[responsive-menu RM="mobilnoe-menyu"]

Не оставляй меня, прекрасное видение — литературный конкурс «Твоя первая книга»

Не оставляй меня, прекрасное видение.Уже которую ночь во снах ко мне приходит неземной красоты существо — юная девушка с длинными огненно-рыжими волосами. Мне всегда чудится, что время замирает, когда я смотрю в ее будто бы бездонные глаза. Но вот странность — поначалу она всегда бывала грустна и молчалива, а взгляд ее выражал лишь скорбь сострадания, и при малейшей моей попытке подойти и прикоснуться к ней, ее образ отдалялся и таял в тумане. А вот сегодня она улыбалась мне, улыбалась светло и искренне.

Проснулся я со смешанным ощущением радости и предчувствия чего-то дурного. Радости — оттого, что мое прелестное видение не покидает меня и придает мне сил в столь тяжелый период моей жизни. А вот недоброе предчувствие стало моим постоянным спутником с того печального дня, как привычное течение дней было омрачено болезнью моей жены. Ровно месяц прошел с тех пор, как она лежит в больнице, и, похоже, дела ее совсем плохи.

Я даже толком не знаю, что с ней. Еще несколько недель назад, когда симптомы недуга лишь начинали ее беспокоить, она пыталась успокоить меня, обещая, что все будет хорошо, что ее самочувствие вскоре придет в норму. Ну а вот теперь ее мучают постоянные боли и тошнота.

Вчера я навещал ее. А до этого — неделю назад. Наверное, это плохо, что я так редко стал к ней заходить. Но мне невыносимо видеть ее в столь ужасном состоянии, она будто угасает. Насколько же болезнь ее изменила! Точнее, даже не изменила, а обезобразила. Вчера, увидев ее, спящую, с провалившимися щеками, побледневшей кожей, я даже испугался и едва успел скрыть свое волнение и замешательство, когда она приоткрыла глаза и попыталась изобразить улыбку. Никакой теплоты я не встретил в ее взгляде, не то что раньше, когда она смотрела на меня с нежностью и страстью и мы упивались нашим благополучием.

А теперь все это будто растаяло. Когда я прихожу навестить ее, я встречаю лишь отчуждение и тоску. Наверное, ей очень больно осознавать, какой тяжкий груз приходится нести близким ей людям.

Я думаю, она умирает. Как же это тяжело, изо дня в день просыпаться и осознавать, что в любую минуту громом разразится печальная весть о том, что ее не стало.

fy;" xml:lang="ru-RU">Стыдно признаваться, но больше всего на свете я боюсь увидеть ее мертвой.

Мать моей жены стала иногда укорять меня, что я ничего не пытаюсь предпринять. Но что я могу? Я работаю, плачу докторам, пытаюсь поддерживать свою несчастную жену, как умею.

Господи, как же отвратительна эта больничная атмосфера, этот невыносимый запах лекарств и еще чего-то непонятного и мерзкого, запах смерти и безысходности.

Господи, скорее бы все это закончилось! Я уже утратил всякую надежду на ее возвращение. А поначалу я даже ночами спать не мог и каждое утро со всех ног бежал к ней, чтобы перед работой хотя бы полчаса успеть поговорить с ней и подержать ее за руку.

Помню, я как-то сказал ей, что хоть душу бы дьяволу продал, лишь бы она поправилась. А она даже засмеялась — «Ну, ну! Чтоб я богу душу не отдала, ты свою хочешь дьяволу предложить!»

А ее мать тогда даже перекрестилась. Нечего, мол, всякие глупости говорить. Как беда случается, лучше сразу бога вспомнить, а не душу продавать.

Но я все же далек от подобных суеверий. Более всего меня изумляет, что многие люди, сталкиваясь с непреодолимыми силами, будь то стихийная напасть или тяжелый недуг, сразу начинают уповать на милость всевышнего. Как же жалки они в своем бессилии! Но это дает им смутную надежду, и, наверное, хоть как-то скрашивает их страдания.

А мне остается только ждать исхода.

В какой-то момент мне казалось, что я начинаю сходить с ума, постоянно думая о том, как же буду жить дальше, оставшись один. Думал даже попросить врача, чтоб выписал мне какое-нибудь лекарство от бессонницы, но потом, от усталости и изнеможения, вдруг начал проваливаться в забытье. И вот тогда-то мне и стала сниться прекрасная рыжеволосая незнакомка. И это придало мне сил. Она словно оберегала меня, даруя блаженство наслаждаться ее пленительной красотой.

Странно и глупо, но утрата возможности видеть во сне мою молчаливую прелестницу стала для меня более пугающей, чем грядущая потеря женщины, с которой я связан браком. Но что поделать, если реальность оказалась гораздо страшнее и мучительнее, чем я мог бы когда-то себе представить.

Вчера мне сказал врач, что в ближайшее время моей жене сделают повторное обследование, которые, быть может, прольют свет на причины ухудшения ее состояния. Не знаю, есть ли в этом смысл. Но, скорее всего, для доктора главное — делать хоть что-нибудь, утешаясь мыслью, что не все его попытки помочь несчастной женщине тщетны. А по мне — лучше бы это все скорее закончилось. Я переживу все тяготы прощания с родным мне человеком.

Лишь бы гостья моих снов оставалась со мной. А вдруг когда-то я встречу ее на самом деле? Вдруг ее улыбка озарит мою жизнь наяву!

В эту ночь я засыпал, лелея трепетную надежду, что мое прекрасное видение одарит меня не только улыбкой, но и вымолвит хоть слово.

Она вновь пришла ко мне.

Мне снилось, что я лежу в своей постели, а она стоит у двери. Впервые я видел не только ее, но и все, что окружало нас, запомнил комнату, темное небо, свет ночных огней, проникавший сквозь оконную занавеску. Сегодня она была совсем другой, она явилась ко мне обнаженной. Ее нагота была совершенной и даже в какой-то мере пугающей. Всё в ней было слишком ярким, броским — огненного оттенка волосы длиной до пояса, огромные глаза, в которых бушевало неведомое пламя, сменившее былую скорбь.

Я не понимал, зачем она пришла сюда. Да это все и было абсолютно не важно, что-то подсказывало мне, что теперь все будет хорошо, теперь я больше не один, что она не оставит меня.

Она улыбалась. Несколько минут, а может и целую вечность, я любовался ее совершенством, ее молодостью, свежестью и тем радостным светом, который она излучала.

Я был не в силах шевельнуться, но чувствовал сладостное томление, с замиранием сердца наблюдая, как она медленно подходит ко мне.

Она склонилась надо мной и неожиданно обожгла мои губы огнем поцелуя и, обвив руками мою шею, прижалась всем телом.

То, что происходило дальше, я не в силах не только описать, но и вспомнить. Это было похоже на экстаз такого безумства, в котором никогда на всей земле не сливались воедино два человеческих тела. Я испытывал необъяснимое томление, продолжая вожделеть ее все сильнее, даже обнимая ее в неистовой страсти. Кроме ее объятий, мне больше ничего не было нужно, и на мгновение меня охватил страх, что все это вскоре закончится, и утреннее пробуждение разлучит меня с моей прекрасной гостьей.
В этот момент я открыл глаза. Почувствовав, что тело мое сотрясает озноб, а постель вся мокрая от пота, который ручьями стекает с меня, я услышал, как звонит в соседней комнате телефон.

— Господи, неужели уже утро? Господи, неужели мне сейчас сообщат страшную новость?Ты слышишь меня? — кричала мать моей жены, — Врач сказал, что ей сделают операцию и все будет хорошо! Они нашли у нее камни, это никакой не рак!

Боже, я не понимал ничего.

И тут, вернувшись в свою комнату и глянув на супружескую постель, я увидел — на белоснежной наволочке лежал длинный огненно-рыжий волос.

Автор Качуровская Светлана

Еще работы литературного конкурса «Твоя первая книга»

Комментарии

*

*

Твоя первая книга - Клуб книжных дебютов. Copyright © 2013-2019. По всем вопросам: yurykzn@yandex.ru