшийся дом и не показывали предметы каждому ребенку в округе. Перед «уходом» Верховный Магикалл сообщал своему помощнику дату рождения следующего Верховного Магикалла. Верховный Магикалл всегда точно знал этот день: ведь то был день, когда он впервые чувствовал затылком требовательное дыхание смерти.

    - Это тот мальчик, - не согласился Прикардо Старый. – Я все сделал именно так, как записал Тенериф Старый. Шар принадлежал Тенерифу Старому, и он все-таки им пользовался. Этого достаточно.

    - Это не тот мальчик! – взревел вышедший из себя Тхесалис, и рука его потянулась к одетому на указательный палец левой руки перстню с массивным темно-пурпурным камнем. Часть верных ему Магикаллов сгрудилась вокруг него. Другие отступили к Прикардо Старому. 

    - Прекратите, - вдруг раздался детский негромкий, но очень твердый голос.

    Как по команде, Магикаллы отвели руки от своих кристаллов, уже начавших было менять свой цвет, – у кого они были вделаны в перстень, у кого висели на шее, у одного большой зеленый камень сидел в браслете – и обернулись на голос.

    Мальчик стоял, держа в левой руке хрустальный шар. Шар, до того ничем не отличавшийся от обычных шаров, иногда украшавших гостиные в домах богатых людей, теперь словно ожил. Внутри него что-то двигалось, он то становился совершенно непрозрачным, то вновь…

    - Меня зовут Вароджан, - сказал он.

    Магикаллы молча глазели на него. Наконец, один из них опомнился и снял с шеи свой большой камень оранжевого цвета с черными прожилками в серебряной оправе и протянул в сторону мальчика, не сводя с него глаз. Мальчик ответил ему коротким кивком. Вслед за тем остальные тоже стали протягивать в его сторону свои кристаллы, после его кивка возвращая их на место. Когда все необходимые условности были соблюдены, мальчик сказал:

    - Мне нужен мой хедо Изу.

    - Откуда он знает, кто должен быть его хедо? – шепнул один из Магикаллов Прикардо Старому.

    - Не знаю. Возможно, он знает больше, чем мы думаем, - задумчиво ответил тот.

    - Да уж, судя по тому, как он тут всеми нами раскомандовался, другой, более опытный хедо ему может и не понадобиться, - Тхесалис сказал это нарочито ворчливым тоном, но невольная улыбка играла на его губах, прячась в начавшей отрастать бороде – в конце концов, ему шел уже двести первый год. Видно было, что новый Верховный Магикалл Вароджан ему понравился: Тхесалис уважал силу и уверенность.

     

    *

    Это была Аюна Хилханова с рассказом «Смена Верховного Магикалла». Готовы дать автору обратную связь? А если хотите, чтобы рассказ пополнил ряды финалистов – обязательно нажимайте на кнопки социальных сетей.

    Тем временем, литературный конкурс «Твоя первая книга-2» всё ближе к финальной стадии!

    Ну а пока у вас есть возможность поддержать понравившихся авторов и оставить им ценные комментарии.

    С уважением,

    Артём Васюкович

    Поделиться в соц. сетях

    Подписывайся на обновления!

    Ваш e-mail: *

    Ваше имя: *

    Светлана Ускова - «Предсмертная записка»
    Надюшка с рассказом «Ave Maria»
    Ирина Агапеева - «Трудный выбор»
    Комментарии
    • Интересно прорисована мифология мира в произведении. Самобытно.

      Ответить
    • Цветана Вознесенская:

      Мне понравилось! Только не совсем понятно, это конец или есть продолжение? Потому что в конце не чувствуется конец)))
      В начале мне показалось чуть-чуть долго раскачивалось, но потом, стало очень интересно!! Желаю удачи в своем жанре!!! =)

      Ответить

    *

    *

    Твоя первая книга - Клуб книжных дебютов. Здесь живет Ваша первая книга — забери её! Copyright © 2013