МЕНЮ САЙТА
  • Скачай бесплатно книгу
  • Это интересно
  • Рекламные объявления
  • Обратите внимание
  • Рубрики
  • Подпишись на наш канал
  • Обязательно читайте
  • Елена Полярная с рассказом «Дочки-матери»

    Elena Polarnaya Docki-materiДорогие друзья, представляю вам следующего участника литературного конкурса «Твоя первая книга-2». Это Елена Полярная с рассказом «Дочки-матери». Категория – «современная проза». Автор о себе: «Пишу давно, но все в стол. Все причины, почему не выношу свои работы на суд читателя, точно указаны в Вашей книге. Читала ее и удивлялась - она про меня. Желание писать вызывает жизнь, которая наполнена темами через край. Люди настолько интересные создания, столько в них всего намешано... Каждый, как палитра с красками... Нет только двух: черной и белой». 

    «Дочки-матери»

    Елена Полярная

    Скандалить Юлька умела профессионально. И, как талантливый актер душу вкладывает в любимую роль, так и Юлька самозабвенно отдавалась своему хобби, получая в процессе скандала огромный заряд энергии и такой драйф, с которым не могла сравнить ни одно удовольствие в своей жизни.

    Как в тихом семейном союзе начальника планового отдела и преподавателя философии выросло такое вулканическое детище – для всех оставалось загадкой. Сталкиваться с ней «на узкой дорожке» боялись все. Но в этот раз скандал явно не клеился.

    В пылу «сражения» Юлька металась по веранде, хватала то полотенце, то блюдце, как последний аргумент … Конечно, эффектнее было бы швырнуть блюдце об пол, так, чтобы осколки со звоном брызнули во все стороны… Может, тогда мать «хоть ухом поведет». Но блюдце было от нового сервиза, который рознить жалко. А мать… сидела, как непробиваемый истукан, ослепший и оглохший.

    Устав и убедившись в бесполезности прилагаемых усилий, Юлька, хлопнув калиткой, побежала делиться горем к Насте, через речушку, делившую их садовый кооператив на две половинки.

    Места у них сказочные. Где сейчас найдешь такой райский уголок, чтобы домик на речном мысу, заросшем сиренью, в которой по весне соловьи «с ума сходят». Под крутым берегом, каждое лето, плещется стайка диких уток. Плакучие ивы полощут гибкие ветки и скрывают от нескромных взглядов, выскочивших из баньки, напарившихся докрасна купальщиков. А прямо через мостки лес, сосновый, вековой. Чего в нем только нет… Главное, не ленись, и всегда будешь с грибами и всякой ягодой.

    Охотников купить домик в таком заповедном месте – всегда вволю. Но ведь известно, что плохой сосед, как нашествие саранчи, от которой избавиться невозможно. Поэтому и существовало между дачниками негласное соглашение – предлагать освободившиеся участки «своим».

    Добежав до подруги Юлька, примостилась на крылечке, наблюдая, как Настя споро управляется в теплице. И хотя в душе все еще кипело, отвлекать подругу от работы Юлька не решилась. На Насте весь дом держится, у нее каждая минуточка на счету. Это Юлька, на дачу, как барыня, на все готовое приезжает, где у матери, несмотря на преклонный возраст во всем идеальный порядок. Во всем, кроме головы! Это же надо такое задумать, посватать им в соседки Светлану Евгеньевну, эту гадюку, эту мерзавку… Слов на нее нет!

    - Остыла? – утирая пот со лба, поинтересовалась Настасья, закончив обрезать пасынки, с разжиревших не в меру кустов помидор, - Ох, твою бы энергию да в мирных целях!

    - Да ты не знаешь ничего, - опять начала закипать Юлька.

    - Да, знаю. После такого ора, я думаю, все уже все знают.

    - Не знаете вы ничего. Думаешь, кому она домик Петровых купить присоветовала? Светлане Евгеньевне! Это той, которая ее с работы выжила, оговорила, грязью облила… А она после этого ее к себе в соседки… Совсем гордости нет. Да, от этой Евгеньевны любой подлости ждать можно, она на все способна! Мать со Светланой Евгеньевной вместе работала, до замов своих ее подняла. Ты знаешь, как мать свою работу любила? Она столько лет плановый отдел порта возглавляла. Ответственность – ужас, а она каждый день, как на праздник. Вот для чего я на работу хожу? За деньгами. Если бы мне их так давали, я бы на эту работу ни ногой. А она… Она там жила. Все чтобы вовремя, все правильно, без зацепочки и придирочки. Что не так - ночь будет сидеть, а ошибку в отчете найдет. Не одну ревизию пережила, все стены грамотами были увешаны. А эта Светлана Евгеньевна, пока мать в отпуске была, такого с документами наворокосила, месяц налоговая разбиралась – толку дать не могли. А Светлана Евгеньевна, глазом не моргнув, все на мать свалила, и так все запутала, так вывернула… А мать, когда из отпуска вышла, нет чтобы эту нахалку на место поставить, свою правоту доказать, пошла и молча уволилась. Видимо думала - удерживать будут. А наверху не до того было – смена руководства началась, каждый о себе думал.

    Переживала она, конечно, жутко. Год ночами плакала, так ей горько и обидно было. А потом в руки себя взяла, дачу приобрела и вроде как успокоилась. Кстати, эту Светлану Евгеньевну, через год с материного места выгнали. Нашлась, такая же, как она проворная, ее же и подсидела. Я тогда, даже подумала – вот, есть справедливость. А теперь сомневаюсь. После такой подлости, эта Светлана Евгеньевна явилась к матери, как ни в чем не бывало, да еще попросила помочь с покупкой домика. И что ты думаешь? Моя святая мамаша – помогла. Вот теперь какая у нас соседка будет!

    - Да, дела… А мать что говорит?

    - А ничего, как всегда. Молчит да улыбается. Ты разве ее не знаешь?

    - Так может и не вмешиваться? Какое тебе дело? Ты редко здесь бываешь, а ей видней.

    - Редко. Да как сюда чаще ездить можно? Это ведь не участок, а проходной двор. Вчера собралась покупаться, пошла за дом к реке, а там тетя Катя со сворой внуков полощутся. Да, ладно бы одни, а то смотрю, они и Жульку свою намывают. Эта вшивая псина меня увидела, выскочила да как начнет трястись около ног. А они радешеньки, да еще мать мою нахваливают, мол, золотое сердце у нее, такая жара, а она никому не отказывает, разрешает через участок ходить и с нашего берега купаться.

    - Я тоже разрешаю, - улыбнулась Настя. – До общего пляжа далеко идти, а ведь не всем повезло иметь свой спуск к реке. Пусть купаются – река от этого не обмелеет.

    Не встретив ожидаемого понимания и поддержки, Юлька отправилась восвояси. Не заходя в дом, подцепила прямо с веревки чистое полотенце и пошла к бане, предвкушая удовольствие от предстоящего купания. Но на мостках расположилась Галина, соседствующая с матерью через дорогу. Огромный таз с настиранным бельем, приготовленным для полоскания, красноречиво показывал, что и это место занято надолго.

    Галина хозяйничала на мостках, не обращая внимания на Юльку, в памяти которой сразу всплыл обидный эпизод, когда мать попросила Галину подвести ее в город. Мать редко просила, но тут на руках было два ведра клубники, и спину, как на грех, прихватило…. Галина подвести отказалась, сославшись, что уже другим обещала. И мать с двумя ведрами клубники час добиралась по пыльной дороге до автобусной станции.

    А после той «прогулки» неделю разогнуться не могла.

    И вот, эта Галина, как у себя дома полощет на их мостках белье…

    - Мам, ты видела, что мостки совсем прогнили и две ступеньки сломаны - менять надо? – без предисловия выпалила Юлька, влетев на веранду.

    - Пенсию получу, поменяем, - как ни в чем не бывало, спокойно ответила мать.

    - А Иван, муж Галины, не хочет тебе помочь, как вдове, как одинокой женщине. Да и вообще по совести, учитывая, что он до сотни ведер воды в день на свой огород с этих мостков перетаскал, ступеньки обламывая? И что его жена у нас на мостках стиральный цех организовала?

    - Юленька, если совесть есть, то к ней взывать не надо, люди взрослые, сами догадаются. А если нет, то о чем просить? Твой муж - Вадик, ведь тоже мог бы при желании помочь.

    Взглянув в спокойные материны глаза, Юлька опешила… Так вот кого оказывается мать в бездействии винит – их с Вадиком.

    Это было последней каплей. В гневе, не прощаясь, Юлька укатила в пыльный, плавящийся от зноя город. По дороге она перемывала косточки накопленным с детствам обидам. Их оказалось так много…

    Как же так, для меня, единственной дочери, у нее места в сердце никогда не было. Лучший кусочек пирога – соседской девчонке, она живет без отца. А вот если в театр едем и места в машине не хватает – то это я не еду. Если гости, то я ем на кухне - нечего людей стеснять… Помню платья с подружкой на выпускной шили. Тогда в магазинах ничего не было. А у моей мамы золотые руки. Но подружке она шила первой, поэтому у той платье было замечательное. А мне уж ночью дошивала, как придется. Как придется и получилось. И хоть никто этого огреха не заметил, а на выпускном у меня глаза были, как у кролика красные… И ревела я не от того, что бок немного кривой у платья был, а от того, что мне второй платье шили, второй…

    Разжалобившись от воспоминаний, Юлька даже всхлипнула. Но тут же взяла себя в руки, так как сидящий напротив дядечка, сердобольно протянул ей носовой платок и попытался утешить: «Все пройдет, милая, потерпеть надо».

    Месяца два после той размолвки Юлька на даче не была. А приехав, застала пасхальную идиллию. Мать со Светланой Евгеньевной на веранде чай с клубничным вареньем пили. Обе такие умиротворенные, после бани, как лучшие подружки. Проглотив обиду и сделав вид, что все нормально, Юлька смирилась, но на дачу ездить перестала.

    Из рассказов матери она была в курсе, как славно соседствовали они со Светланой Евгеньевной. По очереди обеды варили, в лес вместе ходили, теплицы закрывали, когда одна за пенсией в город уезжала, охотников за чужими яблоками стерегли. Дочка Светланы Евгеньевны - Мария, частенько материны заказы выполняла, в город по надобности подвозила, врача вызывала…

    Прошло пять лет, но, несмотря на это благолепие, Юлька ждала подвоха. И дождалась...

    Умерла Светлана Евгеньевна. Умерла прямо на даче, на руках у матери, не дождавшись скорой. Давление подскочило - инсульт.

    Муж Светланы Евгеньевны, оглядев упавшую в междурядье жену, отстранил от нее мать, которая, не веря в случившееся, пыталась привести в чувство подругу.

    – Кончено уж, все… Помоги ее лучше в дом перетащить, а то вон какая жара… Берись за ноги…

    Новость облетела дачный поселок мгновенно. Сначала сбежались соседи, затем врачи приехали, а к вечеру прикатила Мария…

    А потом покойницу увезли. Увезли страшно, посадили в машину, как живую, даже лицо не прикрыли, чтобы милиция не остановила.

    - Как же вы так, - бросилась мать к родственникам умершей. – Не по-людски это!

    - А что, в такую даль машину грузовую гнать, с ума вы сошли, такие деньжищи тратить? А ей все равно…, - спокойно отпарировала дочь покойницы.

    Так и покинула дачу мертвая Светлана Евгеньевна, с широко открытыми глазами, как будто не могла насмотреться на окружающую ее красоту.

    Зима в тот год пришла быстро. Уезжая с дачи, мать в последний раз покормила Белку, белоснежную красавицу кошку, оставшуюся после умершей хозяйки. Приехав домой, позвонила Марии, напомнила, что на даче осталась совсем заброшенной пушистая любимица их умершей матери. На что получила неожиданный отпор: «Не лезьте не в свое дело. Что вам больше всех надо?»

    Через месяц мать, приехав на дачу, застала у себя на крыльце дрожащий, серый от грязи, комок. В город Белка ехала в рюкзаке, прижавшись к материной спине, замерев, видимо, не верила своему счастью. В квартиру неожиданная гостья зашла робко, как сиротка, неделю от миски не отходила, начисто вылизывая даже замоченный черный хлеб, а потом в блаженстве растягивалась под батареей. Через две недели Белку было не узнать – шерсть распушилась, засияла, а вести себя стала так, как будто здесь всю жизнь прожила. За матерью ходила, как нитка за иголкой. И Юлька, приходя к матери в гости, заметила, что матери это нравиться. Еще через месяц кошка в доме стала устанавливать свои порядки. Мать смеясь, рассказывала, как пушистая красавица, ее полуночницу, любившую вечерами старые письма, фотографии рассматривать, в 11 вечера спать загоняет.

    – Она без меня не ложится, а спит только на моих тапках, оставленных у кровати. И стоит мне засидеться вечером, так она минут за десять до установленного ею срока, начинает настойчиво лапой меня в кровать загонять. Представь, какая умница…

    - Вся в хозяйку, - проворчала Юлька. – Дай палец, откусит руку.

    Вернувшись домой, Юлька долго не могла найти себе места… В душе ворочалась темная обида. Потом решительно подошла к телефону и набрала номер дочери Светланы Евгеньевны.

    - Добрый вечер, я звоню вам по поводу кошки, которую вы бросили на даче, а моя мать пригрела. Вам не кажется, что вы должны сами нести ответственность за животных…

    На том конце, ее грубо перебили.

    - А вам не кажется, что вы совсем совесть потеряли. Ваша мать была единственной, кто был в доме, когда Светлана Евгеньевна умерла. Так вот, в тот день из дома пропали деньги, большая сумма – весь кооператив на ремонт дороги собирал. Ваша мать не рассказывала, что все подозрения падают на нее? И если вы нас в покое не оставите, мы на вашу мамашу и вас в суд подадим.

    Юлька бросила на рычаг телефонную трубку, как будто она ей руки обожгла.

    Пометавшись по квартире, собралась и поехала к матери. Но дома не застала. На пороге ее встретила Белка, тревожно сверкнув зелеными глазищами.

    Не думая, Юлька схватила кошку, сунула ее в сумку и бросилась из дома. Сумку несла от себя подальше, как будто в ней было все зло, связанное с ненавистной Светланой Евгеньевной. Проехав остановки три, выкинула пушистый комок около Дома престарелых. Здесь много жалостливых – подберут. К матери после этого возвращаться не решилась, поехала сразу к себе домой.

    Не успела раздеться, как квартиру пронзил телефонный звонок.

    - Юля, у меня Белка пропала.

    - А у родственников Светланы Евгеньевны – деньги. В тот день, когда она умерла, пропали кооперативные деньги – на дорогу. А в доме была только ты. Тебя это не волнует?

    - Юля, так это ты Белку выгнала? – голос матери дрожал.

    Ого, ей впервые удалось пробить брешь в броне матери?! Вот только где радость?

    - Мама, да они на тебя в суд хотят подавать, а ты об их кошке волнуешься…

    На том конце раздались короткие гудки…

    В тот год морозы стояли жгучие. Рождественские перетекли без потепления в Крещенские, а те в Афанасьевские, Сретенские. А 24 февраля ударили Власьевские - совсем уж дело редкое!

    Давно были обхожены все подъезды в домах, остановки, где она выкинула Белку. Объявления о пропавшей кошке, расклеенные на столбах – пожелтели… Юлька устала отвечать на телефонные звонки.

    - Нет, не серая, нет, глаза у нее не голубые… Она белоснежная, понимаете, абсолютно белая и нет у нее пятнышка на боку….

    Робкая трель в дверь раздалась, когда растаяла последняя надежда. На пороге стайка подростков: «Тетенька, это вы кошку потеряли?».

    Расступившись, они вытолкнули вперед шестилетнюю девчонку, прижимавшую к груди коричневый всклокоченный ком.

    Разочарованная Юлька присела, ком развернулся, и на нее неожиданно доверчиво глянули зеленые Белкины глаза.

    - Господи… Белка! Да где вы ее подобрали?

    - А она в коробочке на чердаке жила, вот Нюська ее кормила, хотела домой взять, да родители не разрешили, блохастая сказали…

    Юлька осторожно взяла на руки грязную кошку, как великую драгоценность, как дорогой давно ожидаемый подарок. Щедро одарив детей конфетами, занялась «потерей» и уже в ванной, намывая найденыша, рукой нащупала округлившийся живот…. Ахнув от удивления, бросилась к матери, которая к этому времени вернулась домой.

    - Мамуля, Белка нашлась и, представь…. – беременная! Она же старая. Уже лет пять котят не носит. А тут…

    - Чудеса, - тепло улыбалась мать, оглаживая разомлевшую от ласки любимицу, - Они приходят, когда их и не ждешь… Жалко, Светлана не увидит Белкиных деток. Она была бы рада… Скоро весна, на дачу вместе поехали бы…

    - Далась тебе эта Светлана, - неприязненно поморщилась Юлька.

    - Далась… Несчастная она была - понимаешь? С мужем не повезло, гнилой мужичонка попался – жадный. Это ведь он тогда деньги кооперативные взял, я сама видела… Светка мертвая лежит, а он по комоду шарит… Да и с дочерью у нее не сложилось, вся в папашу пошла. Тяжелая у нее жизнь была, вот она и озверела. А так она тетка простая и открытая была, если с ней по-хорошему…

    - Если по-хорошему, - хмыкнула Юлька – По-хорошему все хотят… А как же с теми кто с тобой по-плохому?

    - Смешная ты, ведь я тебе про то и толкую. Надо ко всем по-хорошему… Ко всем… Попробуй, доченька, тебе самой сразу жить легко станет.

    Недоверчиво пожав плечами, Юлька отправилась домой. Мороз сдался, на улице тихо кружил снег. На душе было светло.

    *

     

    Это была Елена Полярная с рассказом «Дочки- матери». Ваши мнения важны авторам! А если рассказ понравился – обязательно нажимайте на кнопки социальных сетей.

    Тем, кто ещё не прислал работу на литературный конкурс «Твоя первая книга-2», напоминаю, что осталось ещё чуть более трёх недель. Время есть, но лучше не тянуть до последнего:)

    Всем удачи!

    С уважением,

    Артём Васюкович

    Поделиться в соц. сетях

    Подписывайся на обновления!

    Ваш e-mail: *

    Ваше имя: *

    Виталий Лобановский с рассказом «Гражданская оборона»
    Софья Чупрыгина - «Что мы тут делаем?»
    Валерия Невидомая - «Дело о Венском Джеке Потрошителе»
    Комментарии
    • Виталий Лобановский:

      Всё идеально. Мне очень понравилось.
      Спасибо и удачи!

      Ответить
      • Спасибо. Приготовилась к суровой критике, поэтому особенно приятно прочитать слова поддержки.

        Ответить
        • Виталий Лобановский:

          Если кто вздумает обижать — говорите мне, разберусь! :-D
          Критиковать тут нечего. Грамотный текст, читается на одном дыхании. Сюжет выстроен интересно. Ну и естественно, самое главное — тема. Очень важная и нужная тема затронута в рассказе и подана великолепно.
          Ещё раз браво! *THUMBS UP*

          Ответить
    • Светлана:

      Рассказ интересный и очень жизненный. Сюжетная линия продумана до мелочей.
      Пишите еще! У Вас это хорошо получается.

      Ответить
    • Анна Tартынская:

      Елена, мне понравился Ваш рассказ =)
      «Надо ко всем по-хорошему… Ко всем…»
      Только непонятно, почему к дочери не всегда такое отношение было? Зачем было ее постоянно «обходить»? Это какая-то воспитательная мера? Лечение эгоизма?
      Про озлобленных людей: согласна. Только несчастный человек делает другим плохо :(

      Ответить
      • Анна, спасибо за оценку и за вопрос. Я его ждала, так как на этом явном противоречии построен весь сюжет. Причина — детский эгоцентризм героини, при котором, сколько бы любви родители не дарили в детском возрасте- все мало. Избирательное отношение к поступкам родных, оставляет в памяти только обиды, стирая все хорошее… Отсюда и любовь к скандалам — привлечь внимание к своей особе любым путем. К сожалению, таких взрослых «обиженных», не выросших из детских проблем, становиться все больше…

        Ответить
        • Анна Tартынская:

          Да, согласна. М. Литвак называет таких людей «невротическими личностями». Елена, а какими, на Ваш взгляд, должны быть родители, чтобы их дети не становились столь инфантильными взрослыми?

          Ответить
          • Анна, формат ответа не позволяет мне дать полный ответ на Ваш вопрос, но если Вы знакомы с работами М.Е.Литвака, то Вы знаете и ответ. Цитирую:»Чего хочет невротик? Немногого:Добра. Помощи.Совета от окружающих людей….Отсутствие подлинной любви обнаруживается в готовности невротика к резкому изменению отношения, если его ожидания не оправдываются». Но, я не хочу развивать эту тему, так как не отношу свою героиню к данной категории.
            Если применить характеристики Литвака по определению невротической личности, то практически к любому современному человеку можно прицепить этот диагноз.
            В случае с моей героиней это именно эгоцентризм. Все дети «перебаливают» этим состоянием, как оспой. Степень сложности зависит от типа нервной системы и личности. Социальная составляющая (роль родителей, окружение) в этом раскладе около 20%.

            Ответить
            • А мой ответ на Ваш вопрос — в рассказе. Главное качество, которым должны обладать родители в такой ситуации — терпение…

    *

    *

    Твоя первая книга - Клуб книжных дебютов. Здесь живет Ваша первая книга — забери её! Copyright © 2013