[responsive-menu RM="mobilnoe-menyu"]

Жёлтые цветы для актёра

Жёлтые цветы для актёраВчера ты была у меня,
Но тебе уж тоскливо со мной.
Под вечер ненастного дня
Ты мне стала казаться женой…
Что ж, прощай! Как-нибудь до весны
Проживу и один — без жены…
(И. Бунин)

Я встретил ее холодным мартовским вечером у театра. Раздавая автографы, я никак не мог отделаться от толпы поклонниц. Приходилось фотографироваться с девушками. Сначала мне это было приятно и даже льстило, но после нескольких месяцев достало. По мнению моих поклонниц, после работы меня никто не ждет, и мне некуда спешить. На самом деле они были правы по-своему. Меня никто не ждал, но мне было куда идти. В свою теплую и уютную квартиру. Меня там ждала бутылка вина, мягкий диван и книга, или же очередной сценарий. Вообщем… Было чем заняться, вместо того, чтобы стоять под мокрым снегом и позировать в обнимку с визжащими от восторга дамами.
В стороне от всей этой толпы стояла девушка. Красивая такая, притягивающая… Она стояла неподвижно, в своем белом пальто, скрестив руки впереди себя и смотрела не то на меня, не то сквозь меня. Мне тогда так интересно стало. Я, не глядя на толпу, направился к машине. Я открыл дверь, но сесть в машину не решился. Она попрежнему стояла в нескольких метрах от меня неподвижно, лишь повернув голову в мою сторону. У нее в руке я заметил свою фотографию. На секунду мое сердце сжало разочарование, которое тут же заменилось любопытством. Почему она не подошла? Почему не просит автограф? Меня в какой-то момент даже схватила непонятная злоба от того, что мне было холодно, мокро, устало, а я все стоял и смотрел на нее. Я захлопнул дверь машины и решился наконец подойти.
— Привет.
— Привет,- ответила она.
— Пойдем?- неожиданно для себя спросил я.
— Пойдем.
Мы сели в машину.
— Почему ты не подошла ко мне раньше?
— Я не люблю толпу. А так я могу спокойно с тобой поговорить.
— Это точно. Толпа- страшное существо, — вздохнул я. — Куда поедем?
— Поехали вперед.- ответила она и улыбнулась мне такой странной и притягательной улыбкой, какой потом кроме нее мне никто и никогда не улыбался.
— А для чего тебе моя фотография?
— Я подумала, что… надо попросить у тебя автограф… наверное…
— Ну так проси! — улыбнулся я.
— Не хочу. Хочу куда-нибудь, где тепло, хорошо…Я ведь совсем замерзла, пока ты раздавал автографы. Поехали к тебе домой!
Через десять минут мы зашли ко мне в квартиру. Я открыл бутылку вина. Она сидела за столом и говорила. И чем больше она говорила, тем меньше я понимал, что она вообще делает в моем доме.
Она чиркнула зажигалкой, пока я наливал вино. В кухне запахло травой. Мы выпили. Я смотрел на ее грудь в вырезе строгой рубашки и все ждал, когда же она уже докурит косяк и плюхнется мне на колени, и все наконец встанет на свои места. Но видя ее улыбку и эти безумные, сумасшедшие глаза, я не понимал, для чего именно она тут. С каждым ее словом она становилась мне все ближе. С каждым ее взглядом я роднился с ней. Мы говорили обо всем и не о чем конкретном. Потом я очень часто вспоминал фразу, сказанную ей в тот вечер, о том, что больше всего на свете она любит аэропорты и самолеты. Мог ли я знать, что возненавижу эту ее любовь!
Мы проговорили всю ночь. Когда она вышла из ванной в моей старой желтой футболке с вытертым до неузноваемости рисунком, я сидел на полу перед камином и смотрел старый альбом со студенчискими фотографиями. От ее распущенных мокрых волос запахло моим шампунем.
— Я приехала в Москву, чтобы посмотреть твой спектакль. Завтра я должна возвращаться в Питер, а потом в Женеву.
— Я тоже улетаю. На гастроли во Владивосток.
— Вот видишь, мы с тобой живем похожими жизнями,- сказала она, перелистывая толстые страницы альбома.
Тогда от этой фразы мне стало очень тепло, но это была только иллюзия похожести наших жизней.
До рассвета мы пролежали обнявшить, на ковре у догорающего камина. Вечером она улетела.
Мы не виделись, как мне показалось, целую вечность. Я вспоминал о ней каждый день. Лишь в самолете во Владивосток, мучаясь бессонницей, я проживал снова и снова нашу с ней ночь и понял, что не знаю, как ее зовут. Иногда мне начинало казаться, что она была моим видением. Казалось, что ничего этого не было. Но с тех пор я не мог никак найти мою старую желтую футболку…
Она пришла. К театру. Рано. Перед спектаклем. Это было в августе. Я шел к служебному входу, в лицо приятно дул прохладный ветерок с запахом осени. Она стояла с букетом ярко-желтых лилий, одетая в черное длинное платье.
— Привет,- сказала она и улыбнулась.- Я решила подойти к тебе до спектакля, потому, что потом у меня не будет времени.
— Привет! Ничего страшного… Пойдем ко мне в гримерную,- предложил я и открыл дверь.- Ты так надолго пропала? Я думал, что уже не увижу тебя…
— Я была в Италии, потом в Испании… Я работала. Но я скучала по тебе. Очень!- произнесла она и подойдя ко мне, обвила мою шею руками. Я снова почувствовал запах ее тела. Мне захотелось погладить ее по щеке, и в этот момент она улыбнулась. Я прижал ее к себе и целовал ее так страстно, что сейчас даже не могу почти вспомнить, как все это было. Я сжимал ее голову в своей ладони, мне одновременно хотелось разорвать ее на части и уберечь, защитить от всего мира. Меня сводило с ума то, что на ней не было даже нижнего белья. Она просто пришла ко мне через полгода в одном черном платье и с букетом желтых лилий…
Мы поставили цветы в вазу, она поправила прическу, расправила платье и подошла к двери.- Я буду смотреть на тебя неотрываясь.
— Почему ты не можешь остаться после спектакля?- спросил я.
— Просто мне нужно бежать, я прилетела всего на несколько часов.
— А куда ты потом?
— В Париж. Хочешь, прилетай, погуляем по Парижу.
— В твоих устах это предложение звучит прямо как «Давай прогуляемся по парку здесь за углом!»
Она открыла дверь и прежде чем выйти, взглянула на букет.- Знаешь, говорят, что желтый цвет- это цвет расставания. Но я в это не верю. Мне очень нравится желтый цвет.
— Говорят, что дарить желтые цветы- это к расставанию, а желтый цвет- это цвет помешательства. Так говорят…
Она ушла. А я снова не спросил ее имя.
В тот же вечер, я заказал себе билет на самолет. Поселился в отеле около Нотр-Дама. На той стороне Сены, где располагается множество маленьких картинных галерей и магазинчиков для художников. Бросил свой маленький чемодан в номере и пошел прогуляться. Было жарко и светило солнце. Я пошел по набережной и поймал себя на мысли, что даже не ищу ее. Люди проходили мимо, а я все шел и шел вперед. Вечером, поужинав в отеле, я переоделся и вышел подышать воздухом вечернего Парижа. Мимо меня прошло несколько пар, одетых в вечерние наряды. Они вошли в картинную галерею. Я последовал за ними.
Вход был свободным, со мной все здоровались, официант тут же подал мне бокал шампанского. В галерее проходил вернисаж какого-то художника. Места было мало, а людей очень много. Все они разговаривали на разных языках, пили, смеялись. Я остановился у одной из картин. Долго смотрел на Париж, изображенный на ней. Я повернулся, чтобы поставить пустой бокал на поднос официанта, как вдруг увидел её. Она стояла в противоположном углу галереи. По ее телу струилось светло-бежевое шелковое платье. Она разговаривала по-французски с какой-то дамой приклонного возраста. Пока я думал, что делать, к ней подошел мужчина, одетый в черный костюм, ласково обнял ее за талию, а она быстро и почти незаметно поцеловала его. В этот момент рассудок мой помутнел, я не помню, куда дел пустой бокал, не помню как вышел на улицу. Помню только как очнулся я на жестких и холодных камнях ночной набережной. Первое, что я подумал: «Почему в Париже на небе нет звезд?» Я огляделся. Она сидела в своем вечернем платье прямо на брущадке рядом со мной и наливала вино в фужер на тонкой ножке. Я с трудом поднялся.
— Я увидела тебя и хотела подойти к тебе поздороваться, но ты так быстро убежал, что я даже испугалась.
— А где же тот… Твой.. Ну…
— Так вот почему ты убежал! Не знаю. Я оставила его в галерее, но это было минут тридцать назад, так что возможно он уже куда-нибудь с кем-нибудь уехал. С тобой случилось что-то вроде обморока. Хорошо, что ты в воду не свалился!
Мы сидели у самой воды, в которой отражались огни ночного Парижа и пили вино. Под утро мы вернулись в мой номер и провели весь следующий день вдвоем.
Мы заказали обед в номер. Я не хотел ее отпускать от себя ни на шаг — боялся, что она снова улетит. Несколько раз ей удавалось выскользнуть из моих объятий, и тогда она, обмотавшись белой простыней, выбегала на крошечный балкончик и закуривала сигарету, а я лежал на постели и смотрел на нее. Ужинать мы пошли на Монмартр, а потом снова занимались любовью. И так до самого моего отлета. В моей памяти совсем смешались наши прогулки по Парижу, занятия любовью, разговоры и вино. А потом она отвезла меня в аэропорт.
— Скажи, тебе не странно от того, что я не знаю до сих пор твое имя?
— А зачем тебе мое имя?
— Чтобы ты хоть чуть-чуть стала ближе ко мне.
— А разве не такой ты меня любишь, какая я есть?
— Я не знаю, люблю ли я тебя… А ты…? Ты любишь меня?
— Я люблю. Всем сердцем люблю!
— Почему тогда ты постоянно улетаешь куда-то? Почему ты постоянно с другими мужчинами? У меня нет никакой связи с тобой, я даже не знаю, в какой стране ты окажешься завтра…
— Я сама не знаю, где я окажусь завтра. Даже сегодня вечером. А разве не в этом счастье?
Она поцеловала меня и пошла к выходу. Через четыре часа я был уже в серой и дождливой Москве. Снова спектакли, поклонницы, друзья, съемки в кино. Дни тянулись, а она все не приезжала. Я ждал ее когда пожелтели листья, я ждал ее с первым снегом, но даже к Рождеству она не приехала. В моей жизни женщины сменяли одна другую. Все они были добрые, хорошие, красивые, но они не были похожи на нее.
Она прилетела в Питер в начале марта. Я был с театром на гастролях в Санкт-Петербурге, но я не сомневался, что она меня найдет. Я увидел ее в первом ряду во время спектакля. Она улыбалась, на ее коленях лежал букет мимозы. Мы встретились на улице около выхода из театра, весь вечер гуляли по городу, и я читал ей стихи.
— Знаешь, я влюбилась..,- сказала она мне, когда мы пришли в отель.- Я выхожу замуж.
— Поздравляю!- ответил я, чувствуя, как голова моя становится тяжелой, и к горлу подступает ком.
— Но, знаешь, я думаю, что это не надолго. Это пройдет.
— А зачем тогда выходить замуж?
— Потому, что я безумно влюблена. Я не могу без него ни дня. Но я знаю себя- год — максимум полтора, и я уйду от него. Просто решила, что ты должен знать.
— А как же я?
— Я люблю тебя! Я не разлюблю тебя никогда!
— Как ты так можешь? — кричал я, обхватив голову руками. В ушах гудело, а комната поплыла в тумане. — Уходи! Уходи! Пошла вон отсюда!- кричал я.
Она взяла свою сумочку и вышла, закрыв за собой дверь. Я сел на пол и заплакал. Я рыдал, но надеялся, что вот-вот она вернется. Но она не пришла. Тогда я выбежал в коридор, я хотел ее позвать, но я не знал ее имени. Тогда я просто начал кричать «Вернись!» Я выбежал на улицу и пошел по проспекту. Я хотел попросить прощения, но ее не было. Только редкие прохожие косились на меня, потому, что на мне не было верхней одежды, а питерский ветер пронизывал до костей даже тех, кто был укутан в шубу.
С тех пор прошел почти год. Я ее не ждал больше, но знал, что она уйдет однажды от мужа.
Я лежал и смотрел в открытое окно во двор, где цвела сирень. Ее аромат наполнял мою синюю от рассвета комнату. В дверь раздался звонок. Я открыл. Она прошла, села в кресло и улыбнулась. И она сейчас сидит там в зале и курит. А я дописываю эти строки. Я совсем скоро умру.
Уже больше года я ношу с собой ампулу. И вот наконец я дождался. Когда я притворюсь, что у меня болит сердце, она сделает мне этот укол. Она поможет мне. И я знаю, что она не выдержит заточения, и тогда мы окажемся вместе…»
Эти записи я нашел при повторном обыске в квартире актера, дело об убийстве которого я веду. Его возлюбленная сделала ему инъекцию лекарства, которое его убило. Как она утверждала, он сам ее попросил сделать ему укол, назначенный врачом. Она не знала, что это его убьет, а не спасет. Но доказательств ее слов не было, а улики все были против нее. Несколько дней назад она покончила с собой в изоляторе временного содержания…

Поделиться в соцсетях

Опубликовать в Google Plus
Комментарии
  • Цепляет…

    Ответить
  • Очень жизненно, читается на одном дыхании.

    Ответить
  • Захватывающий сюжет))))

    Ответить
  • Алексей Зорькин:

    Хотя я не очень люблю сюжеты, где печальные события.
    Но написано действительно интересно!
    Спасибо!

    Ответить
  • Александр:

    Сюжет мне тоже очень понравился. Зацепил. Спасибо большое.

    Ответить
  • Мария:

    А я так надеялась на счастливый исход((((

    Ответить
    • Говард Фьерд:

      …если был бы счастливый исход было бы не так интересно.

      Ответить
  • Александр Валитов:

    Мне это произведение напомнило «Игру в классики» Кортасара, а именно тем, что герои находят друг друга, отдаваясь внутренней интуиции или игре случая. Волшебное чувство. Но в то же время рассказ заслуживает прорицания по целому ряду моментов. А именно, мне не хватило некоторой зрительной последовательности сцен и логичности повествования, в том плане, что, как кажется, автор непроизвольно дорисовывает некоторые моменты в воображении, а не расписывает их. В целом дарование заслуживает того, чтобы его развивать.

    Ответить
  • Рассказ стоящий внимания, а если проще — мне понравился, а если ещё проще — белая зависть: уж больно сюжет привлекательный, особенно развязка. Но, согласна с Александром: некоторые моменты притянуты автором за уши, и сразу ламается сюжетная линия (к примеру, не верится, что он не знал имя любимой, в конце концов сам бы дал ей имя. Остальное не буду указывать, потому как не нашла имя автора, кто написал этот рассказ? Некоторые замечания: «злоба схватила» правильней будет «злоба охватила». Потом, это опечатка «приклонного возраста»?. Но, конечно, нужен автор, кто он? Успехов всем, Мария. Эстони.

    Ответить
  • В жизни таких женщин много,но самоубийств зрелых и успешных мужчин из-за какой то психопатки не бывает(он на ней не женат,детей нет,связей длительных нет и т.д.)
    Да и зачем ей самоубийство если она так влюблена в другого?
    Да и в изоляторе тебе не дадут покончить с собой.
    Выдумка далекая от реальности(фантастика).

    Ответить
  • Эпиграф Бунина вообще не к месту при такой концовке.

    Ответить
  • Гэльтани:

    Рассказ какой-то сумбурный, героям не сопереживаешь, мотивы их поступков не раскрыты до конца. По сюжету слегка напоминает горьковского «Макара Чудру» тем, что пара решила соединиться в ином мире.

    Ответить
  • Олеся:

    Чудесный захватывающий рассказ!
    Замечательная работа. Мне очень понравился выбор героев. Зачастую, подобные женщины выбирают тихих и спокойных мужчин. И все идет по определенной схеме. Примером может служить, песня Машины Времени «Он был старше ее». Здесь же мы видим совсем иную историю.
    Есть, однако, и несколько недочетов.
    Впечатление портит пристрастие автора к тавтологии.
    Кроме того, лично мне хотелось бы увидеть более подробную концовку.
    Надеюсь, что вы правильно воспримите мою критику. В общем мне очень понравился рассказ и надеюсь, что я еще множество раз буду получать удовольствие от чтения ваших работ!

    Ответить
  • Rose Absolu:

    А кто автор?

    Ответить
  • Rose Absolu:

    Видимо, подобно главной героине, автор решил остаться инкогнито?
    Ну что…
    У меня нет слов(!)
    То самое острое изящество, которое я так люблю.
    Та самая гармония формы и содержания.
    Сюжет. Детали.
    Красиво. Со смыслом…
    Не буду ничего больше говорить.
    Очень родной для меня рассказ….

    Ответить

*

*

Твоя первая книга - Клуб книжных дебютов. Copyright © 2013-2018. По всем вопросам: yurykzn@yandex.ru